DC
Apocalypse
комиксы DC • постап • NC-17
новости

Алек — 23 поста

Памела — 17 постов

Покоритесь Дарксайду

Лучший пост от Харли Квинн Ее личное сокровище, дорожка в будущее, которого она не знала, красовался острыми углами тела, показывая изгиб позвоночника за плотной тканью смирительной робы. Харлин прикусила губу. Еще чуть-чуть я смогу ее снять. Как знак доверия между психиатром и пациентом, конечно, символ того, что ей больше нечего бояться. Он ее, а она его. И... Легкий румянец коснулся щек. Мутная смесь эндорфинов и акситоцина уже бежала по молодому телу, забирая концентрацию, затуманивая мысли желанием.

Лучший эпизод Still waters run deep Бэтгерл и Барри Аллен

флудер Коннор

почетный мыслитель Рой

ваша смерть близка!

    DC: Apocalypse

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » DC: Apocalypse » More than meets the eye here » You can’t have it all


    You can’t have it all

    Сообщений 1 страница 5 из 5

    1


    https://i.imgur.com/IiRgNbK.png

    YOU CAN'T HAVE IT ALL

    Dinah Lance & Barbara Gordon
    Дата и место: 12/09/2021, Хэвен

    За короткий промежуток времени изменилось все: стерлись города и человеческие судьбы; друзья стали врагами, а вчерашний день теперь кажется таким далеким, будто он случился в прошлой жизни, где все было иначе. Новый сотрудник ЛексКорп и глава безопасности - между ними, кажется, бездна. Есть ли возможность отыскать дорогу назад или все былое безвозвратно замело песком?

    https://i.imgur.com/fUSdKSR.png


    +2

    2

    - Сюда, пожалуйста. – Секретарь мило улыбается, но лицо кажется абсолютно безжизненным, словно она просто надела маску. В глазах читается вселенская усталость и скука, как будто бы не было ужасов последних лет, словно все идет так, как должно идти. Видимо, в головах некоторых людей не сохраняются плохие воспоминания, устроившись в тепле и безопасности, под крылом ЛексКорп, они считают, что получили золотой билет. Самое обидное, что это действительно было так. – Присаживайтесь, вас вызовут!
    - Извините, - девчонка надула губки и повернулась к Барбаре, снова натягивая улыбку, на этот раз более фальшивую, чем раньше. Ей не хотелось возиться с рыжей, она ещё не докрасила два ногтя и хотела досмотреть старый ситком, но никак не общаться с какой-то простушкой в больших очках и куделькой на затылке. – Мне сказали, что меня приняли на эту должность, а когда я пришла, сообщили, что ожидает очередная беседа. Что-то не так?
    Блондинка уставилась на свою собеседницу, глядя сверху вниз. Наверное, Гордон показалось, но в темных глазах секретаря сверкнуло презрение. Окинув взглядом будущего администратора информационных систем, она развернулась на каблуках и быстрым шагом пошла вдоль коридора, видимо, решив, что говорливая кукла не стоит ни её внимания, ни времени.
    Кричать вслед Барб не стала, поджала губы и покачала головой. Её опрометчивый план медленно рушился. Сначала, вроде, все шло прекрасно. Она могла бы махнуть рукой на свое геройство, снять плащ и повесить его на крючок. Бэтгерл могла умереть там, под кусками стены одного из домов, когда Дарксайд нанес последний удар, разбивший сопротивление планеты. Она уже отступала, уходила, за что поплатилась, а в этот раз не могла даже этого. Рано или поздно, даже этот оазис окажется погребен под Пустошью, остатки сопротивления, разрозненные как осколки выбитого стекла, погибнут, а Лютор поймет, насколько был недальновиден. Вот почему она хотела действовать и как можно быстрее.
    У небольшой горстки героев, - тех, кто был ими или стал себя так называть, обзаведясь врагом куда как опаснее, чем Бэтмен, Супермен или Флэш, - был план. Сумасбродный, можно сказать – самоубийственный. Первым шагом было – выяснить, что именно генерирует защитный купол над Хэйвеном и можно ли эту технологию воспроизвести. Лучшего никто не придумал, как отправить кого-то прямо в стан недоброжелателей. Едва ли Лекс собирался делиться своими разработками с другими и уж тем более он не хотел рисковать последним, что у него есть ради призрачной надежды хоть на какой-то положительный исход битвы.
    - Добрый день, - раздалось над самым ухом, что вынудило вздрогнуть и отшатнуться, ошалело уставившись на молодого человека. Его встревоженный вид резко контрастировал с дежурной улыбкой секретарши, явно обычный клерк, помогающий вести документацию, а отсюда и совершенно другое отношение. – Простите за ожидание, вас готовы принять.
    Ну, в принципе, ждала она не долго, вот только ответы на свои вопросы так и не получила и вряд ли парень смог бы ей помочь, так что расспросы пришлось отложить.
    Коридор куда короче того, по которому она пришла сюда, стерильный, без единого стула или кашпо с искусственными цветами, ни картин или наклеек. Впереди виднеется дверь, тоже светлая, с золотой вывеской, поясняющий, кому же конкретно принадлежит кабинет, без имен, лишь должность.
    - Идемте, - подгоняет клерк, обходя притормозившую девушку и открывая перед ней двери, пропуская внутрь. Её встретила небольшая прихожая, видимо, служившая рабочим местом её сопровождающего. Двери дальше, к таинственному главе безопасности, она не заметила, разглядывая скромные убранства небольшого офиса. – Вам сюда!
    Немного нетерпеливый голос привлекает внимание, рыжеволосая поворачивается, уставившись на говорящего и только сейчас замечает на его лбу выступившую испарину, он нервничал. С чего бы это? Кивнув, она прошла вперед, косо взглянув на бедолагу и ободряюще улыбнувшись. Правда, улыбка сползла с её лица почти сразу, как только она перевела взгляд на стол.
    Наверное, она ожидала увидеть в кресле начальника службы безопасности кого угодно, даже гориллу Грода, но никак не Дрейк-Лэнс. Оцепенев, Барбара лишь задним числом отметила, как поспешно закрыл двери парнишка. Видимо, её подруга держала в страхе своих подчиненных.
    - Д… - в горле пересохло, пришлось замолкнуть, попытаться проглотить комок. – Привет, Дина! Я так рада тебя видеть…
    Сделав поспешный шаг вперед, свалив папку с документами и сумочку на стул для гостей, она было уже собиралась подойти к Канарейке, заключить её в объятьях, но замерла. Что-то было не так.

    Отредактировано Barbara Gordon (2022-04-08 06:24:43)

    +1

    3

    Новая реальность требовала большей отдачи. Канарейка давно забыла, что такое спокойная жизнь, да и случалась ли она когда-то вообще? Теперь каждый тосковал по миру до вторжения Дарксайда, с благоговейным трепетом вспоминал о путешествиях, дожде и прогулках до утра. Сейчас всё было по-другому: за стенами Хэвена одна пустыня да орды парадемонов; песок, куда ни глянь - песок; и комендантский час как вынужденная мера по сохранению порядка внутри последнего пристанища человечества.

    При новом строе Дину ожидало намного больше обязанностей, чем когда-либо прежде. Раньше она была легкомысленной, даже безрассудной, могла запросто вляпаться в сомнительную авантюру, выхода из которой не видела. Она верила в собственные силы и что, так или иначе, сумеет выпутаться из какой угодно передряги, пусть не сама, но с помощью верных друзей. Теперь у нее не было друзей. Была только работа, которой Дина самозабвенно отдавала всю себя. У каждого свои методы преодоления потерь, для неё навешать на себя кучу обязательств — тот еще действенный метод, который помогал и в прошлом. Помог и теперь. Днем Канарейка в составе гвардии Центрального округа планировала и курировала рейды во Внешнее кольцо, целью которых был захват нелегалов и угроз политическому режиму; по вечерам и ночам отсматривала бумаги сотрудников непосредственно ЛексКорп. Внутри главного детища Лютора должен царить идеальный порядок. Риск возникновения диверсий практически сводился к нулю, благодаря многоступенчатой системе проверок и контроля. По большому счету, вмешательство главы безопасности было не более, чем условность: личность сотрудников и кандидатов уже просканировали вдоль и поперек, а биографию проверили едва ли не с пеленок. Но Дина должна быть уверена, на ней (в том числе) лежит ответственность за светлое будущее корпорации, и халатно подходить к своим обязанностям она просто не могла себе позволить.

    Шмидт, Орсон, Г о р д о н…

    Знакомая фамилия заставила хмыкнуть. Не каждый день встречаешь однофамильцев людей, которые были дороги в прошлом. А может они являются дальними родственниками старых знакомых? Раскрыв папку с личным делом, Дина поняла, насколько ошибалась в предположениях. И поняла, что Барбара неспроста засветилась в стенах корпорации. Остаток вечера, перешагнувший в позднюю ночь, Канарейка изучала всё, что её команда сумела откопать на некогда подругу. Досье Барбары стерильно, как больничный бинт, в нем не за что зацепиться. Но Дина не понаслышке знала, на что способна Оракул в вопросах подтасовки данных.

    Утро встретило как всегда приглушенным под куполом светом солнца, мягким, приветливым, казавшимся безобидным из панорамного окна квартиры Канарейки. В этой квартире она находилась совсем редко, чаще всего засыпала где придется и когда придется или же проводила целые сутки на рабочем месте, или в разъездах, выполняя поручения Лекса. Лютор открыто не любил металюдей — и об этом знали все. Но Канарейку в свой круг почему-то всё же допустил и разговаривал как с равной. В том числе и поэтому Дина считала, что у нее нет права на ошибку…

    О том, что она желает лично побеседовать с утвержденной кандидаткой на вакансию IT-администратора, с самого утра знал весь отдел. Оттого-то и суетились больше обычного — по опыту понимали, что просто так на беседы в тот самый кабинет не приглашали.

    В строгом форменном костюме, застегнутом на все пуговицы под самый подбородок, Канарейка допивала крепкий кофе, когда в дверь постучались. Отставив чашку в сторону, кивком она пригласила войти, а сама поднялась с кресла, чтобы встретить гостью.

    М-м, — вздернула брови она. — Не нужно. Лишнее это.

    Радость от встречи, которую столь активно пыталась изобразить Барбара, Дина явно не испытывала. Но стоит признать, было все же интересно увидеть человека из прошлой жизни. Наверное, она была бы более позитивной, если бы её не бросили подыхать на поле битвы, оставив на милость завоевателю. Но, как оказалось, Канарейка — птица живучая; сумела выкрутиться и даже удобно устроилась в непосредственной близи от правящей верхушки. В коем-то веке она не сгрызала себя заживо из-за прошлого, и ей было от этого… н о р м а л ь н о.

    Холодным предостерегающим взглядом ответила она на порыв Гордон. Указала на кресло для посетителей и предложила присесть, после чего вернулась на свое прежнее место за столом. Досье Барбары лежало тут же раскрытым.

    Значит решила поработать на ненавистного Лекса Лютора? — без обиняков перешла Канарейка к сути и прямо посмотрела на Барбс.

    +1

    4

    Барбара не просто была рада видеть Дину, она испытала целую гамму разносторонних эмоций, едва не разорвавших её пополам. Последний раз они виделись во время вторжения и, честно говоря, Гордон думала, что подруга погибла. Конечно, будь у неё чуть больше возможностей в этом дивном, новом мире, да времени для сбора информации, она бы выяснила тайну личности главы безопасности ЛексКорп. Поэтому да, радостно узнать, что блондинка жива и в полном порядке, но как же её фигура на шахматной доске портила планы. И если бы дело касалось только её лично или хотя бы семьи Уэйнов, она бы отступилась, рассказала бы Дрейк все, что было и на что она надеялась, но на кон поставлено слишком многое.
    Вместо приветствия – холодность, вместо Черной Канарейки – статуя из мрамора в строгом костюме. Вскинутые брови, острые черты лица, ледяной взгляд и слова, режущие не хуже бритвы. Внутри все замирает и обрывается, руки, что женщина вскинула для крепких объятий, устремляются вниз, безвольно висят вдоль тела. Это было больно, но ещё хуже стало от осознания несправедливости подобного обращения. Рыжеволосая резко выпрямилась, быстро окинула взглядом кабинет, словно и правда думала разглядеть хоть один блестящий глазок камеры наблюдения, надеясь хотя бы на это списать такое поведение человека, которого считала погибшим и оплакивала в свое время. Слова и жесты Дрейк напоминали пощечины и, кажется, реакция на подобное поведение доставляла ей своего рода удовольствие.
    Барб сжала кулаки, проводив визави взглядом к её стулу, она, наконец-то, взяла себя в руки, и приняла предложение присесть. Пальцы сцепились в замок да так, что костяшки побелели, она всеми силами сдерживала рвущиеся наружу слова, понимая, что сейчас явно не время и не место выяснять, что же, черт возьми, произошло с Диной, какого хрена она так себя ведет и делает вид, будто они заклятые враги. Наверное, узнай Лютор, кто такая Бэтгерл, он бы с ней в таком же тоне разговаривал. Сделав глубокий вдох, на секунду прикрыв глаза, чувствуя легкое головокружение от происходящего, она натянула нейтральное выражение на свое лицо и посмотрела на говорившую. Попытка уколоть вызвала очередную волну негодования. Нечестно!
    - При всем моем уважении, мисс Дрейк, но все мы, как я могу судить, ищем место потеплее в нынешних реалиях. – Голос Гордон тоже стал холодным, хоть и подрагивал, когда она пыталась сдержать эмоции. Ничто её так не выбивало из колеи, как перемены в близких людях, а Канарейку она считала почти за сестру. – Итак, вы хотели провести со мной личную беседу. Я готова отвечать на ваши вопросы.
    Но у неё были и свои, море вопросов, один звучал в голове громче другого, перебивая и заглушая голос разума. Было сложно вернуться к своей обычной невозмутимости. Наверное, ей было проще общаться с людьми не лично, а через коммуникаторы. Радость от осознания, что светловолосая жива не могла заглушить всего того негатива, что теперь дал свои корни в душе Барбары. Она опустила подбородок, глядя на главу безопасности.
    И ты меня упрекаешь в попытке работать с Лексом?
    Нет, она сдержит себя, промолчит, не даст повод разрушить весь план в самом начале его реализации. Иногда цель оправдывает все, даже то, что друзья становятся почти врагами. Но присутствие Дины, то, что она прекрасно знала всю подноготную Барбары осложняло ситуацию. Да, фактически ей не за что зацепиться и ни к чему придраться. Единственное, что бросало тень на из прошлого – Джеймс Гордон, комиссар полиции Готэма, сотрудничавшего с Бэтменом. Хотя, это уже не имеет значения, Готэма нет, как и отца. Зато теперь Бабс понимала, какое бремя нес он на своих плечах.
    Не упрекает, прощупывает!
    Дину никогда бы, и никто не назвал глупой, а уж учитывая её работу с Амандой Уоллер и Командой 7, то можно с уверенностью сказать – манипулировать и давить психологически она умела так же хорошо, как разбивать носы бандитам и другим плохим парням.
    - Вам, как я могу судить, интересно, почему я пришла сюда? Хочу быть полезной тем, кто остался. Хочу помогать и защищать людей. Думаю, это мой долг, а мое резюме, я уверена, подтвердит мою компетентность в вопросе IT-администрирования. – Деловой тон наигран, обе это знали. Да, Барбара умела быть жесткой, она многое успела перенять у темного рыцаря, когда они работали командой, но женщины знали друг друга слишком хорошо. В любом случае, эта игра явно демонстрировалась не для них двоих. Оставалось надеяться, что Дрейк не станет вскрывать чужие карты, рыжая верила – личное это личное, а здесь вопрос благополучия, как собственного, так и указанных в досье близнецов, опекуном которых является Гордон. К тому же, Бэтгерл не видели с момента последней битвы.  Только во Внешнем Круге беженцы, которые скрываются от людей Канарейки, могли рассказать, что Летучие мыши и несколько Малиновок все ещё в деле.

    +1

    5

    Не думать ни о чем, что не касалось поставленной цели, не накручивать и не додумывать — определенно, в нынешнем состоянии Канарейки имелось множество плюсов. Страшно даже представить, во что могла вылиться встреча с Барбарой: слезы, сопли, никому не нужные оправдания и уверения, что произошедшее всего лишь досадное стечение обстоятельств. Канарейке не требовались объяснения, она знала, что произошло во время битвы с Дарксайдом, что называется, из первых уст. И не видела причин не доверять.

    Что ж, помимо этого, Дина не видела причин дуться на Гордон или пытаться ущемить её достоинство: Лэнс всего лишь выполняла свою работу, на месте Барбс мог оказаться кто угодно с таким же сомнительным послужным списком (о котором, естественно, в резюме не было ни слова). Она не испытывала никакого воодушевления от необходимости разговора с бывшей подругой, за которую, не задумываясь, когда-то отдала бы свою жизнь. Время всё расставило по своим местам, и обе оказались там, где должны были. Что толку сокрушаться по былому? Да, Дине не доставляла особого удовольствия недосказанность, повисшая в воздухе; она видела по глазам Барбс, что той было что прояснить, и она ждала, когда представится возможность поднять волнующую тему. Что касается Канарейки… ей, в общем-то, нечего было сказать сверх того, что она уже озвучила. К тому же, её ожидала целая гора работы, так что хотелось поскорее разобраться хоть с чем-то.

    Кто-то не выбирал, — подчеркнуто равнодушно заметила Дина. — Лекс спас мне жизнь, и я многим обязана ему. Моя служба в ЛексКорп — лишь малая часть огромного долга, который я никогда не смогу выплатить. И я рада оказаться здесь, выполняя благую миссию по спасению человечества от самого себя.

    Линза дополненной реальности, установленная на одном глазу, считывала внешние проявления эмоций Барбс. В целом, она держалась неплохо, особенно, если учесть, что всего несколько секунд назад готова была задушить Канарейку в приступе фальшивой радости. И пусть реакция Гордон тогда не показалась наигранной, Дина знала, с кем имела дело: Бэтгерл и Оракул не оставались бы так долго на плаву, будь Барбара посредственностью. Нет, Канарейка столкнулась с кем-то, чьи способности ни в чем не уступали её собственным. Что ж, так даже интереснее.

    Какие-то секунды Дина молча смотрела на экс-подругу. Она думала, что пришла на допрос? Смешная. По губам пробежала тень усмешки. Хэвен не тюрьма, а ЛексКорп не карцер — уж Барбара могла бы понять истинное положение вещей. Но отчего-то не понимала, не хотела или специально выбирала такие фразы, чтобы сбить с толку? Ну, в таком случае попытка засчитана.

    Вопросов не будет, — отозвалась Канарейка.

    Сомнение? Смятение? Подвох? Едва различимые следы многих эмоций промелькнули на лице Барбс, а в следующее мгновение были стерты.

    Я просто хотела встретиться с вами, — истинный смысл фразы читался между строк. Дина намеренно показала себя, тем самым давая понять, что у Барб не получится, что бы они ни замыслила. Здесь не шайка кретинов, как по команде реагирующих на каждый шорох, когда нужно героям. У Бэтгерл не выйдет обвести вокруг пальца ту, кто знает её как облупленную и в курсе всех её примочек и методов. Для того, чтобы провернуть что-то за спиной Канарейки, Барбс придется отшибить себе память и сделаться новой личностью — а это, в силу обстоятельств, очень и очень сомнительно. Да, оставался вариант, что Мышка за время разлуки обзавелась новыми штучками, но и в Хэвене прогресс не стоял на месте, а после взлома данных АРГОС’а развитие техники сделало резкий скачок. На Земле попросту не оставалось никого, кто имел бы доступ к подобного уровня технологиям.

    Дина улыбнулась. Не приветливо, не тепло и не лукаво  — скорее для проформы, потому что так в данный момент было нужно.

    Уверена, вы сможете стать полезным сотрудником в корпорации, — произнесла она. Смахнув невидимую для посторонних страницу перед глазами, Дина открыла крышку на печати и шлепнула размашистое “ОДОБРЕНО” на корочке досье Гордон. Снова улыбка, на сей раз мягче. — Добро пожаловать в ЛексКорп! Ждем вас завтра в 9 утра на рабочем месте. Не опаздывайте.

    Выпроводив Барбару за дверь и убедившись, что та действительно ушла, Канарейка первым делом настроила дрон на биометрические параметры нового IT-специалиста. Поверила ли она патетическим рассказам Гордон о долге и необходимости? Да черта с два! Но, сверля друг друга глазами, невозможно добиться ничего, кроме презрения. В подобные игры играют по-другому, и выигрывает тот, кто первым ухватит нужную информацию и не будет при этом замечен. Канарейка не была наивной ни на йоту и прекрасно понимала, что слежку (а особенно такую топорную) Барбс распознает еще издали. А потому пусть думает, что водит за нос преследователей, в то время как реальный шпионаж будет осуществляться совсем не бездушной машиной.

    Симмонс, — обратилась она к сотруднику по внутренней связи, — глаз не спускай с рыжей, что только что покинула мой кабинет. Будь готов, что она тебя заметит и попытается уйти, но не смей упускать её.

    Есть, мэм! — четким басом отозвался мужской голос в наушнике.

    Отлично, второй охотник за лисицей выдвинулся по следу и будет обманут — в этом Дина даже не сомневалась. А потому ей предстоит “присмотреть” за старой подругой самой. И вынудить её покинуть логово, устроив “несчастный случай”, мимо которого Барбс просто не сможет пройти.

    Флетчер, — шум на той стороне, после чего нужный человек все же отозвался. — Взломанный канал всё еще активен? — активен, как не быть, ведь было решено делать вид, что система не знает о проникновении. По этому каналу спускали несущественные мелочи, дабы не вызывать подозрений у злоумышленников. — Слей по нему информацию о сегодняшней облаве.

    Сведения попадут в нужные уши. И, зная Бэтгерл, Дина могла предположить, что она сделает всё, чтобы под удар попало как можно меньше “невинных” людей. А что, гладко выйдет, если бойцы вломятся по указанным координатам, а там никого не окажется. И ведь не придерешься — человеческий фактор или устаревшая информация виноваты в срыве операции, какие вопросы тут могут быть!

    Свой кабинет и маршрут следования подруги был неоднократно просканирован на наличие посторонней техники. Чисто с виду. А даже если не так… посмотрим, во что это выльется…

    0


    Вы здесь » DC: Apocalypse » More than meets the eye here » You can’t have it all


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно