DC
Apocalypse
комиксы DC • постап • NC-17
новости

Алек — 23 поста

Памела — 17 постов

Покоритесь Дарксайду

Лучший пост от Харли Квинн Ее личное сокровище, дорожка в будущее, которого она не знала, красовался острыми углами тела, показывая изгиб позвоночника за плотной тканью смирительной робы. Харлин прикусила губу. Еще чуть-чуть я смогу ее снять. Как знак доверия между психиатром и пациентом, конечно, символ того, что ей больше нечего бояться. Он ее, а она его. И... Легкий румянец коснулся щек. Мутная смесь эндорфинов и акситоцина уже бежала по молодому телу, забирая концентрацию, затуманивая мысли желанием.

Лучший эпизод Still waters run deep Бэтгерл и Барри Аллен

флудер Коннор

почетный мыслитель Рой

ваша смерть близка!

    DC: Apocalypse

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » DC: Apocalypse » Endless space » Still waters run deep


    Still waters run deep

    Сообщений 1 страница 10 из 10

    1

    Still waters run deep

    https://d.radikal.ru/d16/2111/b3/d191412564a1.jpg

    Приговорены: шериф Кейтлин, археолог Эзреаль;
    Приговор будет произведён: Заун и Пилтовер;
    Обстоятельства преступления: <..>

    Отредактировано Джеймс Салливан (2021-11-29 13:15:17)

    +2

    2

    И ты со-вер-шен-но не причём... — Развлекался сержант, изображая натужное сочувствие. Он закинул свои короткие ноги на стол, поближе к носу заключённого, и демонстративно расшнуровал берцы. Продвинутый Пилтовер практиковал разнообразие унижений, но физическое никогда.
    Я ворую у богов и героев древности, а не рыночных торговцев. Это называется археология. — Попытка Эзреаля откинуться назад, оборвалась длиной наручников, привязывающих его к столу. Механизмы сжали кисти сильнее, Лимеру пришлось облокотиться о тонкий поручень локтем, чтобы не показать боли.
    В этой комнате, на штукатурку стен которой так поскупились, они были вдвоём, напрасно убеждая друг друга в том, на что оба никогда не согласятся. В этом заключалась их работа.
    Значит ли это, что мне стоит позвонить Азиру или Зер'олу, чтобы попросить у них подписать заявления? — Усмехался визави отбеленными зубами.
    Послушай, Руберт. Сейчас тебе очень весело изображать из себя крутого полицейского, но моё задержание непременно станет политическим конфликтом, ведь я посол Демасии и доверенный советник Краугардов. Не говоря о том, сколько жизней Пилтовера я спас своими подвигами, и какие последствия наше с тобой недоразумение принесёт в общество. Это я обезоружил Барона Овсолона и сломал все планы Заунского Лича. — Заговорил мужчина со всей блистательной убедительностью, на которую только был способен. Громогласные связи и подвиги, совершенно не привязанные к земле — или прибитые как стул, на котором он сидел.
    Конечно же. Джарро Пёрышко, самый прославленный хвастун из Пилтовера, как я мог забыть! Автограф поставите? Вот на этом признании. — Откровенно смеялся Руберт так, что его камзол натягивался в груди и животе. Он не первый, кто не верил в то, что именно Лимер стал прообразом народного героя; и большая часть рассказов о нём действительно была выдумкой, созданной даже не сбежавшим от дяди подростком.
    Это прозвище давно устарело. — Мимика Эзреаля едва заметно помрачнела, завязанная на подростковом прозвище мечта была разбита в дребезги, но осколки он так и не достал.
    Теперь ты уже сразу Петух? — Офицер хотел было продолжить, но шум прибитой к стене трубы заставил его оторвать свой костлявый зад со стула, вместе с насмешливым взглядом на подозреваемом. Руберт приложил аппарат к уху и размеренно замотал головой, как будто на другом конце его кто-то мог увидеть. — Пришли результаты экспертизы. — Вспомнил про Эзреаля сержант. — Поздравляю с повышением срока и тяжести преступления! Теперь тобой займётся шериф. — Он стал забирать свои вещи, смещаясь к выходу.
    Только не она. Парень, она же настоящая зануда, задушит уже только монологом про локти и стол. Руб, я всё прощу, только не уходи! Ты что, вот так подставишь нашу зарождающуюся дружбу с запахом сдохшей жабы у тебя в ботинках? — Мужчина раскидывался словами прекрасно зная, что настоящий полицейский ответить ему уже не сможет.
    Ублюдок. — Открыл дверь офицер. — Наслаждайся. — Прежде чем исчезнуть, он пропустил в комнату допросов стройную женщину, сексуальную настолько же, насколько холодным и фригидным был её взгляд. Сама она, наверное, называла его ПРОФЕССИОНАЛЬНЫМ.
    Кейтлин почти не изменилась за эти годы. Упругую кожу кое где пересекали морщинки, но сами черты всё равно оставались красивыми, почти классическими. Пережатая ремнём талия заставляла думать о её плоском животе. В длинные, густые тёмные волосы по прежнему можно было спрятать карту сокровищ. Но самое главное, что не поменялось — Кейтлин так и не ладила с Эзреалем, и лишние попадания блондина на радар полиции отнюдь не сопутствовали доброжелательному отношению. Может быть ещё в детстве она заклеймила его якальщиком, когда мальчишка выдумывал родителей, которые его якобы навестили; преподавателей, которые ему словно бы что-то разрешили наперекор уставу; друзей, которые устроили ему полноценную экскурсию в Заун, а не он сам сбежал. Эзреаль всегда скрывал от Кейтлин риски под ложью, не столько потому, что привык полагаться только на себя (и дядю), сколько потому, что никогда не воспринимал девочку иначе как ограниченную учебником заучку. Спустя годы Шериф доказала свой профессионализм всему Пилтоверу, и Эзреаль бы нисколько не удивился, если бы она знала наизусть каждый сборник законных актов вплоть до статей и глав. Как будто в самой жизни были точно такие же подпункты или, хотя бы, правила.
    Лимер понимал, что с этим врагом по это сторону стола допросов, ему почти не тягаться, поэтому заранее устало выдохнул:
    Давай на чистоту, Кейтлин. Я только что получил место в Лиге Искателей, которого добивался десятилетием. Зачем мне подставлять себя какой-то бросовой безделушкой с рынка? Я бы не стал её использовать даже в паровом цикличном двигателе. — Говорящий поднял одну светлую бровь, чтобы сделать акцентом вопроса. Но ведь Кейтлин это итак наверняка уже знала. Понимала, что Эзреаль не при чём в той краже, что доказательства против него не терпят здоровой критики, и что мужчину задержали прямо на улице, потому что он этого никак не ожидал, не был готов к такой реакции на себя так как ничего не совершал на той рыночной площади. Зато она наверняка понимала и кое что другое.
    Кейтлин положила на стол артефакт в виде металлического идола — мощный магический генератор, ПОЗАИМСТВОВАННЫЙ в Академии, и хекстоковые приспособления, снятые с перчатки. Всё это обнаружили при задержании: и если прежде обвинение было таким же дешёвым, как пропажа того торговца, то теперь ему вменялись действительно серьёзные обвинения.
    Пусть Вай отпустит шею моего адвоката и даст ему дойти сюда.

    Отредактировано Джеймс Салливан (2021-11-28 05:49:21)

    +2

    3

    Кейтлин аккуратно перекладывает перчатку в небольшой чемоданчик. Вообще-то конфискованные вещи должны или находится в хранилище вещественных доказательств, или в специальном сейфе до передачи, например, ученым или криминалистам. Вот только за этим артефактом давно охотился чуть ли не каждый яйцеголовый Пилтовера, страстно желая разобраться в столь необычных свойствах и, если получится понять, использовать на благо прогресса. Честно, брюнетка совершенно не желала этого и у неё были свои причины. Первая, в памяти все ещё были свежи события почти десятилетней давности, когда Хекстек в момент поменял все и не в лучшую сторону. По крайней мере, у шерифа работы увеличилось. Это Советники вещали с трибун о близящемся прорыве, прекрасном будущем и снижении напряженности в отношениях с Зауном, но она-то знала правду. Вторая, не смотря на прилипшее восприятие женщины, как живом вместилище всех положительных качеств, которыми должны обладать миротворцы, была холодным расчетом. Она знала, что блондин, сидящий за столом, с браслетами наручников на запястьях, едва ли готов так легко и просто расстаться с единственным предметом, что, по сути, делал его неуловимым. Опустим детали его поимки, чтобы не ранить нежную гордость Эзреаля, но он точно захочет реванша, а значит запертый в личном сейфе магический атрибут послужит рычагом.
    Кейт было совершенно не стыдно признать, что ей нужна помощь, вот только свободолюбивый археолог едва ли просто даст свое согласие, да ещё и примет её лидерство, скорее рассмеется в лицо и исчезнет во вспышке золотого света до следующего возвращения в город. Но, к счастью или к сожалению, в этот раз Фортуна так подло от него отвернулась, сверкнув томным взглядом и вильнув бедрами, а он попал прямо в объятья подчиненных шерифа. Вот так и рушатся карьеры. Задержание было обоснованным, правда, мало кто знает, что за показания торговца некто отвалил немного звонких монет и одну безделушку взамен украденной. Подстава, да. Подло, бесспорно, вот только это – меньшее зло. Брюнетка прекрасно знала, что найдет в сумке искателя приключений. Он и так давно ходил по краю, испытывая терпение Совета, но за него вступались, тот же Джейс и дядя, все ещё имеющий влияние, пусть и не входящий в небольшой круг сильных города прогресса.
    Подхватив со стола ящик, она сняла свой цилиндр и, поправив камзол, направилась в сторону комнаты допроса. Прямо перед носом распахнулась дверь портала, заставив замереть и в коридор вынырнул Руберт, слегка покрасневший и явно раздраженный. Оно и понятно, не все готовы терпеть острый язык блондина, особенно, когда он считает, что виноваты все, кроме него. Вслед доносятся слова, в голосе наигранное отчаянье и звонкие нотки. Без ответа фраза не осталась, но Рут, будучи профессионалом, не смотря на некоторые свои недостатки, особенно в чистоплотности, все же был профессионалом и, скрыв усмешку, вышел, пропустив вперед начальницу, кивнув ей.
    С Эзреалом она не виделась, наверное, год. В последний раз их встреча произошла на одном из балов, посвящённых основателям Пилтовера и, насколько она помнила, они потявкались. Впрочем, как и обычно. А теперь, - вы только посмотрите! – он сидит перед ней, закованный в наручники, пытается натянуть обаятельную улыбку, но, так и не дождавшись чего-то более, чем холодного взгляда, начинает тараторить. Кейтлин слушает, кивает кое-где, не споря с аргументами и медленно, наслаждаясь тем, как в глазах тухнет этот огонек превосходства и полной уверенности, ставит на стол артефакт. Не перчатку, нет, но кое-что другое, добытое не в странствиях, а в кабинете исследовательского центра. Доказать причастность Лимера было почти невозможно, по крайней мере, пока она его не арестовала.
    - Хекстек, магическая безделушка – все, что в ведомстве местных ученых, Совета, и числится в списке пропавших вещей. А теперь - украденных. – Отодвинув на край стола статуэтку, она укладывает перед носом бокс и вскрывает его. На свет появляется перчатка. Та, что стала почти родной Эзреалю, кажется, он даже на мероприятия ходил с ней, хотя, возможно, это лишь её воображение не могло отделить одного от другой. – Ты понимаешь серьезность выдвигаемых в твою сторону обвинений и знаешь, какой именно суд будет ждать и какой приговор будет вынесен, даже если тот бедолага, на шее которого Вай держит свои руки окажется лучшим в Рунтерре.
    Мифического адвоката не было, это они оба знали, а также блондин знал, и кое-что другое – преступление, которое он совершил, скорее всего, будет причислено к преступлению против Пилтовера, а значит суда, как такого, не будет. Лишь советники и их голосование. Нечестно, да. Но он мешает их играм в большой песочнице, к тому же, вредит репутации и других структур.
    На все ещё казавшемся мальчишеском лице играют эмоции. Нет, не досада или, скажем, страх, азарт, веселье, вот только глаза впились в ее лицо, ища признаки блефа или призрачную надежду. Но Кейт привыкла быть ледяной королевой, получив из-за этого много не самых приятных прозвищ. Она вздыхает, выуживает артефакт и откидывается на жесткую спинку стула, поддевая ногтями более современные улучшения, прикреплённые к древности, несущей магию. Сначала с кольца на запястье, небрежно бросая его в открытый ящик.
    - Хеймендиргер попросил доставить её в первозданном виде, до твоего грубого вмешательства. Хочет исследовать. Давно глаз положил и очень обрадовался, узнав, что тебя обвиняют в краже. – Она врала лишь частично. Йордл действительно желал игрушку Лимера, вот только никто кроме Руба, Вай и шерифа не знал, какие действительно будут выставлены обвинения. Пока что, она не доносила о находке во время обыска. – В общем, мне нужны твои показания, затем подпишешь протокол и начнем составление. Правда, этим будет заниматься Руберт, у меня дела в Нижнем городе…

    +2

    4

    Эзреаль водил запястьем внутри стенок металлических браслетов, чтобы хоть как-то расчесать зудящее чувство на шраме левой руки. Попытки не приносили должного удовлетворения, под кожей по прежнему сладостно жгло, вызывая раздражение, которое было невозможно удалить вместе с этой комнатой допросов, обвинением, монотонной речью служащих и желанием Кейтлин докопаться. Прямо сейчас Эзреаль должен был быть на пути в Нашраме, но в качестве окончательного освобождения мужчины этот туристический повод выглядел достаточно слабым. А уж если они начнут выяснять, что-то о его делах на южном побережье...
    Выбросив наручники на единственное доступное расстояние, блондин откинулся назад и посмотрел на Кейтлин. Её синие глаза как хрусталики в артефакте, которые теперь пришивают к его делу. «Наконец-то Искатель Пилтовера больше ничего не будет искать и город заживёт без катастроф от его находок».
    Понятия не имею, что делает эта игрушка. — Выразительно кивнул Лимер на статуэтку из Академии. — Недавно нашёл её и как раз отправлялся в музей дяди. Думал, это из пережитков наездников дорменов. Детская кукла или вроде того. А разве нет? — Синие глаза видели его насквозь. — Да, хекстековые изобретения моего авторства. Как маг и учёный в одном лице, я абсолютно контролирую данный новаторский продукт. Кстати, это не для общего пользования, шериф. Я бы на вашем месте не трогал всё подряд. — Предостерегал Лимер визави, только бы она не сделала глупости. Глупостью было всё то, что могло навредить Эзреалю.
    На самом деле, не смотря на врождённые способности к аркейну, археолог абсолютно не владел магией: настроить частоту механизмов для создания отдельной передачи для него было гораздо проще, чем настроить собственные желания и мысли по какой-то абстрактной схеме прихотей. Заточённые в камнях магические осколки реагировали на конкретные фазы взаимодействий — искусственных (хекстек) или естественных (мага). Искусственные, то есть физические и химические состояния просто записать или подделать, но как подделать естественную составляющую? Сопряжение Эзреаля с перчаткой было едва ли не единственным исключением из правил, но даже с Перчаткой мужчина не был уверен, что открыл все возможности артефакта.
    Эзреаль сдвинул брови, когда Эмерия стала снимать его изобретения одно за другим.
    Хоть не длинный нос Вайдо Виоланте об этом узнал первым со своим АТЛАСОМ. — Ещё дразнил он голосом, хотя теперь вырастающее в груди раздражение стимулировал не только зуд на запястье. — Но и Хеймердингер не понимает настоящей значимости Перчатки, которой даже пользоваться не в состоянии! — Эзреаль вовремя остановил себя, чтобы перевернуть ракурс беседы, и не дать Кейтлин остальных поводов. — Очевидно, что это всего лишь один фрагмент древнего доспеха. Собранные вместе они способны превзойти самого Вознёсшегося. — Пусть так. Сойдёт за пыль в словах. — Правда, если они будут ему по размеру. — Лукавое окончание с голубым прищуром.
    Кейтлин выкрутила гаджет у основания перчатки и вместе с этим отпало что-то внутри Эзреаля. Шериф, сама того не ведая, лишала его дополнительных шансов — а может быть как раз очень то и ведала? Разум под ультрамариновыми линзами напротив считывал каждую реакцию археолога. Ему немедленно требовалось выкинуть что-либо, чтобы остановить её.
    Кейт, хватит этого всего. — Голос стал заметно мягче, а сам Лимер обратно прильнул к столу — теснее прижимаясь через него к женщине, пользуясь доступным от рождения обаянием красивого лица. Популярностью прежде он наслаждался, как теми мыслями, которые мог вызывать в окружающих. Кейтлин могла бы и сама пользоваться оружием своей внешности, для этого ей всего то лишь нужно перестать всем доказывать, что она самая умная. Перестать зажимать своё сексуальное тело в заточенных на формальностях движениях, отбивающих всё желание не смотря на топ и короткую юбку. — Сколько мы знакомы и всегда заканчивали на этом, пора попробовать что-то новое. — Пальцы в наручниках дотягивались только до кисти шерифа.
    Если бы напротив сидела и не Кейтлин, а оппонентка более фривольная, это может быть и сработало. Но с Кейтлин даже аккуратный намёк превращался в похабный вызов.
    Ещё одна запчасть улетела с Перчатки. Лимер старался не смотреть на наиболее важный перстень, прикрученный к шуримскому артефакту. ХВАТИТ ЛОМАТЬ ЕГО ВЕЩИ!
    Руб, она нас благословила! — Выкрикнул в дверь Эзреаль, но Руберт этого, конечно же, не слышал. — Нижний город не для тебя, там не пьют чай по расписанию. Вай должна была бы сказать тебе это на какой-нибудь экскурсии... Или вам насаждали с автографами ПОДПИШИ КАК МОЯ ЛЮБИМАЯ ПРЕДАТЕЛЬНИЦА? — Подразумевал говорящий настоящее отношение к Пилтоверскому Миротворцу снизу. — А она и подписать не могла из-за кулаков.
    Тонкие пальцы Кейтлин коснулись очередного устройства.

    Отредактировано Джеймс Салливан (2021-12-04 05:45:17)

    +2

    5

    - А ты в состоянии? – Насмешливой холодностью отдает голос, звучит он громко и уверенно – все это её территория и она тут хозяйка. Наверное, Лимеру было бы проще смириться с данным фактом и, возможно, у него получилось бы отделаться малой кровью. Увы, - а с точки зрения полиции, ура, - но Эз не отличался ни терпением, ни дальновидностью в некоторых вопросах. Конечно, его гения хватало на изобретение дополнительных примочек для артефактов, поиска забытых, древних сокровищ и планов побега после очередного проступка, но даже эту поимку он не смог предугадать, опираясь на логику или аркейн. Во владении последним, как минимум в том смысле, как это делают маги, брюнетка сомневалась. -  Слушай, мне некогда с тобой вести светские беседы, распивать чай, оттопырив мизинец, вспоминая, что мы с тобой происходим из благородных семей и знаем друг друга едва не с пеленок… Просто сделай то, что я прошу и отправлюсь по своим делам, а ты изучишь новое подземелье. Поправь меня, если я не права – ты же впервые будешь в следственном изоляторе Дворца пилтоверских миротворцев, да? Насколько я помню, стены тюрьмы впервые примут столь, кхм, образованного молодого человека в свои холодные, каменные объятья.
    Учитывая градус речи и ровный слог, интонации которого шли в одном ритме, могло показаться, что они действительно сидят за круглым, чайным столом, украшенным кружевной скатертью и им, только-только принесли горячий чай в фарфоровом чайничке. Чопорность момента портило только одно – в руках Кейтлин все ещё держала магический предмет, поддевая ногтем очередной выступ, смотрящейся весьма инородно на древней коже и таинственном металле.
    Очередной щелчок сообщает, что новая примочка на перчатке отсоединена, постепенно артефакт возвращался к первозданному виду, что, как казалось, Кейт, должно не просто разозлить археолога, а довести до ручки. И вот в этот момент, синие, непроницаемые глаза, следящие за каждой морщинкой на лице собеседника, вспыхнули. Она ждала его срыва, надеясь застать изменение, зацепится за него и ковырять ранку, пока не получит желаемого.
    - Собранные вместе они способны превзойти самого Вознёсшегося. – Понять лукавит он или говорит правду женщина не могла, да и её это не касалось, как не касались и прочие штуки, связанные с магическим началом Рунтерры. Сейчас она преследовала иные цели.
    - Да мне плевать, если честно. – Безразлично пожала плечами Кирамман и улыбнулась, столь же холодно, будто бы родилась не в столице прогресса, а в далеком, северном Фрельйорде. Но потом эта самая улыбочка меняется, один уголок губ устремляется выше, перекосив лицо в ухмылке. Она чуть меняет положение тело, теперь сидит к своему узнику в пол-оборота, уперев артефакт в колено и положив локоть на край стола, тоже, в свою очередь, сократив между ними расстояние. – Что-то новое, говоришь? Давай! Давай ты перестанешь врать и изворачиваться и, в кой-то веки, признаешься, а? Представь, как всех это шокирует. Эзреаль Лимер наконец-то осознал свое поведение и принял соответствующее наказание. Прямо вижу заголовки газет!
    Она почти смеялась и, откинувшись на спинку стула, поигрывая на его нервах тем, что то и дело поддевала ногтем указательного пальца витиеватую вставку на тыльной стороне ладони. Кейтлин преследовала цель. Да, ей нужен был Эз, чтобы осуществить задуманное и, в первую очередь, она хотела не просто напарника, а человека, на которого сможет положиться и которого будет в состоянии хотя бы частично контролировать. Увы, археолог не вписывался ни во что из перечисленного, но за неимением лучшего… Да, конечно, она могла бы обратиться к Вай, но той люди из Зауна не доверяют, считают её предательницей, обменявшей свободу на уют. Не все, конечно, так считают, но многие.
    К тому же, женщина уже вела свою операцию, а столь щекотливое задание Кейт едва ли могла доверить кому-то ещё, кроме своей подруги и себя. Возникал вопрос – кто же в состоянии помочь? Ответ появился неожиданно, но едва ли был готов подставить себя ради других. Об эгоизме златовласого мужчины она помнила ещё со школьной скамьи. Он слишком рано повзрослел в некоторых вопросах после гибели родителей и теперь во главу угла ставил себя и свои интересы. Ей пришлось придумать план, рискованный, который мог ей стоит значка, но Фортуна повернулась к ней лицом и Эз сам влип в переделку, поддавшись искушению.
    - О, за меня не переживай. Я девочка взрослая, корсет себе сама шнурую. Другое дело ты, не распыляйся. Лучше думай, о чем будет говорить советникам. Пусти на это все свои силы и все свое очарование. – И вновь ровный и спокойный голос, холодный взгляд. Она менялась как море и была столь же непредсказуемой. – Дело плевое, всего-то найти одного торговца, у которого купили кое-какие аркейновские безделушки. Собственном, именно из-за них в Пилтовере введен режим чрезвычайной ситуации.
    Он должен был слышать об этом, по причине повышенной готовности, даже на самых пустынных улицах города находились патрульные, так что было просто отправить за Лимером слежку. Но кто это докажет?
    - Итак, давай не будет отнимать друг у друга время. Подпишешь протокол?

    +1

    6

    «Сделай, что я тебя прошу» — отторгаемая в любой другой ситуации фраза вызвала у Эзреаля неподдельный интерес хотя бы затем, чтобы ответить превозносимой Пилтовером Кирамман отказом. Работать с шерифом? За кого они все его держат? Запнувшись о поставленный Кейтлин порог мужчина всё больше и больше закипал изнутри, подогреваясь собственным азарте. Кстати, кто-нибудь знал, что на самом деле в полицейском участке не чаи гоняют, оттопырив свои белые пальчики? От чая мозолей не бывает.
    Сейчас этим белым пальчиком она ковыряла приборы на перчатке, раскручивая одно крепление за другим.
    Я что-нибудь придумаю... — Заставил себя оторвать взгляд от её рук Эзреаль. — Руб же не ушёл далеко? Его протез может пригодиться. — Им обоим было просто смеяться без улыбки, просто каждый делал это по-своему. Больше всего говорил Эзреаль окружённым и скованным, до других средств ему не позволяла дотянуться цепь наручников.
    Не сняла — она выдернула конденсатор, накапливающий и преображающий мистическую энергию для функционирования прикреплённых Эзреалем гаджетов. Без него задумка искателя стала рассыпаться, как песок в стеклянной колбе часов. Утекающие вниз мгновения, вместе с накопленным зарядом и диэлектрической проницаемостью время закопает всё это в нижней секцией под горкой. У Лимера остался лишь один, последний козырь, нацепленный на Перчатку у мизинца, на тыльной стороне. Вот-вот и артефакт уже будет не вернуть... По крайней мере так просто, как хотелось бы.
    Действительно, за кем же ещё Пилтоверу следить с таким рвением. — Эту часть он выслушал от Кетйлин с удовольствием. Оно начиналось со слишком большой буквы ЭЗРЕАЛЬ. — Ты сейчас берёшь интервью у звезды, между прочим. — Усмехнулся в ответ мужчина. Прежде, юнцом, Эзреаль хватался за свою репутацию как за что-то важное, напрасно доказывал вслух, что это именно он сделал что-то невероятно хорошее или не допустил чего-то невероятно плохого. Теперь репутация, особенно плохая репутация, стала его инструментом, средством внушать ожидания и обманывать оные. Хотя обмануть ожидания Кирамман было значительно сложнее, она смотрела сквозь репутацию, пытаясь сразу вычленить вполне себе реальную, а не выдуманную человеческую личину. — Да, слышал про эту твою проблему. — Заметил вслух блондин насчёт самостоятельных курсов завязывания корсета, и сразу же продолжил. — Как слышал и про Туза, баронского отщепенца. — Он наклонился поближе к столу, как к ещё одному собеседницу интимного разговора, живой голос изменился до заговорческого шепота.
    Синие глаза в тени стали казаться серыми.
    Ничем не могу помочь, шериф! — Резко воскликнул Эзреаль, разбивая тишину вдребезги. — Сотрудничать с полицией? — Вздёрнул одну бровь говорящий. — Моя знакомая Кейтлин настолько наивна, что до сих пор ходит на выборы Совета. — Хотелось закинуть ноги на стол, но из-за наручней ему пришлось бы изворотиться для этого. Момент упущен. — Давай твой изолятор или что там умещается в финансирование участка после коррупции отдельных посредников. — Лимер решил поставить точку, хотя ему и хотелось поболее растянуть издевательский момент. Как будто было недостаточно унизительно уже то, что примерный шериф что-то вообще предлагала недостойному.
    Вероятно, Кирамман тоже хотела поставить свою точку: в этом был её привычка перфекциониста или так нашли выход сдерживаемые эмоции, а может быть причина была более сложной. Рука легла на последнюю деталь устройства, чтобы...
    Ты победила! — Опередил её блондин. — Что же Кейт, твоя взяла. Я всё сделаю. Просто проверял твою выдержку, а ты не подвела. — Комплименты не подходили ситуации. — Что именно от меня нужно? Если это связано с туннелями под городом, то мне потребуется зайти в один музей. Нам потребуется. — Поправил самого себя мужчина.
    Прочитав что-то на лице Кейтлин, Эзреаль добавил:
    В первый раз что ли? — Поинтересовался он, всё ещё протягивая руки, ожидая освобождения. — Заключаешь сделку.

    Отредактировано Barry Allen (2022-03-22 08:22:47)

    +1

    7

    Для Кейтлин эта игра напоминала шахматы. Ей нужно было продумать все ходы и возможные атаки оппонента. Более того, она прекрасно осознавала, что находиться в более выгодной позиции, чем Эзреаль. Почему? Во-первых, все, абсолютно все, кто хоть раз встречал или знал археолога, догадывался о его невероятной, почти фанатичной любви к перчатке. Честно говоря, женщина ни разу бы не удивилась, узнай она, что блондинчик и во сне её не снимает. Впрочем, про неё и её цилиндр говорят ровно тоже самое, совершенно забывая разделять работу от личной жизни. Во-вторых, как уже замечала Кирамман, его взяли с поличным и, если так подумать, список обвинений, даже тот, который был составлен сейчас, вполне оттянет на ордер на обыск и кто знает, что именно там найдут миротворцы и какой, по итогу, вердикт вынесет Совет. Брюнетка не считала собеседника полным идиотом или недальновидным глупцом, как бы не храбрился и не язвил Эз, он и сам мог провести логические линии и сделать определенные выводы, прикинув свои шансы на благополучный исход, которые уже стремились к мизерным. И, наконец, Кейт дала ясно понять, что, пока что, никто, кроме пары сотрудников не в курсе, по какой причине Лимера привели сюда.
    То есть, она могла сделать любой ход и, если он не поможет, переключиться на другой аргумент, но Кейтлин слишком хорошо знала мужчину и понимала – так просто загнать себя в угол не даст, будет отбиваться и парировать, поэтому она бросила все, окружив и медленно подводя к краю, пока вся эта ситуация окончательно не выбьет его из колеи. Эзреаль достойно держал маску, пытался уколоть шпилькой, заинтересовать в себе, как в информаторе, - он был так близок к успеху, но выбрал не ту дверцу, - вот только на против него сидела каменная статуя и только глаза поблескивали в жёлтом свете ламп и неровных лучах дневного солнца, просачивающегося в небольшое окошечко у потолка, зарешеченного стальными прутьями.
    - Я думала, ты умнее, - с наигранным сочувствием произнесла Кирмман. Она покачала головой, цокнув языком, но, пожала плечами, мол, что поделать, не в моей компетенции переубеждать тебя, в конце концов, мальчик ты уже взрослый. – Что ж поделать, видят Высшие Силы, я пыталась дать тебе шанс. Хорошо, сейчас я закончу с артефактом и предоставлю тебе документы. Подпишешь и направишься в изолятор до момента, когда будет закончена опись твоего имущества. Мне правда очень жаль, Эз.
    Но вот в голосе совершенно не чувствовалось не горечи, ни мнимого сожаления, на лице оно тоже не отражалось, лишь холодный расчет и беспристрастность – все то, чем должны славиться пилтоверские миротворцы в общем и их шериф в частности. Конечно, она могла бы отослать блондина, вызвав Руберта, но оставалась ещё одна деталь на перчатке, а значит, даже если Лимер не блефовал и действительно предпочитал суд совместной работе, то вот эта примочка будет просто той самой каплей меда лично для брюнетки.
    Её пальцы вновь касаются инородного предмета на старинной коже и металле, таком новеньком и блестящем, по сравнению с самим артефактом, короткий, крепкий ноготь поддевает край и слегка тянет. Последняя капля падает в чашу, археолог останавливает её и, по мнению самой Кейтлин, слишком уж поспешно.
    - Что, прости? – Она медленно переводит взгляд синих, холодных глаз на визави и губы едва подрагивают, сдерживая улыбку победителя. Столь же медленно, наверное, для Эза даже мучительно, отвела руку от устройства. Сладко улыбнувшись, она придвинулась чуть ближе, жестом предложив продолжить. Вот только, увы и ах, он начал совершенно не с того, с чего требовалось. – Наконец-то ты начал вести хотя бы в половину своего возраста.
    Отодвинув в сторону то, что археолог считал своей собственностью, шериф подняла и поставила на стол ящик, в котором изначально принесла сюда проводник аркейна. Короб обрывал связь артефакта с магией и, соответственно, перемещение перчатки было безопасным. Уложив её внутрь, закинув и то, что она успела оторвать, захлопнув крышку, Кейт расплылась в улыбке.
    - Ох, не торопись, расскажу тебе кое-что ещё, - она скептически взглянула на честнейшее лицо, которое состроил Лимер и фыркнула, услышав его замечание. Пусть думает, что ей, как миротворцу и поборнику морали и закона действительно в новинку подобная игра. Не портить же столь чистый образ и чужие заблуждения, верно? – Итак, вот пара правил. Во-первых, ты делаешь то, что я скажу. Скажу подойти и поговорить с кем-то – подойдешь, скажу прыгнуть – прыгнешь. И нет, у меня нет цели задоминировать тебя, я просто не могу верить тебе, Эзреаль, увы. Во-вторых, ты помалкиваешь о том, кто я. Думаю, тут и сам понимаешь, какая опасность грозит, если кто-то в Зауне узнает, что ты привел шерифа, да? Ну и, наконец, не забывай, что протокол составлен, и, если я не вернусь, он будет направлен в Совет. Я врала, мне твоя подпись не нужна, у нас были свидетели досмотра твоей сумки. Ах, да, забыла сказать. Твоя вещь останется в сейфе. Код знаю только я и Хеймердингер. А дальше, я так думаю, ты понял, что будет, если я не вернусь или со мной что-то случиться, верно. А теперь…
    Она поднялась, потянулась к нему, но руки обманчиво сдвинулись в сторону и, как заправский фокусник, она выудила из-за уха мужчины открытый, тонкий обруч, быстро закрыв его на шее. Клацнул замочек, и блондин мог почувствовать легкую вибрацию, исходящую от «ошейника». И только после этого Кейтлин сняла с него наручники.
    - Это, - она постучала пальцем по металлу, сползшему к плечам, прячась под воротом одежды, - чтобы ты был паинькой. А теперь, расскажи, зачем НАМ нужно в музей прежде чем ты поведешь меня к Зауну?

    +1

    8

    Ну и кто после этого мародёр, расхититель и осквернитель? — Пробурчал Эзреаль, отмечая всё то отношение, с которым Кейтлин обращалась с его артефактом. Ехидными ли были археологи, которые выкапывали Зун'Шаласт? Демонстративно ли они пренебрегали той ценностью, которую выкапывали? Лимера злила закушенная шерифом улыбка, но пока ему оставалось только смотреть на ровную симметрию губ Кейтлин, которую не смазать ни дерзким словом, ни ещё более дерзким поступком.
    Зато Кейтлин набирала обороты, наверное, именно за такое давление её любил совет. Вместо перчатки она вывалила на стол свои требования, отмеряющие последствия каждого неверного шага заключённого.
    Так вот о чём мечтают по ночам шерифы. — Подался вместе с ней вперёд Лимер. Но искатель не обронил ни одного слова женщины со стола. С уровнем сложности КЕЙТЛИН КИРАММАН он ещё не сталкивался. Нарушить слово проще простого, но в этом не будет такого азарта, как обставить...
    Ещё прежде, чем Эзреаль докончил собственную мысль, Кейтлин протянулась через стол, не проигрывая в театральности своему визави, интуитивно заставляя его додумать о том, как она может прогнуть спину и выглядеть сзади, или раскрыть корсет спереди. Мошенник не понимал, почему так поступает шериф, которая всего мгновение назад зачитывала воспитательную лекцию и закручивала ушные раковины праведной тирадой. Разлом ожиданий затянулся всего несколько мгновений, за которых он предположил, что Кейтлин его отвлекает. Но от чего? Зачем использовать его же наглость против него самого?
    Ошейник защёлкнул последнее требование полицейского участка. Застёжка не задела кожу мужчины, но точно надкусила его гордость.
    Кавалькада невразумительных междометий, не собирающихся во что-то цельное зарокотала из горла Эзреаля: «Китти... Твою... А. Ты. Это просто. Блядь. Последнее... Хренов ультиматум. Не-а.» — наклонившись к сверкающему креплению наручней, он рассматривал искривлённое отражение с новым аксессуаром. Прощупывая устройство пальцами, мужчина пытался понять, насколько оно сложное.
    Кирамман проверяла его вместе с устройством на прочность.
    Кейт... — Вдохнул воздух с именем говорящий, развязывая с локтя платок. Тяжёлый голос облегчил себя интонацией. Это оскорбление он ей не забудет. — Не через парадный вход же ты хочешь входить в Заун. — Старый платок Эзреаль стал завязывать вокруг шеи и устройства Кейтлин. — Документов никто, конечно же, не спросит, но о нашем визите будут заранее предупреждены Бароны. В нижних кварталах за этим следят Пауки. Ты не Кейтлин Кирамман, а совершенно новое лицо, которое почему-то раньше не светилось и задаёт неправильные вопросы, заранее стремится к высокопоставленным людям; на мой счёт у них своя инструкция. — Блондин подсвечивал лицо визави своими голубыми прожекторами. — Но у Баронов есть и другая «приёмная». В школьную пору я зарисовал сеть туннелей от здания городского совета до университета. Их преимущество перед картами Совета в том, что они показывают не только часть Пилтовера. — Одновременно с разговором решал плановую задачу ответчик.
    Перчатка упала в сейф, но Эзреаль не проводил её взглядом.
    Не верю, что я говорю это при тебе, нам нужна карта. Но это МОЯ КАРТА. А значит рабочая, в отличие от каких-нибудь там Андерсонов или Чакманов. — Назвал имена одних из самых высокооплачиваемых картографов Лимер. По мнению Эзреаля незаслуженно. Заметив скептическую складку между провей Кейтлин, он продолжил. — Да, мэм, ещё мне понадобится «кое что», всенепременно. Полагаю, тебе тоже. Заодно решим проблему с твоей новой личностью, я профессионал своего дела. — Если она запишет это в протокол, после ошейника это всё равно уже не будет ничего значить.

    Уже в коридоре, не прикованный ничем, кроме обруча под платком, Эзреаль нашёл широкую спину Руди и ласково окликнул его. Точно так же лукаво подталкивают плечом старых знакомых.
    Слушай, Руди. — Раздражённый взгляд полицейского растерялся, — Я был неправ, вылив на тебя всё это, хотя просто пытался оправдать себя. Ты хороший полицейский, который на самом деле ответственно относится к своей работе. — Руди хотел было найти подвох, но Лимер с выраженной искренностью и отчётливым сожалением продолжал. — Прости меня за то, что я наговорил. Ты достойный человек и сотрудник, с которого стоит брать пример. И мне в том числе. — Блондин протянул руку в качестве символического примирения.
    Руди осторожно посмотрел на Кейтлин ожидая подсказки на её лице, и только затем пожал руку.
    Забыли, какой ты урод. Но не забыли, что ты должен Пилтоверу. — Пошутил офицер.
    Мы же не про тот случай в семье Шалима? — Рассмеявшись в ответ, Лимер превратил рукопожатие в короткое объятье и хлопнув по плечу мужчину. Длинные пальцы незаметно подцепили что-то в одном из карманов Руди — что-то от Перчатки, что до разговора с Кейтлин Эзреаль спрятал в самом надёжном от неё месте.
    В руке ничего не блестело, зато рефлексы ловила открытая улыбка мужчины.
    Надо поддерживать хорошие отношения, не так ли? — Прокомментировал своё поведение Эзреаль, пробираясь вместе с шерифом к выходу. В своей заношенной одежде он был чужд этого выверенному по линейке, аккуратному месту. — Предлагаю встретиться на месте. Кейт. И да, кстати. Мои услуги дорого стоят. — С улыбкой он не улыбался. — Очень дорого.

    Отредактировано Barry Allen (2022-04-16 16:47:00)

    +2

    9

    -Это что? Это великий и ужасный Эзреаль потерял дар речи? Невероятно, я дожила до этого дня! – Она не фонтанировала эмоциональностью этих выражений, но явно наслаждалась сложившейся ситуацией, можно сказать, она её смаковала. -  Слаще всего – осознание, что в такое положение загнала тебя именно я.
    Это тянулось из детства, когда они, будучи детьми благородных семейств, посещали вместе с родителями и опекунами мероприятия, где крутились все сливки пилтоверского общества, вот только Лимер ещё тогда любил острое слово и веселую шутку. Теперь она отплатила той же монетой. Не очень благородно, да, но как же приятно.
    Правда, нужно отдать Кейтлин должное, она не расплывается в широкой улыбке, которая может стать последней каплей. Эз ей нужен и так она могла его контролировать, избежав очередную шутку, которая может выйти боком обоим. Благо и он был достаточно благоразумен, чтобы не понимать, к чему приведет конфронтация на людях в Нижнем Городе. Зауин не прощает ошибок.
    Шериф так же отдает себе отчет, что нарвалась. Раньше мужчина старался редко и лишь по особо важным делам пересекаться с ней, зная, что брюнетка, уж если не капает под него, то точно следит. Слишком он был видной фигурой, слишком часто нарушал правила, считая следование им не слишком удобной дорогой к цели. Скованная законами, Кирамман едва ли могла похвастаться такой свободой, но даже ей было не чуждо находить лазейки.
    Холодно посмотрев на своего вынужденного напарника, она отметила, как быстро он взял себя в руки, выдавливая из себя менее враждебные интонации. Кейт делает вдох, и вновь становится собой. Игра окончена, всем рассказаны их роли.
    - Эз, - отзывается женщина, слушая его, но не глядя. Она укладывает Перчатку в бокс, который положит в сейф – все, как обещано. Это не месть и не попытка окончательно его унизить, но едва ли он это сейчас понимает. Лимер злится -имеет полное право. Ещё продумывая свои действия, Кейтлин не раз задавалась вопросом, а не переборщила ли она. Увы, обратной дороги нет, да и дело стоило свеч. Может он, однажды, её поймет. – Нет, не думаю. Если бы у меня были свои варианты, поверь, к тебе бы я за помощью не обратилась.
    Едва ли такое поведение шефа миротворцев можно назвать «просьбой о помощи», наверное, будь у разговора свидетели из близкого круга брюнетки, то он явно был бы удивлен столь подлым приемам так несвойственным, как все думают, человеку, что воплощает закон и порядок в Пилтовере. Суровые времена требуют суровых мер.
    - Не сомневалась, что ты подскажешь иной путь. Спуститься будет не сложно, учитывая, что все официальные и даже черные пути известны моему отделу, но ты ни разу не был замечен даже близко к ним, хотя информаторы в Зауне сообщали, что видели тебя в весьма интересных местах. – Подхватив ящик, женщина встала. Он уже закончил прятать обруч и, видимо, остыл, потому что начал активно играть интонациями, дразня и пытаясь уколоть шпильками, остротами и неуместными замечаниями. Забавно, но Кирамман не отвечала, а лишь улыбнулась уголком губ, синие глаза сверкнули и в низ он мог заметить бесенят не предвещавших ему ничего хорошего. Как же её подмывало нажать на секретную кнопочку и посмотреть на его лицо, искажающееся от боли. Крайняя мера и она не настолько злилась на Эзреаля. – Значит идем за картой. Не думала, что ты хранишь что-то, что считаешь СВОИМ в музее. И я не сомневаюсь, что ты профессионал, мы это уже поняли, когда составляли протокол.
    Кивком показав на дверь, брюнетка идет следом, захлопывая створку и догоняя бывшего заключенного. Руди смотрит немного недоуменно, он думал, что блондин едва ли выйдет так просто. Нет, претензий к подозреваемому миротворец не имел, но закон есть закон, свою невиновность он должен был доказать на суде, дождавшись адвоката. Взглянув в лицо начальницы, проглотил свой вопрос.
    Кейт вздыхает, слыша эту речь, ожидая, что её визави вставит какой-то намек. Едва ли его уловит Рудольф, но он может передать слова кому-то из других сотрудников или людям гораздо выше и умнее. Напряжение охватывает плечи и поясницу, сжав зубы, она идет вперед, не обращая внимание на отставших, наверное, зря, потому что действия Лимера остаются незамеченными.
    - Руди, закончи с его делом, пока пусть будет открытым, мне нужно кое-что сделать, когда вернусь – сама сдам его в архив и составлю сопутствующую документацию. На время моего отсутствия ты за старшего. – Он кивает, салютует и делает шаг назад, пропуская вперед недавнишнего арестанта. – Идем.
    Они выходят прочь из коридора, подходя к главному холлу Дворца Миротворцев, когда шериф останавливается, слушая речь археолога. Да, ей нужно собраться, как и ему. Вежливая улыбка, появившаяся на её лице, была абсолютно и совершенно дежурной, а значит и ложной.
    - Да, Эз, это будет стоить мне очень дорого, - кивает женщина, зная, что её ждет, если эта тайная операция станет явной. – Хочу предупредить – кольцо ты не снимешь, каждая попытка сделать это посредством аркейна или иных приспособлений, в том числе и инженерных, приведет к тому, что тебе будет очень больно. Ключ есть у меня и, если ты будешь паинькой – я его сниму раньше, чем мы вернемся в Пилтовер из Зауна. Встретимся через час в музее…

    Забавно, но в обители истории, все двери открывались тихо и легко, не смотря на их монументальность и внешнюю массивность. Женщина поднялась по мраморной лестнице, ведя ладонью по широким перилам. На секунду она остановилась, глядя на плавный изгиб, закусив свое желание скатиться вниз, словно двенадцатилетняя девочка. Усмехнувшись, поправив небольшой рюкзак, шериф подошла к помещению, которое обозначили, как кабинет мистера Лимера.
    Пару раз стукнув кулаком в двери, она толкает их, проходя внутрь.
    - Эзреаль? – Голос взвивается к сводчатому потолку и расходится эхом в стороны, огибая многочисленные предметы, заполняющие шкафы, раскиданные вдоль стен и на стенах. Занавешенные окна пропускают минимум дневного света, но это не мешает разглядеть вошедшую. Образ брюнетки сильно отличался от того, к которому все привыкли, неудивительно, что её не узнали в регистратуре.
    Длинные, иссиня-черные волосы собраны в высокий хвост на затылке, поверх кофты с капюшоном надет жилет, напоминающий привычный корсет, но не столь яркого цвета, подчеркивающий талию главы миротворцев. Обычные штаны заправлены в высокие сапоги, весьма потертые, но мягкие и удобные. В общем-то, её внешний вид вполне мог сойти за зауновский, если бы не слишком опрятная и чистенькая одежда. Но это тоже поправимо.
    Последним штрихом стал рюкзак, в котором лежала её винтовка.
    - Эзреаль?

    +1

    10

    Он цеплялся пальцами за карниз, зажимая в хвате каменные крошки, прокалывающие кожу, а болела шея — и даже после его многочисленных попыток взломать устройство, ошейник по прежнему выполнял свою функцию. Эзреаль не сдавался, но был вынужден как минимум отступить. Как и попасться под её прозорливый взгляд, точно знающий, насколько красная была раздражённая кожа под платком. По крайней мере миндалевидные глаза были красивыми.
    Он перепрыгнул на следующий выступ. Сверху вывеска ближайшего магазина выглядела такой же толщиной, как и каменный бордюр по которому он пробирался.
    Эзреаль? — Доносился голос из открытого окна.
    Лимер подтянулся на подоконник, который ещё не успел заставить его дядюшка. Точно так же отучали запрыгивать на столы котов, заставляя их многочисленными предметами.
    Уже скучаешь? — Спросил он, ловко перекатываясь в комнату, не задевая ничего, кроме штор, своим длинным телом.
    Кирамман стояла в центре кабинета, уже замаскировав своё настоящее положение и мотивы тряпками и нарядом, чуждыми ряженым миротворцам, но не уступающими в практичности боевой формы. Остались прежними только привычки женщины: высокие сапоги всё ещё облизывали икры, а чёрствый корсет поддерживал грудь. Тело Кейтлин или её вкус, но даже в безымянной одежде без обозначения, шериф продолжала сохранять в своём образе сексуальные штрихи.
    Отлично выглядишь. — Только штаны слишком мешковатые. Но иначе следуя за Кейтлин можно было бы вполне забыть про внимание по сторонам.
    Эзреаль не старался замаскироваться: заношенные штаны с вставками на колени; ещё более заношенные низкие сапоги; кожаная куртка, уже не такая короткая, с какой он таскался всю юношескую пору — длинные рукава прячут шрамы; старый платок, с выцветшими цветами, замотанный вокруг шеи. Прежде он вязал его на запястье используя вместо аксессуара или напульсника. Поверх платка болтались очки с магическим стеклом. В Зауне ему не было смысла таить свою личность, это здесь...
    Лучше сотрудникам меня не видеть. — Прокомментировал своё появление из окна Эзреаль, пожав плечами.
    Свободно ориентируясь в комнате, он бегло сложил перед мойкой несколько чашек с разных уголков комнаты и положил разбросанные в исследовательском азарте книги на полки кажущегося бесконечным шкафа. Действия наспех мало напоминали приборку, но порядок в кабинете дяди изначально был мифической абстракцией. У настоящих исследователей просто не было времени на минималистический порядок.
    Вот-вот станут закрывать залы для посещения. — Сказал Лимер, оттряхивая свалившийся со стула свитер. Слишком колючий, неприятно было уже только его держать, не говоря о том, чтобы носить. — Я догадываюсь, что у тебя нет карточки постоянного посетителя музея, не так ли? — Лукаво посмотрел на хранителя порядка исследователь, а затем достал из тумбы стола грузную связку ключей. Нагромождённые друг на друга железные отмычки едва помещались на кольце. — Непопулярность музеев не самое ироничное. — Заметил он, отстегнув пару ключей. — Кстати, это эликсир Уола. — Эзреаль прокомментировал бутылёк на полке, на который смотрела женщина.
    Как шериф она едва ли пропустила отклонённый за неимением доказательств иск Янука — знатного дельца из Зауна, который обвинял Лимера в краже древнего артефакта, который он сам ему и заказал. У Эзреаля на этот счёт была другая версия, такая же бездоказательная, в которой он уберёг артефакт от посягательств приспешников могущественного лича. При этом сам артефакт — эликсир Уола, так и не был найден.
    Всего одна капля — и ты уже никогда не постареешь. — Вопрос отсутствия доказательств и веры. Эзреаль не стеснялся заигрывать. — Попробуешь? — Веришь ли?
    Оставив записку на листе старого блокнота (Я ВЗЯЛ КЛЮЧИ И СВОИ ВЕЩИ), Эзреаль поманил Кейтлин в один из выставочных коридоров. Название коллекции ни с чем не ассоциировалось: это были фамилии простых исследователей, которые не входили в сегмент легендарных, героических или, хотя бы, прославленных. Сверкающие ряды непримечательных артефактов были обозначены содержанием тривиальных табличек — чтобы прочитать о них и как можно скорее забыть.
    Это недолго. — Голос мужчины раскатывался по пустым помещениям, напрасно пытаясь их заполнить.
    Эзреаль подошёл к одной из рамок с полотнами и снял, согласно описанию, «Джокомбоджию II Дикоземную». Перевернув рамку и вынув полотно из стекла, Лимер показал Кейтлин карту на обратной стороне подделки совершенно нелепого произведения. Нарисованный карандашом лабиринт демонстрировал обещанное устройство туннелей от Пилтовера до средних уровней Зауна. Максимально подробная и аккуратная, карта была совершенно понятной, в том числе её своеобразные комментарии с пометками домов известных личностей.
    Можно пройти к нескольким бароном, но надо понимать, что мы хотим спросить. Что мы имеем о ситуации, куда копать, шеф? — Ехидно поинтересовался он у Кейтлин, прикрыв ладонью комментарий о её доме. — Кстати, это тебе. — Вспомнил мужчина и достал из за пазухи фальшивые документы. — Если встретим миротворцев, будет крайне неловко, отдай они тебе честь.
    Конечно же она проверит что там. И всё равно мог бы подобрать более смешное имя.

    0


    Вы здесь » DC: Apocalypse » Endless space » Still waters run deep


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно