DC
Apocalypse
комиксы DC • постап • NC-17
новости

Алек — 23 поста

Памела — 17 постов

Покоритесь Дарксайду

Лучший пост от Харли Квинн Ее личное сокровище, дорожка в будущее, которого она не знала, красовался острыми углами тела, показывая изгиб позвоночника за плотной тканью смирительной робы. Харлин прикусила губу. Еще чуть-чуть я смогу ее снять. Как знак доверия между психиатром и пациентом, конечно, символ того, что ей больше нечего бояться. Он ее, а она его. И... Легкий румянец коснулся щек. Мутная смесь эндорфинов и акситоцина уже бежала по молодому телу, забирая концентрацию, затуманивая мысли желанием.

Лучший эпизод Still waters run deep Бэтгерл и Барри Аллен

флудер Коннор

почетный мыслитель Рой

ваша смерть близка!

    DC: Apocalypse

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » DC: Apocalypse » More than meets the eye here » Survival is my victory


    Survival is my victory

    Сообщений 1 страница 5 из 5

    1

    Survival is my victory

    Dinah Lance & Roy Harper

    Дата и место: 20.09.21 // Пустошь

    https://i.imgur.com/m88N90H.gif

    Из далеких уголков пустыни в Хэвен приходит сигнал, который требуется проверить.

    +1

    2

    Когда-то давно, смотря на подобные пейзажи, в голове возникли бы строчки из одноимённого сериала. «Oh I come from a land, from a faraway place where the caravan camels roam…» И она тогда вызывала улыбку, детскую радость, какое-то ощущение волшебства и праздника, что сложится как только заиграют в голове первые мотивы музыкальной заставки. Потом появится картинка с Тадж Махалом, столь величественным и значимым для всех в Алладине, что даже ты ощущал его важность, мечтая оказаться в той пустыне вместе с героями… Ведь эй, она не так уж и страшна, как казалось Рою в детстве. Да и в юношестве, оказываясь в сахаре он спокойно переносил все тяготы и лишения, держа в голове информацию о том, что у неё есть конец. И на том самом месте тебя будут ждать дорогие люди… Их тысячи и все они проживают в самом лучшем городе этой планеты – Сиэтле.

    Харпер мог относиться как угодно к определённым важным личностям в его жизни, но всё ещё ради них был готов расшибиться в лепёшку, что и сделал собственно. А потому и место становилось ужасно значимым для него. Там начиналась его жизнь, совершала резкий оборот, оказывалась где-то у подножия самого бытия и вновь взлетала до самого неба. И в каждом следующем пролёте он цеплял новых и новых людей, добавляя их на незанятые места в вагончике. Каждый мог менять спокойно посадочное место, в зависимости от их личного желания появляться и участвовать в движении по рельсам этих гонок. Постепенно вагонетка заполнялась, к ней прицепляли новые и новые, пока она не превратилась в змейку из тетриса. Та укусит себя, ведь расти на этом экране бесконечно просто невозможно! Оборвётся, оставив лишь несколько людей в памяти Роя, в его жизни, в настоящем.

    Он медленно отпустил штурвал, откидываясь на кресле, плотно прижимаясь к спинке. Раздался характерный скрип, к котором он уже привыкнуть успел. Кожаная куртка, больше походившая на оранжевый (или красноватый плащ). Его кисть касается жестковатых волос на лице, придавливая их к щеке и чуть поглаживает, как бы готовясь к сложному решению в своей жизни. Он бывал в этом месте уже несколько раз, и каждый последующий становился тяжелее всё более невозможным. Зачем он посещал это место из раза в раз и чего хотел добиться? Встретить старых знакомых, которые каким-то чудом сумеют раздобыть координаты места? Те ждут его внизу, где нет никакого электричества и продовольствия? Всё поросло пылью и плесенью, да и запасы воды явно были близки к нулю, если вообще существовали.

    Зелёные глаза вглядываются в горизонт, солнце к которому прижималось уже достаточно близко. Тень начинала опускаться на все окрестности Сиэтла, которые Рой всё ещё был в состоянии себе представить. Примерно здесь шла дорога прямо к центральной части. Вдоль неё воображение дорисовывало две полосы деревьев, маленькие, но очень богатые домишки. Они стояли в ряд, через определённое расстояние друг от друга. И если бы Харпер захотел, то сумел бы вспомнить даже музыку, игравшую от особняка в нескольких зданиях от его нового дома. В такие моменты мужчина удивлялся на что способна его память и воображение. Или просто саундртек играющий на корабле, отражался слишком сильно в ушах? Рой даже не замечает, как качает головой в такт ей, губы едва двигаются, повторяя слова. Звук голоса растворяется в потоке, сливаясь в единое целое с песней.

    - I'm finally holding on to letting go - тихим шёпотом рыжеволосый парень сопровождает действия своих пальцев. Очередная попытка вызвать кого-то связанного с Оливером потерпела полную неудачу несколько дней назад. Сейчас он лишь обновляет информацию об ответах на сигнал. Тихо. Ни одного сообщения. 

    Пальцы вновь пробегают по нескольким кнопкам на бортовой панели, выключая двигатели и запуская маскировку на корабле, который он щедро арендовал у Кори. Музыка точно также замолкает, заставляя Роя ощутить всю давящую атмосферу тишины, царившей в пустыне. Вот только выйти из своего корабля, так удобно расположившегося в нескольких метрах от цели и, скрывающегося от всех возможных радаров не получается. Тишина буквально разрывается рёвами моторов приближающихся машин. Мужчина щурится, вглядываясь в боковое стекло и, двумя руками подхватив маску красного цвета, с маленьким изображением стрелы. В куртке уже находился лук, стрелы же, сложенные, располагались в боковых карманах под курткой (кобура для пистолетов переделанная), и на штанах.

    - Я же обещал не влипать в неприятности, - шлем защёлкивается за замок сзади, медленно запуская программное обеспечение. Он находился достаточно далеко от их основной базы, так что скорость соединения явно оставляла желать лучшего. Впрочем, без него выходить из корабля такая себе идея. Потому Харпер и наблюдал за неизвестным ему объектом, поправляя перчатку на металлической руке.

    Отредактировано Roy Harper (2022-04-13 20:01:14)

    +1

    3

    Home
    Is not where you live
    But who cares when you’re
    gone

    They’ll follow you to
    The
       b e y o n d...

    Прошло около двух недель с тех пор, как Дина повстречала в пустоши старых “друзей”, которые посчитали благом бесцеремонно вломиться к ней в голову и что-то там “починить”. Да, прежде она соображала не так, как должна была бы, и теперь замечала то, чего не видела ранее, в том числе и недостатки системы управления Хэвена. Вместе с осознанностью, к ней вернулись воспоминания и эмоции с ними связанные. Не все, далеко не все, но ряд событий из прошлого теперь она помнила, и они отнюдь не были радужными. Если раньше Канарейка была сосредоточена на выполнении поставленной цели (и, надо сказать, делала она это безупречно), то теперь огромное количество сил уходило на то, чтобы не думать, не касаться прошлого, чтобы не испытывать давящего чувства, от которого ни продохнуть.

    Хмурой, собранной, не болтающей лишнего Дина была и ранее… до всего этого безумия; теперь же ей требовалось делать над собой усилие, дабы никто из сослуживцев и коллег не догадался, что прежней бездушной куклы уже нет, она сломалась и теперь пропускает всё через собственную /испорченную и сбитую, но какая есть/ систему ценностей. Казаться холодной и отстраненной, когда внутри раздирали противоречия — не самая простая задача, которая, тем не менее, отныне стала повседневной. В том числе и поэтому Канарейка готова была вызваться на любое задание вне городских стен. Там опасность поджидала на каждом шагу, а местность сводила шансы выжить к минимуму, но в пустоши не было всевидящего ока Лютора, которое, как казалось Дине, всегда направлено на неё. Там, в дикой враждебной среде она, как ни странно, ощущала свободу, пусть и мнимую; ощущала себя чуть больше собой.

    Когда до силовиков дошла весть о том, что набирается группа добровольцев, чтобы выяснить природу сигнала, чей источник находился далеко, очень далеко, Дина, не особо раздумывая, вызвалась в числе первых. Уже потом, во время инструктажа она узнала, что согласно координатам высадиться придется в районе окраин бывшего Сиэтла. Совпадение?.. Канарейка не верила в них, да и Лекс тоже, оттого-то она старательно избегала его заинтересованного взгляда. Поймет ведь всё, непременно поймет сразу, как прочитает сомнение на дне её зрачков. По воле случая, неудобного столкновения удалось избежать, и спустя несколько часов СВВП нес на борту группу, в составе которой находилась и Дина.

    До высадки пять минут”, — уведомил пилот.

    Команда дружно сверила часы. Ни единый мускул не дрогнул на лицах бойцов; ни волнения, ни сомнений — лишь решимость выполнить приказ. Аппарат приземлился на заброшенной вертолетной площадке, быстро выбросил трех человек вместе с транспортом и снаряжением, после чего с места взметнулся в воздух. Усевшись на модифицированный мотоцикл (который помимо того, что мог легко передвигаться по привычно твердой поверхности, не тонул и в вязких песках), Канарейка затянула липучки от перчаток на запястьях, проверила плотность прилегания маски на нижней части лица и опустила со лба очки. Не хотелось набрать полный комбез песка, который непременно расцарапает кожу до крови в самых неудобных местах, а потому к мелочам, вроде плотного прилегания одежды, относились достаточномсерьезно.

    Город /а точнее его часть — та, где должен был располагаться источник сигнала/ был поделен на сектора, по одному на каждого участника миссии. Дина бы солгала самой себе, если бы сказала, что сектор ей достался случайно — возможно, окажись здесь две недели назад, она бы и не подумала о том, что вспомнила сейчас. Но она помнила, а какая-то часть её естества надеялась, что каким-либо образом удастся хотя бы рядом очутиться со знакомыми местами, столь важными когда-то, а ныне обернувшимися прахом.

    Условившись выходить на связь каждые полчаса, члены группы разъехались в разные стороны. Добравшись до границы выделенной ей для обследования территории, Дина запустила дрон и какое-то время стояла на месте, с помощью системы дополненной реальности через камеру на дроне просматривая окрестности. Что ж, от того, что отложилось в памяти, осталось мало, но армии Дарксайда на горизонте не было замечено — и это весомый плюс. Установить точное расположение источника сигнала из Хэвена не удалось — слишком большое расстояние. А потому добровольцам были выданы приборы отслеживания, которые должны были информировать, если сигнал усилится при приближении.

    Вновь оказавшись в Сиэтле, куда могла направиться Дина, зная, что в этот самый момент за ней не подглядывает каждая камера и можно не контролировать проявление эмоций? Конечно, к Спейс-Нидл, чтобы посмотреть на любимый город “во всей красе” и проорать с вершины накренившейся заржавелой башни что-нибудь непристойное. И выплеснуть, тем самым, горечь, которую не могла показать никому в течение двух недель. Что ждет эту планету дальше? Как найти в себе силы продолжать бороться, когда надежда тает на глазах? Нет, в самом деле лучше не думать обо всем этом, продуктивнее просто выполнять приказы того, кто принял решение и за тебя, и за целый многомиллионный город. Возможно, жесткая диктатура и есть единственный шанс на спасение человечества?.. Дина не знала. Хорошо, что в тот момент её, жалкую, сгорбившуюся на коряге, по-детски обнявшую колени, не видел никто — вот она, глава безопасности ЛексКорп собственной персоной, непоколебимая и беспристрастная!

    Сказать по-правде, вовсе не надеялась она отыскать источник сигнала, ей нужна была возможность побыть наедине с собой, не более. Волна не должна была усилиться в её секторе, но внезапно была поймана по мере приближению к окраине.

    Час от часу не легче! — подумала про себя Канарейка, посмотрев на приборы. И следом, — Нет, блин, пожалуйста-препожалуйста, не надо. Затыкайся!

    Но система и не думала замолкать, что вынуждало Дину поделиться с коллегами “успехом”. А это значило, что очень скоро все трое будут колесить где-то неподалеку друг от друга и придется снова нацепить на себя маску безэмоционального андроида.

    Едва она успела сказать последние слова доклада, как невесть откуда взявшаяся тень с вибрирующими крыльями, вцепилась в плечо когтями и потащила за собой. Канарейка болтала ногами в воздухе, пытаясь ухватиться за мотоцикл, чтобы не дать себя уволочь, но тщетно. Существо с зубатой пастью и красными глазами сначала взлетело повыше, а затем со свего маха ударило Дину об твердую землю. Любого другого человека такой маневр заставил бы отключиться, но кости у Канарейки крепкие, спасибо за это матушке-природе и метагену в крови. Нажав на тревожную кнопку, которая, как обнаружилось, была на тот момент разбита, Дина ухватилась за лапу твари, подтянувшись, чтобы когти существа не продырявили плечо насквозь. В схватке с парадемоном удобнее всего было бы, если бы кто-то пальнул по уродцу, но что-то подсказывало, что коллеги Дины еще достаточно далеко и рассчитывать на кого-то, кроме себя, не стоит.

    Активация! — крикнула она, перекрикивая шум ветра в ушах.

    Тварь разгонялась, петляла в воздухе, словно кошка играя с мышкой. В правой руке появилось свечение желтого цвета, а перед глазами панель управления. Обволакивающая технология требовала концентрации, а с этим в данном случае было непросто, однако попробовать всё же стоило.

    Меч, — произнесла Дина, попытавшись представить то, что должно было материализоваться в итоге. Сложно, когда внутри бил адреналин, а парамедон заходил на очередной вираж, который должен был закончиться впечатыванием тела Канарейки в… это что? Голый домоход от камина? Похоже на то.

    Когда объект стал осязаемым, она воткнула светящийся клинок в лапу твари. Последовал визг, переходящий на ультразвук, существо попыталось вцепиться другой лапой, но поздно — и довольная Дина (пока сама не до конца осознавая, что в свободном падении летит с приличной высоты) устремилась навстречу земле.

    Спустя доли секунды она поняла щепетильность своего положения. Но барахтанье и широко расставленные руки сильно не помогли. В следующее мгновение Дина подумала, что архитектура развалин в целом показалась ей знакомой. Еще мгновением после она сетовала на собственную несообразительность и неумение воссоздавать парашют за секунду, сейчас бы этот навык помог бы ей не разбиться в лепешку. Но поздно. Миг — и она влетела спиной вперед но что-то твердое, но не достаточно, чтобы выдержать ее вес. Что-то треснуло под ней, посыпалось, и Канарейка, чертыхнувшись про себя, полетела дальше, крутандась и врезалась на пути во что-то, что больно отдалось в ребрах, но замедлило скорость падения, а после, наконец, земля (или что это было) её остановила.

    Какое-то время Дина лежала неподвижно, боясь пошевелиться или вздохнуть. Когда легкие стали гореть огнем, она, наконец, сделала вздох и тут же закашлялась от песка и пыли, облаком окруживших её. Осторожно сжала руку, потом другую, затем поочередно дернула ногами. Дышать больно, но на том, похоже, и все повреждения. Учитывая обстоятельства, ей просто несказанно повезло. Спихивая с себя остатки досок, обгорелой штукатурки и камней, Канарейка перекатилась на живот и осмотрелась. Темно. Воздух затхлый и пах сыростью. И как ей отсюда выбираться?

    Подохнуть и то не выходит, — выплевывая песок, запинаясь на каждом слове, произнесла она вслух. Поднялась сначала на четвереньки, затем с трудом, но разогнулась и на ощупь, прикасаясь ладонью к стене, поплелась вглубь пространства, стаскивая с себя грязные очки с потресканными стеклами и маску, чтобы свободнее дышалось.

    Добрый вечер, Черная Канарейка. Запасной генератор активирован”, — произнес неживой голос, после чего свет часто замигал, и вскоре Дина различила очертания целого помещения.

    Ого! — озадаченно протянула она, — теперь и ИИ станут говорить, что знают меня лучше, чем я сама. Что-то новенькое!

    Шутка показалась не смешной и ей самой. Куда ей в таких делах до хозяина пещеры!..

    Погодите... Она нахмурила брови и задумалась: откуда ей знать, кем был владелец этого места?

    +2

    4

    Спустя несколько мгновений, в его шлеме зазвучал до более знакомого голоса. Именно он вызывает целую волну мурашек по спине и рукам. Мужчина дёрнется, одёргивая себя от мыслей, которые, в любом случае. Вот только сейчас это было неожиданно и Харпер чувствовал себя обманутым, потому что подобное событие, в его голове, никогда не должно было произойти. Парень бежал от подобного события быстрее Уолли, старался лично не допускать даже возможности для подобной встречи. Ни с кем из той самой жизни ему просто не хотелось видеться из-за… Обстоятельств. Но, кажется мысли были материальны и, чем дольше будешь пытаться уйти от судьбы, тем сильнее она ударит тебя прямо под дых.

    Плечо с силой свело, и лучник с силой сжал зубы, совершая достаточно резкий выдох, чтобы попытаться прийти в себя. Не помогло. Ноги продолжали трястись, а зрачки не могли сконцентрироваться. Ему нужно было больше воздуха, чем шлем мог дать. Меньше света, чем тот пропускал и время, которое отсутствовало. Харперу было необходимо дышать и успокоиться, но сделать этого просто не мог. Или же не хотел?

    Рыжеволосый трясёт головой, ударяя кулаком в район рядом с дверью и покидает корабль, наступая на песок. Тот, словно чувствуя его состояние, проваливается и, кажется, превращается в зыбучий. Но это лишь его восприятие. Роя непременно затягивало в пучину, вот только не кремневых кусочков, а стекла из воспоминаний. Разбитого в дребезге им самим, когда тот забывался в пучине сражений с бандами, сформировавшимися за стенами города. А ведь перед лицом появлялись моменты связанные не только с ней. Оливер, Эмико и остальных. Каждый шаг, который он будет совершать по этой пустыне, двигаясь ко входу в колчан, будет сопровождаться очередным событием. Да и должно ли это было сопровождать его? Рой столько раз бывал здесь, спускался вниз и останавливался в нескольких метрах… Почему сейчас? Он ведь приходил с целью узнать о жизни дорогих ему людей. Удостовериться, что они живы и устроились в этом новом мире… Но почему тогда так страшно? Почему он переживает за встречу, к которой готовился столько времени и искал?
    Дело в ней. В Дине Лэнс.

    После финальной битвы с Дарксайдом, Рой долгое время избегал новостей. Он был в отключке, потом привыкал к новой руке, доводил её до совершенства и учился заново жить. Мир прекратил своё существование и какие-то новости можно было узнавать только благодаря хитрости и способностям хакера. Что-то они вытаскивали из разведотрядов Лютора, другое перекупали в баре с неоновыми вывесками. Третье… просто воровали? Способов было много, но одних списков Харпер всегда избегал. Погибших. Он не хотел видеть официальную информацию о героях, которые полегли за то, чтобы этот мир существовал хотя бы в таком виде. Достаточно того зрелища перед глазами, приходившее по ночам в кошмарах. А потому, первое, что они с Тоддом выяснили – официальный список солдат Лекса. Там были интересные имена, но для него, да и для Джейсона, удивлением стало именно её. Как Чёрная канарейка присоединилась к лысому было неинтересно. Роя не волновало почему она так прекрасно выглядела в форме, не заботила и её нынешняя жизнь. Для него она, в один момент, стала предателем. Тем, кого Харпер не хотел больше знать и даже поднимать темы, касающиеся этой женщины. Она теперь персона нонграта в его мозге. Та, кому не стоит появляться перед глазами.

    - Чёрная канарейка активировала запасной генератор. Время работы запасного генератора два часа, - голос ИИ был более жизнерадостным, чем мысли лучника сейчас. Он твёрдо понимал, что ему необходимо сделать, и от этого руки начинало покалывать холодными иглами насквозь. Во рту пересыхало, а голова начинала звенеть. Убивать людей дело уже привычное, но вот сталкиваться с призраками и приговаривать их к смерти – нет. Ему никогда не нравилось быть палачом собственных друзей. Но, видимо иного шанса, жизнь просто не оставляла.

    Харпер стискивает зубы, вдыхая прохладный воздух, который даровал ему шлем. Шаги становятся более уверенными, спустя какое-то время. Рой подходит к развалинам совсем близко, представляя, как и куда ему идти дальше. Мозг достраивал образ особняка, разрушенного ещё несколько лет назад. Вход в пещеру, в которой они когда-то встретились. Ну а дальше дело за малым. Коридор, стены и места, в которые ему было необходимо целится. Всё это вытесняло реальную картинку перед глазами, вместе с ужасными мыслями о том, как сильно Харпер, на самом деле, хотел спросить её о том, что не волновало. Ведь это была Ди, а значит у той явно были какие-то свои причины для подобного. Быть может она шпионила? Для сопротивления разумеется. Тогда, почему раньше не объявилась? Почему не давала знать о себе?

    «Ты слишком глуп, Харпер», - её голос тут же прозвучал в голове, - «жертвы не твоё».

    Фразы слишком не похожие для Дины, но разве сейчас можно было сказать, что вообще было похоже на её поведение? Да и знал ли он её истинную? Но почему-то становилось больно, аж до безумного скрежета внутри. Словно вскрывали живьём, задевая, те самые стёклышки воспоминаний, которые так тянулись к друг другу сейчас. Они собирались в единую разноцветную картинку, так сильно пугающую и… радующую?...

    - Компьютер. Запустить систему самоуничтожения, - проговаривает Рой, - код три двадцать семьдесят три.

    Харпер присаживается над небольшой дыркой в полу. Видимо в неё провалилась канарейка. И, о чудо. Она действительно стоит прямо под ним. Живая. ИИ холоднокровно начал обратный отсчёт до 0.

    - 10.

    Сердце дрогнуло. Рука потянулась к заднему карману, доставая несколько шариков.

    - Прости, - его голос через маску тихий, не похожий на его истинный. Эта фраза была сказана сквозь зубы, через какую-то невиданную силу. Ведь даже смотреть на её силуэт было сложно. Практически невозможно. Маленькие гранаты полетели прямо в блондинку, после чего рыжий сорвался с места. У него было несколько секунд до взрыва. Как и у неё. Она справится. Сбежит. Либо останется под завалами, найдя укромный уголок в пещере. Это же Лэнс, всегда выживала.

    А вот что делать с этим дальше у Харпера идей не было. Лишь приготовиться к раунду номер два. Ведь канарейка вернётся, и тогда его жопе явно не поздоровится.

    Взрыв раздаётся через несколько мгновений. Волна подхватывает мужчину и отшвыривает в сторону противоположной кораблю. Ещё в полёте лучник успевает сгруппироваться так, чтобы приземлиться на металлическую руку. От удара весь воздух покидает лёгкие, а голову спасает только шлем. Всё тело дрожало, но никак не от боли. Осознания сделанного им дела. Даже если сейчас Ди сумеет выжить, ей не видать той информации, которую Харпер пересылал сюда для его команды. Не сумеет передать её Лютору. Не сможет вновь уничтожить всё.

    +1

    5

    Ни одно другое место, где доводилось побывать Канарейке, не заставляло прочувствовать тяжесть запутанного клубка из образов и обрывков воспоминаний. Она была здесь раньше, и была не единожды — это совершенно точно. Теперь, когда свет позволил разглядеть очертания предметов, Дина словно бы попала в капкан из видений; фраз, когда-то произнесенных кем-то, чей облик никак не прояснялся в памяти; эмоций, пережитых именно в этом месте. Она казалась себе слепой — могла нащупать вещи, понять, что перед ней находится, но ощущения, довольствоваться которыми приходилось теперь — ничто в сравнении с тем, что было в прошлом. Какая-то часть оставалась по-прежнему отгороженной от сознания Канарейки, несмотря на вмешательство Болотника. И эта область, по всей видимости, была крайне значимой, раз запечатана семью замками и охранялась всеми правдами и неправдами. Помнится, Фрост во время первой встречи сказала: “Это не ты!”. Канарейка тогда не поняла значения её слов, да и не придала им никакого значения; но поняла теперь. Дина хваталась за стены, чтобы не упасть — не от ноющей боли под грудью, а от вороха событий, голосов, утраченных переживаний, причин которым не понимала. Всё это бешенным вихрем крутилось в голове, а мозг, будто губка, впитывал всё, что удавалось разглядеть в едва уловимых… нет, даже не видениях, лишь шлейфе от них, за который Канарейка как ни пыталась, не могла ухватиться и понять, к чему они относятся.

    — Никто не должен знать об этом месте. Это, своего рода, секретное логово, супергеройское укрытие, понимаешь? У всех героев есть своя база. У Летучих мышей — пещера, у Стрелы…
    — Колчан, — слово это всегда заставляло глотать усмешку, дабы не задеть ранимые чувства хозяина.
    — Вообще я хотел сказать “пещера Стрелы”.
    — Но колчан подходит больше.

    Шаг. Другой. Слышится гул в ушах, доносящийся из самых глубин черепной коробки. Голова переполнена, слишком много свалилось на сознание за каких-то несколько секунд. Но этого недостаточно. Дина могла бы еще долго находиться в состоянии прострации, с силой сжимая виски, надеясь перекрыть непрерывный поток, который приносил боль, вытаскивая наружу то, что долгое время было спрятано где-то далеко. Но посторонний звук, родившийся явно не в мозгу Канарейки, заставил сосредоточиться и попытаться нащупать связь с реальностью.

    Тикают часы, начиная обратный отсчет. До чего? Другой посторонний голос заставляет обернуться, посмотреть вверх и отчего-то внутренне сжаться от ощущения, словно кто-то оставил глубокий порез на живом. Кто этот человек и что он здесь делает? Он явно не из Хэвена и не разыскивает источник сигнала… сигнал! Заторможенно Дина переводит затуманенный усталый взгляд на небольшие шарики, брошенные прямо ей под ноги… и вмиг переживания перестают существовать. Мятущаяся душа, ищущая ответов, прячется на задворках понимания, уступая место программе, главной целью которой является даже не выполнение миссии — выживание. Канарейка видела прежде подобные устройства, их подбрасывали в укрытия нелегалов, чтобы побыстрее выкурить тех с насиженного места. Результат всегда впечатлял.

    Взгляд Дины резко меняется. Усталость стирается в один миг, стоило хлопнуть ресницами. И вот уже пустые стеклянные глаза смотрят прямо перед собой, спокойно. Отныне все окружение воспринимается как модель симуляции — игра, в которой нужно победить обстоятельства — Канарейка сотни раз проходила подобное и нередко выступала в роли инструктора, обучая новичков. И чем сложнее модель, чем большей скорости мышления и отдачи требует, тем сильнее захлестывал… нет, не азарт, скорее гордость за собственную компетентность, заставляющая совершать подчас невероятные в своей абсурдности поступки.

    Линза дополненной реальности подсказывала, что рядом угроза, подсвеченная красным светом для большей наглядности. Времени на принятие решения было крайне мало, а потому стоило положиться на интуицию. Канарейка могла бы активировать вокруг себя сферу и укрыться внутри, но тогда бы оказалась погребенной под завалами, а это нежелательно. Она понимала, что, вероятнее всего, сигнал, из-за которого люди из Хэвена и решили навестить руины Сиэтла, находится именно здесь, и некто сильно не хотел, чтобы тайны этого места были разгаданы. А потому нужно будет допросить человека, который намеревается избавиться от улик. Нельзя позволить ему уйти.

    Семь. Рывком Дина открывает клапан кармана на поясе, зубами срывает колпачок на шприце с обезбаливающим и втыкает иглу себе в живот, на ходу возвращаясь к провалу, через который и попала в пещеру.

    Пять. Четыре. Три. Препарат действует не сразу, однако, невзирая на боль, Канарейка хватает ртом воздух и кричит, направляя поток звука себе под ноги. Частоты колебаний хватает, чтобы оторваться от поверхности и взмыть в воздух. От крика трескается пол и начинают осыпаться стены. Было бы замечательно, если бы в зону поражения попали бы и злосчастные шарики, но, увы, чудес не бывает, и взрыв все же гремит, стремясь обжечь Дине ноги, из-за чего приходится создать щит и закрыться.

    Стеной стоит потревоженный песок, не видно ничего на расстоянии и вытянутой руки. Канарейка опускает на нос защитные очки и только после этого открывает глаза. Затем приземляется в самый эпицентр вызванной бури, натягивает маску и только после этого делает вдох. Стекла на очках дали трещину — будет несколько непривычно, но по сравнению с перспективой разлеплять забитые песком глаза это несущественные мелочи. Противник где-то рядом, и Канарейка не позволит ему скрыться, не задав интересующих вопросов. Дополненная реальность откалибровала зрение на режим тепловизора, так что теперь одним глазом Дина видела разноцветные сигнатуры. Не заметить в таком режиме человека, будь он хоть самим сраным Бэтменом, было невозможно. А потому она знала, где искать подрывника. Создавать лишний шум Дина не собиралась, все-таки столкнулась с неизвестным врагом (система которого распознать не успела, а потому и подсказок дать не могла), а потому лишать себя возможного преимущества было бы глупо.

    Материализовав в руке светящийся кнут, Дина ударила им противника сразу же, как только оказалась на достаточном расстоянии. Язык крута обвил туловище неприятеля несколько раз, после чего Канарейка дернула за светящуюся рукоять, и рывком притянула недруга к себе, ударив ногой в живот, а после ослабив хватку. Новый взмах был нацелен на шею человека в маске. Подпускать к себе незнакомца было бы промахом, а потому решено было отшвыривать его подальше до того, как тот успеет что-либо сообразить. К тому же, время шло. Вот-вот здесь должны будут появиться союзники, а значит подрывника нужно скрутить поскорее.

    Хэвен готов предоставить убежище каждому выжившему, — металлическим голосом произнесла Канарейка стандартную заученную фразу. — Нападение на посланников Хэвена карается соответственно: ликвидацией.

    Намотав трос на предплечье и дернув противника ближе к себе, Дина приспустила маску и крикнула снова. Удерживая человека за путы на шее, кричала она с такой силой, что песок вокруг завибрировал в воздухе с невообразимой скоростью, крутясь вокруг источника. Носки ботинок оторвались от поверхности, зависнув в воздухе, после чего Канарейка вмиг замолчала, швырнув незнакомца в сторону. Доля секунды — и кнут в руке трансформируется в меч, с которым Дина бросается на недруга, замахиваясь для атаки в прыжке.

    Не её стиль ведения боя, не привычный для неё рисунок, по которому знакомые вычисляли Канарейку по видеозаписи и отличали, где фэйк, а где реальная Дина. Но задача не в том, чтобы быть узнаваемой, а в том, чтобы как можно быстрее и как можно более эффективно скрутить противника режима и укрепить... на долю секунду она даже задумалась о смысле... но смысл всегда был один и на повторе прокручивался в разуме:

    во имя Хэвена,

    во славу светлого ума Лютора.

    0


    Вы здесь » DC: Apocalypse » More than meets the eye here » Survival is my victory


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно