DC
Apocalypse
комиксы DC • постап • NC-17
новости

Алек — 23 поста

Памела — 17 постов

Покоритесь Дарксайду

Лучший пост от Харли Квинн Ее личное сокровище, дорожка в будущее, которого она не знала, красовался острыми углами тела, показывая изгиб позвоночника за плотной тканью смирительной робы. Харлин прикусила губу. Еще чуть-чуть я смогу ее снять. Как знак доверия между психиатром и пациентом, конечно, символ того, что ей больше нечего бояться. Он ее, а она его. И... Легкий румянец коснулся щек. Мутная смесь эндорфинов и акситоцина уже бежала по молодому телу, забирая концентрацию, затуманивая мысли желанием.

Лучший эпизод Still waters run deep Бэтгерл и Барри Аллен

флудер Коннор

почетный мыслитель Рой

ваша смерть близка!

    DC: Apocalypse

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » DC: Apocalypse » More than meets the eye here » This is the end.


    This is the end.

    Сообщений 1 страница 8 из 8

    1

    hide-autor

    THIS IS THE END

    Mikaela Reyes & Jackie Foxx

    Дата и место: 7 сентября 2021

    https://forumupload.ru/uploads/001b/6a/de/37/559734.png

    То, чего так боялось правительство США, все же случилось - Дарксайд вернулся. Правила выживания изменились, а вместе с ними и законы. Неизменно одно: те, кто был дорог в прошлой жизни, остались рядом и теперь. Пришло время решить: прятаться дальше или попытаться бежать в поисках лучшей жизни.

    Отредактировано Mikaela Reyes (2022-01-12 17:13:26)

    +2

    2

    Если видеть мир по большей части из-за застенков сверхсекретной организации, изредка высовываясь наружу во время непродолжительных “прогулок”, восприятие действительности сильно искажается. Для Майк вселенная долгое время состояла из АРГОС, их действий, приказов и невозможности допустить ошибку. Неизвестно, сколько бы это могло продолжаться (да и могло ли при других обстоятельствах наступить избавление?), но конец света сыграл на руку хоть в чем-то. Как оказалось, Рейес тот еще счастливчик: не оказалась в тюрьме, потом умудрилась не сдохнуть во время работы в Отряде самоубийц, а после и будучи агентом. Она умудрилась выжить во время схватки с инопланетным завоевателем, когда большая часть коллег (опытных людей, которые сталкивались с огромными угрозами и прежде) погибли.

    Ей было ради чего жить; ради чего цепляться за каждый херовый день и пытаться выжать из него по максимуму. Она чувствовала ответственность — нет, не за себя, Микаэла давно бы опустила руки, если бы вопрос ставился только о её собственном благополучии, но Джеки… Не видевшая ничего, кроме грязи, низости и боли, она наверняка потеряется, если отправить в вольное плаванье. Нет, она вовсе не слаба физически, эта малышка способна уделать множество здоровенных вояк, встреченных Майк прежде. Однако не все проблемы можно решить силой, многие зарыты слишком глубоко и слишком надежно. Так далеко, что потребуется копать годами, чтобы хоть немного приблизиться к сути: почему так происходит и почему ты такая?

    Глядя на восходящее солнце через пыльные окна уродливой многоэтажки, расположенной во Внешнем кольце, Микаэла улыбнулась, а щеки тронулись краской. Идиотское выражение лица настигало её всякий раз, стоило мысленно обратиться к Джеки, подумать о ней или вспомнить конфуз из прошлого. Но теперь дикий рыженький зверек была рядом — Майк слышала её дыхание, спокойное, ровное, как у любого нормального человека, который спал в это время суток.

    Рейес же не спалось. Стоило отпустить заботы прошлого дня, как в голову лезли непрошеные гости в виде тяжелых размышлений, воспоминаний о кровавой бойне с Дарксайдом, в ходе которой не стало многих, кого она знала. АРГОС ослаб, и только поэтому ей и Джи удалось улизнуть от всевидящего ока и осесть в густо населенной части мегаполиса. Казалось бы, все в порядке, обе получили долгожданную свободу, о которой грезили, которая была столь желанна на протяжении нескольких лет, показавшихся вечностью… но нет. Все обернулось совсем не так как являлось в фантазиях о тихой жизни. Да, они вместе, могут касаться друг друга так просто и естественно, не опасаясь, что в следующий миг кто-то схватит за руку и утащит в бесконечный коридор, где вынесет наказание обеим. Но разве можно построить счастье, зная, что рано или поздно до тебя доберутся? Пусть не АРГОС, но Лютор, который не питал особого уважения к металюдям и видел в них расходных материал (прям идейный последователь Уоллер какой-то!) Клетка Майк и Джеки стала более просторной, в ней появился ряд удобств, но это по-прежнему клетка, а они все такие же марионетки в руках у кого-то могущественного. И такое положение вещей заставляло задуматься, искать другие пути и решения. Однако где их взять, когда во всем мире остался один город, а вокруг пустыня, пески и смерть?..

    Боковым зрением Микаэла заметила шевеление на постели. Оторвала взгляд от окна, так привычно поднимавшегося за сводами возведенного над городом энергетического купола. Будущее наступило, вот оно во всей красе! Никто не говорил, что человечество ожидала утопия, но и к такому повороту никто также не был готов. Она улыбнулась, посмотрев на растрепанную огненную макушку.

    Ты рано проснулась, — сказала она.

    Рейес сделала два шага и оперлась коленом о кровать, затем наклонилась и легким поцелуем коснулась губ девушки.

    С добрым утром, — убирая выбившиеся волосы со лба Джеки, произнесла Микаэла негромко. — Если смотреть отсюда, восходящее солнце приобретает синеватый оттенок, — действие купола. Невидимого. Непробиваемого. Но все же напоминающего время от времени о своем существовании и давящего: бежать некуда.

    Майк постаралась как можно быстрее переключиться и сменить тему. Слишком часто у нее было хмурое выражение лица, и грузить Джеки с самого утра совершенно не хотелось.

    Как дела в клубе? Много пьяных посетителей пришлось выпроводить? Наверняка они были очень недовольны, — она сморщила нос и улыбнулась шире. От нетрезвых завсегдатаев бара можно было ожидать чего угодно. Оно и ясно: в нынешние непростые дни горожане хотели хотя бы на время забыться под действием дешевого пойла.

    +1

    3

    Последние несколько лет жизнь Джеки неслась, словно ракета запущенная на Марс. Оглянутся рыжая не успела, а мир, который она знала, изменился до неузнаваемости. И она была частью причины, из-за которой всё превратилось в пустыни и пепел. Война была кровавой. Никто не давал выбора – их как всегда просто бросили в эпицентр событий и сказали разбираться. Победа была за ними, но последствия играли не на их пользу. Классовое деление никогда не ощущалось так сильно, как сейчас. И Джеки привыкала к новым обстоятельствам.

    Город Лютера не принял её с Майк. В отличии от Бэтмена, с которым они сражались плечо к плечу. Каждое утро и каждый вечер девушка задавалась вопросом почему она выжила. Как так получилось? Почему уже в сотый раз она не умирает, словно кто-то защищает ещё тело и душу. Есть ли куда идти или есть смысл оставаться? Вокруг бандиты, нищета, грязь, криминал. Но ей не привыкать. И если бы в этом проклятом городе кто-то интересовался психическим здоровьем граждан, то Джеки бы выиграла в конкурсе на самое большое количество причин заработать себе ПТСР. Но она метачеловек и её психика совершенно не похожа на обычную людскую. И, к сожалению, её жизнь никогда не будет окрашена в яркие краски.

    Гербера заерзала в постели. Ей снились родные улицы Готэма, школа, дворовые мальчишки. Обычная жизнь. Наверное, даже лучше, чем сейчас, хоть все так же опасная и бесперспективная. Но там, в беззаботном детстве, она могла не волноваться, что из нее сделают оружие, что она будет принадлежать кому-то, – стране, АРГОС, Лиге – но только не себе. В кровати было холодно и неуютно. Прошло лишь два часа как она закрыла глаза после ночной смены в клубе. Из обычной продавщицы в магазине она превратилась в охранницу-вышибалу спустя всего лишь несколько лет. Будь её воля, она бы занялась чем-то более изящным и интересным, но даже в постапокалиптическом мире нужно зарабатывать деньги. И когда ты владеешь огнем и прошла подготовку у лучших спецназовцев, то грех не воспользоваться возможностью получать отменные бабки за то, чтобы усмирять зажравшихся коррупционеров, что пришли подзарядится развратом и подпольным алкоголем в одном из самых раскрученных мест внешнего города.

    — Ты рано проснулась, — прохладная рука поправила рыжие локоны Джеки.
    —  Я бы с радостью ещё поспала, – зевнув, ответила Фокс, — но что-то не получается.

    Полуоткрытыми сонными глазами девушка попыталась разглядеть синее свечение за окном. Удивительная вещь: регенерация после боевых ранений работает просто превосходно, а зрение все так же остается слабым местом. Эта Ахиллесова пята каждый раз возвращает её в полу реальность и создает сладкий обман, что она всё ещё человек с обычными проблемами и слабостями.

    — Да как всегда, — девушка отдернула одеяло и встала с кровати, — то тут, то там…Пару ударов в печень и никто не вечен. — она засмеялась со своей утренней глупой шутки. — Всё те же лица, всё те же проблемы. Хотя бы Пингвина не было, а то вечно притащит свою свиту с какими-то проститутками, напьются и начнут махать пушками. Пока не суббота, можно выдохнуть, — Джеки потянулась, поправила резинку от трусов и посмотрела на Майк, — А ты как? Я приготовлю кофе будешь? Все равно не спится…

    +1

    4

    Так не может продолжаться вечно. Наверное, каждому рано или поздно приходит в голову мысль, что пора остановиться, хватит убегать от невидимого преследователя и пытаться спрятаться как можно дальше. Возможно ли найти дыру более темную и далекую от радостей цивилизации, чем эта комнатка во Внешнем кольце? Обитателей этого района жители Центра и за людей-то не считали. Но лучше здесь, пусть с иллюзией на свободу, но не пялиться каждый день в серые стены, внушая себе, что все под контролем. Жизнь Майк никогда не принадлежала ей, она не жила, лишь существовала, выполняя ежедневные обязанности. Для чего? Сначала она мечтала о военной карьере, потом всё пошло прахом, и её понесло невесть куда. В итоге, к счастью или к сожалению, она находилась здесь, в крошечной каморке рядом с Джеки. Возможно, если смотреть с точки зрения успешного человека, в этот самый момент Рейес находилась в полной заднице, однако, вопреки сломанным и растоптанным чужими сапогами надеждам, вопреки ужасу, что творился за городскими стенами и неизвестности, с которой встречал каждый день, Майк ощущала подобие… счастья — хрупкое, едва уловимое с легким вкусом поцелуев на губах, такое неявное и неоформившееся, но притягательное, как наркотик, от которого быстро попадаешь в зависимость.

    Да, жизнь то еще дерьмо, которое с каждым днем норовит стать еще дерьмовее. Оттого-то хотелось укрыть ото всех ценное, спрятать под футболку и держать поближе к сердцу. И этим дорогим, что всякий раз вызывало улыбку, была Джеки.

    Ей не спится. Неужели ощущает тревожность, которая, казалось, витала в воздухе вокруг Майк? Нет, не стоит делиться своими отнюдь не радостными мыслями, не нужно грузить размышлениями и планами, которые, по сути, сумасшедшие и поддержки не найдут. Не должны найти ни у одного разумного человека. Но как смолчать, как затаиться и придумать новую тему, когда Джи спросит, в чем дело?.. Непросто это и странно. Майк не любила недомолвок, но теперь, походу, они станут постоянной её частью.

    Всё в порядке, — произнесла Рейес негромко, обняв Джеки за плечи и притянув к себе. — Всё будет хорошо.

    Вот только “хорошо” уже не для кого быть не может. Прошло то время, когда эти слова имели место быть. Теперь “хорошо” значит нечто принципиально иное в представлении Микаэлы: “я буду с тобой и оторву голову любому, кто попробует причинить тебе боль”, “не переживай, мы справились со многим и с этим справимся” или просто “я рядом”. В арсенале Майк имелось не так много фраз, и одна и та же каждый раз могла использоваться в ином значении.

    В с ё   б у д е т   х о р о ш о .
    По крайней мере, она сделает все, чтобы приблизить эту фразу по смыслу к тому, что вкладывалось в нее раньше, до инопланетного вторжения.

    Она улыбается, слушая рассказ о трудовых буднях. Со стороны может показаться, что в мире ничего не изменилось: те же попойки, полуголые девицы и разборки банд — разве в Готэме когда-то было по-другому? Всегда там кто-то кого-то убивал, а другой не давал первому совершить задуманное. И только вспомнив, что декорации изменились, на душе становилось горько. Нет больше Готэма и других городов, кроме Хэвена.

    Майк пожала плечами в ответ.

    Я в норме, — пыталась отмахнуться она, сказав эти слова самым будничным тоном. Как еще у нее могли быть дела? Не рассказывать же теперь, что всю ночь пропялилась в окно, гадая, а как же в этот самый момент Джеки, а потом, стоило ключам зашуметь в замочной скважине, притвориться, будто спит. — Как тебе там? Привыкла к выпученным глазам посетителей, когда на месте здоровенного шкафа видят тебя?

    Она хихикнула. Признаться, наблюдать, как реагировали на способности Джи обычные люди, не надоест никогда. С виду маленькая и тощая девчонка, а могла хоть целый квартал испепелить — слишком опасная особенность по меркам старого мира, которую прежде непременно бы изолировали. А теперь…

    Майк нередко задумывалась, как обстоят дела сейчас. Знала лишь, что Лютор по каким-то своим причинам недолюбливает металюдей, а потому соваться в его район и испытывать границы своего везения было бы крайне неблагоразумно. А потому они торчали здесь, в не самом уютном месте, зато практически с легким сердцем. Практически, но не полностью, потому что ощущение, что в самый неожиданный момент кто-то выскочит из-за угла и схватит за руку, напомнив о былом, не покидало.

    Кофе… Один только запах этого напитка заставлял мысленно унестись далеко-далеко в мечты о лучшей жизни. Должно быть, натуральный кофе нынче — та еще роскошь, которую, как ни странно, благодаря подпольной занятости обеих, они могли себе позволить. Майк кивнула. Ей нравилось сидеть вдвоем за крохотным кухонным столиком и… ни о чем не думать.

    Странно так. В этот момент тревожность накатила новой волной. Она закусила нижнюю губу и посмотрела за окно.

    Скажи, тебя не мучают кошмары по ночам? — задумчиво спросила она и обхватила себя руками. — Мне постоянно кажется, что за мной кто-то следит. И я боюсь однажды узнать, что это не только кажется. Наверное, я схожу с ума.

    +1

    5

    Горячая кожа Майк согревала только что проснувшуюся Джеки. Ей было приятно чувствовать нежность от своей девушки, хоть она до сих пор не могла показать своих чувств во всех красках радуги. Как и Майк. У них не было времени обсудить, что они чувствуют друг к другу, какие у них планы, это официальные отношения или они потерялись в недогарках. Со стороны они выглядели как обычная пара: поцелуи, совместные завтраки, общий бюджет, просмотры старых фильмов и секс. Но, между этим несущемся на большой скорости вагонами поезда взаимоотношений не было ни секунды, чтобы сесть и спокойно обсудить планы на жизнь. Рыжая закрыла глаза. Макушкой она чувствовала живое теплое дыхание любимой. Она погладила ее по плечу, а потом поцеловала костяшки светло-розовых пальцев. Лучезарные глаза Микаэлы смотрели словно в душу, когда девушка повернулась, чтобы предложить выпить кофе.
    На серо-голубой кухне было пусто. В другое время и при других обстоятельствах  они бы обустроили свое гнездышко, наполнили б его всякими милыми штучками. Джи даже б приняла эту новую жизнь: без работы в офисе, без кошки или собаки под боком, но с любимой девушкой и в полной безопасности. Она бы наконец-то выдохнула бы, сняла бы бремя супергероя с плеч. Бремя быть солдатом, который внес свой огромный вклад в мир на планете под дулом пистолета, но так и не получил свою медаль.
    —  Как мне там… — повторила вопрос Майк рыжая, наливая воду в турку, — Не об этом я мечтала, ты знаешь, — она улыбнулась, не поворачивая голову, — но у нас есть деньги и крыша над головой. Сейчас этого достаточно. А на счет отношения ко мне, — она поставила напиток вариться на плите, — то они прекрасно понимают кто стоит на входе. У нас же город состоит из мета, бандитов, наркоманов и проституток. Готэм, который я всегда знала. Впрочем, другого я и не знала.
    Мысли о прошлом стерли улыбку с лица. Она давно забыла об взрыве, о смерти родных и простила себя. Но АРГОС, его серые стены и спецзадания всё ещё были свежим отпечатком на её воспоминаниях. Всё, что видела рыжая – это горы, леса, стратегические объекты, машины, самолеты. И вот, она снова в Готэме. Но он всё такой же, как и был в её детстве.
    — Мне давно ничего не сниться, — она поставила чашку с ароматным кофе перед Майк, а сама села напротив, — ты же знаешь, работа выматывает так, что я прихожу и просто падаю замертво. Раньше мне казалось, что стоять в шеренге это что-то невыносимое, за пределами человеческой реальности. Вот просто стоять и ждать чего-то. Но теперь я понимаю, что стоять всю ночь у дверей ночного клуба, без возможности присесть, это намного хуже. — девушка сделала лоток и задумалась. Кошмары…сны и реальность больше не отличить. —  Тебе что-то приснилось? — и, не дожидаясь ответа, продолжила — За нами всегда следят. Думаю даже сейчас. Нет, точно. Все прекрасно знают кто мы. С момента попадания в АРГОС мы всегда под прицелом, а теперь ещё и победили вселенское зло. Да только никто не возводит нам памятник, как Супермену, — она демонстративно взмахнула правой кистью, — а лишь загоняет в угол, заставляя снова выживать, а не жить. Знаешь, иногда я думаю: “Черт побери, мы можем уничтожить весь город. Я могу сжечь их всех одним щелчком пальцем. Но даже сейчас, нет, особенно сейчас, миром правит коррупция и бюрократия. В мире столько фантастических и сильных людей, но власть все равно у тех, кто имеет деньги”. Впрочем, я что-то разошлась. Что тебе приснилось?

    +1

    6

    Никак не отпускало ощущение, что все это временное. Майк словно бы зависла где-то на середине пути: оглянешься назад — и видишь всю ту же отправную точку, неизменную, четко отпечатавшуюся в памяти, похоже, навсегда. Если бы не тот случай в армии, когда был открыт огонь по своим, она, скорее всего, долго бы еще не узнала, что является метачеловеком; ее бы не отправили на сверхсекретный объект, и она бы не познакомилась с Джеки. Если раньше чертов метаген, который ни с того ни с сего решил пробудиться в организме в самое неподходящее время, не вызывал ничего, кроме бешенства, то теперь Рейес понимала, что, сложись всё по-другому, её, возможно, уже и не было бы в живых. Со своей способностью она хотя бы могла за себя постоять — а это дорогого стоило в мире, который перевернулся вверх тормашками.

    Да, она понимала Джеки — не об этом они мечтали. Да и никто не мог вообще мечтать о подобном. В старом мире люди путешествовали по всей планете, что-то видели, что-то узнавали, делились впечатлениями, отправляя знакомым и родным фото на фоне экзотических мест. Теперь же все выжившие оказались заперты под куполом огромного мегаполиса. И никто не спрашивал, нравится жить там или нет — другого пригодного места для существования все равно нет. Или есть… Микаэла закусила кончик языка и посмотрела в сторону. Сидя в небольшом помещении за крохотным столом, было бы глупо надеяться, что собеседница не заметит хотя бы жеста. А кислую мину и попытки соскочить с темы проглядеть совершенно невозможно. К тому же, врать Джи совсем не хотелось, пусть и приходилось недосказывать некоторые вещи. Прежде, чем чем-то делиться, нужно во всем разобраться. Нельзя просчитаться и поставить под угрозу не только свою жизнь, но и чужую.

    Где был Супермен и подобные, когда планета превратилась в пустыню? Известно где: сражался с войсками Дарксайда, ровно как и другие герои и объединения металюдей, в числе которых были и Майк с Джеки. Вот только помогло ли это или только отсрочило неизбежный финал, дав лишь иллюзию возможности победы? Не хотелось об этом думать. Еще больше не хотелось находиться в стенах Хэвена, когда армии парадемонов, наконец, прорвут оборону стены и вторгнутся во Внешнее кольцо. Не слишком-то ей верилось в неприступность города Лютора.

    Она улыбнулась, едва приподняв уголки губ. Кружка с горячим напитком обжигала пальцы, но вопреки неприятному ощущению, Майк каждый раз задерживала руки на чашке всё дольше. Боль была незначительной, но и она помогала угомонить вихрь мыслей, роящихся в голове.

    Я боюсь завтрашнего дня, — вдруг выпалила она, подняв глаза на рыжую девушку. — Боюсь, что нас найдут и снова забросят на какой-нибудь особо охраняемый объект, где найдут “достойное” применение.

    Майк вяло моргнула. В нынешнее смутное время не опасался разве что умалишенный. Ничего нового она не сказала.

    Люди говорят, что Лютор ненавидит таких как мы. Еще больше ненавидит тех, кто отказывается ему подчиняться. В этом городе всё принадлежит ему. Не важно, какой это район: центральный или Уэйна. Его гвардия патрулирует Внешнее кольцо в поисках врагов режима. Мы и есть для него эти самые “враги”.

    Она скользнула ладонью по поверхности стола и сжала руку Джеки. Стеклянный взгляд глаз, в моменты тревоги становившихся огромными, пристально смотрел на Майк. Сказала “А”, говори и “Б”, теперь придется выложить всё, что таилось на душе.

    Есть группа, которая занимается нелегальным переправлением выживших из пустыни в город, — более тихо сказала Рейес, словно боялась, что кто-то может подслушать. — Я разговаривала с теми, кто пришел из пустоши, — она осеклась, сомневаясь. Несколько секунд помялась, а затем продолжила. — Лютор солгал, сказав, что Хэвен единственное существующее поселение. Есть и другие, спрятанные в песках, небольшие и там нет привычной цивилизации, но люди там свободны.

    Долгое время для Майк это понятие свободы было чем-то несбыточным. Однако сложно запретить себе о чем-то думать, не лелеять в мыслях образы из будущего (непременно прекрасного) и не размышлять, что, возможно, от неё прятали и продолжают прятать то, к чему она подсознательно стремилась столько времени.

    0

    7

    День сурка. Кажется, был такой фильм. Кажется, Джеки смотрела его на семейном зачуханном ноутбуке, когда была тинейджеркой. Кажется, жизнь теперь её похожа на этот день сурка, только без счастливого финала.

    В конце фильма герой получал награду в виде любимой женщины. Любовь Джеки уже нашла. Она сидела напротив и о чем-то, с глубокой задумчивостью, размышляла вслух. Было прохладно, отчего Фокс подмяла под себя одну ногу, чтобы немного согреться. На учебе в АРГОС девушка много раз задавалась вопросом: почему, будучи мета, которая управляет огнем, ей не жарко, а даже иногда холодно. Возможно, так на неё влияла Майк. Это был лучший ответ, который рыжая могла для себя соорудить. Он смешил её. И был также немного абсурден, как и её новая жизнь. К тому же, он был ещё и правдой. Девушка стала более сдержанная, её эмоции редко брали контроль над разумом. Иногда она даже выглядела как мраморная статуя, которой все равно, что творится вокруг. Задания и война выкачали из неё все соки.Она просто плыла по течению жизни и старалась хвататься за сучки-возможности, чтобы не сойти окончательно с ума.

    В то время как её любимая поменялась. В ней стали появляться эмоции: страх, тревога, грусть, нежность, мечтательность… Во времена учебы Фокс видела в своей наставнице несокрушимую стену, железную солдатку и тайну за семью замками. Это, наверное, и притянуло рыжую к ней. Эту загадку ей точно не разгадать, ведь тайна человеческий чувст её разуму непостежима. Но, ей хотелось верить, что противоположности притягиваются. И сейчас они поменялись позициями.

    Она боится. Очень странно. Обычно ей всё ни по чем. Даже когда нам сказали спуститься в пещеру, в которой засел инопланетянин и размножил свои мерзкие яйца в вонючей слизи. “Указ есть указ”. Так же ты сказала, да? И пошла вниз. Без эмоций. Без видимой хоть одной венки на твоих висках. Ты даже зубы не сцепила. А я и другие с дрожащими коленками побрели за тобой.

    — Даже если бросят, — вяло ответила Джеки, смотря куда-то за спину Микаэлы, — мы это уже проходили сто тысяч раз.

    А я так вообще каждую ночь делаю почти что то же самое, что и раньше – служу на благо кому-то. Прислуживаю…

    — Я знаю, Майк. Про то, что мы прям самые первые враги я бы поспорила… Хочу заметить, – опять и снова – что я пошла в охрану по причине защиты нас как семьи. Я нужна им. А значит и ты тоже. Мы идем в комплекте, – хихикнула со своей немного дурноватой шутки, – и металюдей осталось не так много. И вообще, давай потише.

    Действительно, их мало. И надо быть осторожными. Но все же доля уверенности в себе в крови Герберы оставалась. Она отпила бодрящего кофеина, поправила немного нервно цепочку и продолжила немного шепотом:

    — Те, кто остались, это кучка мусора. Да-да. Не буду я подбирать слова. Прячутся как кроты в своих норках, не несут никакой выгоды. Да, их скорее всего перебьют. Но я пошла в клуб, — повторилась девушка, — чтобы у нас была хоть какая-то защита. Лютер может быть и большая шишка, но и Пингвина я терплю не просто так. Пингвина, Двуликого и всех остальных, кто заходит к нам потусоваться. Хочешь верь, хочешь не верь, но я питаю надежду, что вместе они составляют большую силу, которая даст возможность таким, как мы, жить себе плюс-минус спокойнее дальше, подстраиваясь под обстоятельства. Чему я научилась в первый год в казарме, так это то, что всю мою жизнь я буду вариться в соку из бандитов, насильников и прочей челяди, а они, как обычно бывает на этой планете, самые живучие крысы, которые после потопа всплывут наверх и будут рулить всем процессом. Выживают конечно не самые глупые. Ты вспомни кто оставался с нами после всех заданий: самый мусор, но не глупый…

    Её немного передернуло. Воспоминания эти были не самые приятные. Лучше б их вообще не было. Но реальность стоит принимать такой, какая она есть. Ещё один урок.

    Теплая рука прикоснулась к ладони рыжей:
    — Есть группа, которая занимается нелегальным переправлением выживших из пустыни в город…

    — Мне не нравится то, что ты говоришь, — Джеки прищурилась, — вот это уже действительно опасно. Ты забыла о парадемонах? Они страшнее какого-то лысого мужика. Да и пустыня. Какова вероятность того, что мы не умрем быстрее, чем доберемся до того места? И какие доказательства? Ты же всегда проверяешь факты, прежде чем лезть куда-то.

    В её последней фразе звучали нотки укоризненности и веры в разум своей любимой. С Майк что-то точно творилось, и Джеки хотелось в этом разобраться.

    Отредактировано Jackie Foxx (2022-05-04 16:28:46)

    +1

    8

    Да, Джеки права. Именно в этот момент Микаэла посмотрела на нее другими глазами и отметила изменения, которые по глупости своей прежде не замечала. Перед ней сидела не запуганная малышка, которая не знала ничего в этой жизни, а потому скалилась и жалась в угол от каждого, кто решался подойти в её сторону. Теперь Джи предстала рассудительной молодой женщиной, которая жила сегодняшним днем и кирпичик за кирпичиком выстраивала дорогу к более спокойному будущему. У нее был план — не мечтательный, сотканный из грёз, а вполне реальный и осуществимый. В то время как Майк думала о дальних далях, верила не подкрепленным фактами слухам и жила надеждой, что когда-то непременно станет лучше. И кто теперь защитник и хранитель очага? Явно не она, как ни крути. Даже стыдно за себя.

    Майк никогда не была мнительной и ведомой. Она привыкла трезво смотреть на мир… но что-то сломалось в ней вместе с крушением цивилизации; что-то, что переломило стержень и разом уничтожило все прежние планы. Да и есть ли какое-то будущее теперь?

    Она устало прикрыла глаза ладонью.

    Прости, — произнесла Рейес, не глядя на своего рыженького лисёнка. — Я совершенно никак не помогаю выживать в этой жизни.

    Да, именно так. Только не в этом она видела свою роль. Микаэла должна была уберечь Джеки, удержать от опрометчивых решений и, если потребуется, закрыть собой от опасности. Но что происходило на самом деле?.. — ведет себя как последняя идиотка.

    Всё так, преступность, как всегда, процветает. А главари по-прежнему имеют больше власти и влияния, чем какой-нибудь Брюс Уэйн.

    Она усмехнулась. Вот не думала Майк, что плейбой и миллиардер точно также сидел за чашкой кофе и думал о завтрашнем дне. Нет, птицы подобного полета, наверняка, жили жизнью не слишком отличную от того, что вели до катастрофы. Хоть кому-то в творящемся апокалипсисе повезло.

    Нужно думать о чем-нибудь более полезном, чем несуществующий рай на земле. Дело говоришь, — но как? Она усмехнулась, состроив гримасу с выпученными глазами. Для этого неплохо бы обзавестись реальным планом действий, а не внимать россказням умалишенного сброда. И нужно научиться ценить то, что имеешь, ведь когда-то, просижия штаны в казематах, и это казалось пределом мечтаний. Как быстро всё переигрывается и как скоро меняется точка зрения!

    В коридоре за дверью послышался шум. Приглушенный, однако и этого оказалось достаточно, чтобы напрячься. Майк прижала указательный палец к губам и едва слышно шикнула. Прислушалась. Топот нескольких пар ног в тяжелых ботинках. Армейских, явно. Двигались перебежками, от одного укрытия к другому, боясь выдать себя или подставиться под возможный удар. Рейес знала эту тактику, подобной обучали курсантов. Учения? Какого черта солдафонам могло понадобиться в этом здании в богом забытом закоулке?..

    “Дьявол”, — выругалась она про себя. Осторожно, пытаясь не издавать ни звука, отодвинула под собой стул и вышла из-за стола. По ту сторону двери  послышалось, как что-то тяжелое ударилось о бетонный пол, затем через щель повалил плотный дым.

    Дымовая шашка, — прошептала Рейес, почувствовав, как замерло сердце, а затем начало быстро-быстро колотиться.

    Грохот. Выбитая дверь. Не их, но где-то совсем рядом. И голос, искаженный маской с встроенным фильтром:

    Гвардия Лютора! Всем предъявить документы.

    “О б л а в а”.

    Прекрасно понимая, что вскоре вломятся и сюда, Майк отошла на шаг назад, увлекая за собой Джеки. Посмотрела ей в глаза пристальным неморгающим взглядом.

    Ты помнишь, что нужно делать? — спросила она, жадно всматриваясь в дорогие черты лица, пытаясь запомнить каждую деталь, оттенок глаз Джеки на самом дне, теплый отблеск волос, при свете рассветного солнца казавшихся рассыпным золотом. Майк знала, что она помнила, должна была — возможность отступления они проговаривали много раз, но надеялись, что это никогда не понадобится.

    Она бросилась к окну, распахнула створку настежь и глянула вниз. Этаж был высокий, тут же обдало прохладным ветром, однако Майк увидела главное — внизу никто не поджидал.

    Давай, как договаривались: прыгаешь на балкон двумя этажами ниже и бежишь. Встретимся в условленном месте, — сказав это, она притянула Джеки к себе и поцеловала в губы, коротко и со всей страстью.

    Отвернуться, не смотреть и слушать. Сконцентрироваться на другом. Следующим делом она подошла к дивану и сбросила подушки, вытащив из тайника ружье. Пусть примут за бандита, пусть стреляют и тратят время — оно нужно Джеки, чтобы успеть уйти.

    Не оглядывайся! — бросила напоследок Майк и сняла оружие с предохранителя.

    Снова шаги, на сей раз ближе. Стук. Стук. Тишина. Усилием воли Рейс поставила перед собой стену. Она готова держать оборону.

    0


    Вы здесь » DC: Apocalypse » More than meets the eye here » This is the end.


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно