DC
Apocalypse
комиксы DC • постап • NC-17
новости

Алек — 23 поста

Памела — 17 постов

Покоритесь Дарксайду

Лучший пост от Харли Квинн Ее личное сокровище, дорожка в будущее, которого она не знала, красовался острыми углами тела, показывая изгиб позвоночника за плотной тканью смирительной робы. Харлин прикусила губу. Еще чуть-чуть я смогу ее снять. Как знак доверия между психиатром и пациентом, конечно, символ того, что ей больше нечего бояться. Он ее, а она его. И... Легкий румянец коснулся щек. Мутная смесь эндорфинов и акситоцина уже бежала по молодому телу, забирая концентрацию, затуманивая мысли желанием.

Лучший эпизод Still waters run deep Бэтгерл и Барри Аллен

флудер Коннор

почетный мыслитель Рой

ваша смерть близка!

    DC: Apocalypse

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » DC: Apocalypse » It was excellent » flowerbud of trust


    flowerbud of trust

    Сообщений 1 страница 11 из 11

    1

    FLOWERBUD OF TRUST

    Alec Holland & Pamela Isley

    Дата и место: конец 2020, Зелень

    https://imgur.com/7473juN.png

    После завершения Ритуала по переносу пруда Зелени, Плющ и Аватар немного отдохнули. И теперь пришло время определиться с тем, что делать дальше.

    Отредактировано Pamela Isley (2022-04-20 13:53:36)

    +1

    2

    Наконец-то он смог вздохнуть спокойно. Пока что. Пока Зелень в безопасном месте, у её верных защитников есть время, чтобы отдохнуть и всё обдумать, прежде чем снова ринуться в бой. Отдых был долгим - пришлось хорошо выспаться, чтобы дать сознанию успокоиться после испытанного стресса.
    Пришла пора снова покинуть блаженный мир растений и вновь окунуться в реальность. Как минимум для того, чтобы разведать обстановку вокруг и убедиться, что рядом нет случайных отрядов сил Дарксайда. Алек чувствовал, что Памеле хорошо в Зелени, но любому удовольствую есть свой срок - и пора отлучаться от нежной постели. Главное, чтобы реальность вновь не начала сводить её с ума своим кошмаром.
    - Если тебе будет больно, скажи мне, - заранее предупредил Алек, прежде чем вернуть Айви на Землю.
    Они оказались в тёмной пещере, где не было никаких источников света, кроме одного - падающего откуда-то с высоких потолков, откуда свисали каменные наросты, угрожающе глядящие вниз своими острыми концами. Там, в потолке, была дыра, откуда и падали лучи света, вредные для привыкших к темноте глаз. Но кожей ощущалась сырость - в подземных лабиринтах пещер струилась водица, маленьких тоненькими ручейками скользящая сквозь голые камни.
    Пруд Зелени ничем не выдавал себя. По виду - просто большая лужа посреди пещеры, окружённая будто бы искусственными стенками из того же камня. Но даже если непосвящённый нырнёт в него - вряд ли из этого выйдет что-то хорошее.
    Но если получше приглядеться к стенам и попытаться в темноте что-то в них рассмотреть, то может проявиться маленькая истина: эти куски камня были выдолблены, причём много лет назад. Искусственные тоннели, созданные человеком, вели куда-то наружу - на поверхность, но выход из неё был завален.
    - Действительно, укромное место, - Алек выдал усмешку, оглядываясь.
    Но тут же его внимание приковала к себе Айви.
    - Как ты себя чувствуешь?
    Вокруг не ощущалось живых растений. Не было практически ничего. Ни жизни, ни смерти. Вся сила растений была заключена только в одном пруду, из которого выбрались Памела и Алек.
    - Предлагаю выйти наружу, мне нужен свет, - он указал пальцем на дыру где-то в потолках, - Думаю, нам туда.

    [icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/6a/de/32/639335.jpg[/icon]

    +1

    3

    “Если тебе будет больно – скажи мне”
    Памела досадливо поморщилась про себя, но не показала лицом раздражение.
    Ну вот скажет она ему – и что? Аватар пожалеет ее и вернет обратно в Зелень? Да ну конечно же. Если б это было так, если б зеленый гигант считался бы с ее мнением и состоянием, то вообще не выводил бы наружу, в мир людей. Памела предпочла бы остаться. Но ее никто не спрашивал. Хорошо хоть выспаться дал.

    Сон в Зелени отличался от сна на Земле, как ярко-зеленая молодая хвоя отличается от искусственной еловой ветки в запыленном рождественском венке. Заснув, Айви продолжала нежиться в переплетении зеленых лоз и цветов, неслышно поющих вокруг симфонию красоты жизни. Пока она спала, в ее сне не сгорали на безымянном тропическом островке все выпестованные ею растительные существа. В ее сне никто не вырубал леса, не травил луга токсическими отходами, не осушал болота. В этот раз она впервые пожалела, что, для того чтобы отдохнуть, ее телу требуется всего-то какая-то пара часов.
    Просыпаться не хотелось.
    Но пришлось.

    Выбравшись из пруда, Плющ какое-то время просто стояла, делая вид, что осматривается, но на самом деле пережидая, когда пройдет шок всеохватывающей пустоты, обрушившийся на нее в первые же секунды. Вокруг не было ничего зеленого. Ни травинки, ни жалкого кустика, голый камень. Когда Аватар вместе с Парламентом блажили о срочной необходимости переноса пруда, Памела думала, что они передвинут его в какое-то другое зеленое сердце планеты. В джунгли Мексики, во Вьетнам, в тундру, в Швейцарские Альпы – но чтобы в голую каменную пещеру?

    - Какое превосходное место, — ядовитый сарказм из ее голоса можно было выжимать и прожигать им камни, — Идеально подходящее для портала в Зелень. Кто там его нашел? Добрый брат Джона? Гениально. Настоящий талант.

    Она обошла пруд, выглядящий сейчас как неглубокая лужица, и немного прошлась вдоль стены, надеясь найти… да хоть что-то. Ну вдруг ее чувства обманывают ее и тут есть хотя бы мох? Вдруг пребывание в Зелени исказило ее дар и она больше не может чувствовать благословенную жизнь? Но нет, вокруг не было ничего, что могло бы порадовать взгляд. С тем же успехом пруд могли перенести в космический вакуум за пределами планеты. Лицо Памелы стало совсем хмурым и даже, кажется, как-то заострилось. Пустота в сознании пугала ее до икоты, страх вызывал злость, а невозможность эту злость куда-то применить – раздражение. Так что она была раздражена настолько, насколько вообще могла.

    - Превосходно себя чувствую, — сардоническая усмешка изогнула губы на зеленоватом лице, — Всегда мечтала отправиться куда-то, где не будет никаких растений, — подняв голову она проследила взглядом луч и скрестила руки на груди, — И как ты нам предлагаешь добраться до потолка? Тут нет ни былинки, которая могла бы меня туда поднять. Разве что ты сейчас отрастишь крылья и поднесешь меня туда.

    +1

    4

    Возвращение на Землю явно не пошло Плющу на пользу. С каждым новым словом она всё быстрее и быстрее возвращала себе статус "ядовитого" Плюща. Алек посмотрел на неё так, будто ожидал чего-то другого, а теперь оказался разочарован. Впрочем, если ей так знобит в голове мысль о пребывании на Земле, то Аватар не будет с ней нежничать. Есть вещи более важные, чем комфорт. Хоть мысли сказать какую-то колкость были, интеллект возобладал над эмоциями.
    Её язвительные слова слегка задели Алека. Но тот постарался сделать вид, что в его голове существует только одно - их миссия.
    - Заберёмся на верх проверенным способом, - кратко ответил доктор Холланд, подбираясь ближе к воде.
    Болотная Тварь воззвала к зелёному домену, поднимая толстые руки кверху. По глади воды пробежалась рябь, вздымая волны и пузырящуюся пену, которая с каждым мигом становилась всё сильнее и сильнее. Пруд - колоссальной силы источник Зелени, чьи потоки энергии из незримого формируют молекулы, клетки, растительные организмы - целые микро- и макросистемы.
    Из воды возвысилось нечто, похоже на дерево - толстые ветви, широкие листья, но Алек не задумывался о красоте формы, его волновал только функционал. Слепленное растительное создание высунуло кроны, на толстые и прочные ветви которого встал Аватар, ловко забравшись в один прыжок.
    Движением руки он подозвал к себе Айви, приглашая на импровизированный лифт.
    Толстый ствол растения выдерживал их вес, вытягивался ввысь - к солнцу, лучами падающему с потолка, как типичный представитель флоры. Всего несколько секунд хватило, чтобы резкий перепад яркости ослепил их - всего на миг, хотя Алек даже не моргнул. У него ведь не было органических глаз, как таковых.
    Там, наверху, Холланд смог понять, где оказался - католическая часовня. Стены её выглядели избитыми, старыми, но несущими в себе историю. Зал весь в пыли, паутине, песке и грязи, крошках камня и мрамора. Лавки, на которых когда-то сидели прихожане, потрескались и подгнили, а некоторые и вовсе сломались пополам. А дыра, через которую Алек и Памела высунулись на вытянувшемся растении, оказалась проделана в полу около алтарной трибуны - очевидно, когда-то за ней стоял проповедник, воспевая "слова Господа" для людей.
    Там, где потолок ещё умудрился уцелеть, были различимы выцветшие и избитые фрески, на которых запечатлены лики святых, тянущие свои руки к... К Иисусу - было очевидно, но его образ, прямо по центру, уничтожен. Крыша, прямо над дырой, сквозь которую и лил свет, имела такую же сквозную пробоину, словно от артиллерийского снаряда.
    «Свержение Бога человеческого», подумал про себя Холланд.
    - Здесь прошла бомбардировка, - озвучил мысли Алек, хотя, быть может, это было предельно очевидно, - Дарксайд идёт тактикой выжженной земли.
    Зала, ведущая к уничтоженному алтарю Девы Марии, начиналась с высоких дверей часовни. Они, как можно было догадаться, сорваны с петель ударной волной - выбиты наружу. Алек решил пойти туда и оценить обстановку за стенами храма. Его гложила мысль, что если здесь стоит часовня, то рядом должен быть населённый пункт. Надежд, что там остался хоть кто-то живой, не было.

    Отредактировано Alec Holland (2022-04-26 08:21:08)

    +1

    5

    Она надеялась… Она и сама не до конца была уверена, на что надеялась. Что снаружи окажется лес? Что стены пещеры каким-то удивительным образом блокируют ее ощущения? Что снаружи станет легче?
    Что ж, надежды оправдались лишь частично. Стены и правда в некоторой степени ослабляли голоса трав и цветов. И да, растения снаружи были. На короткое мгновение Памела малодушно подумала, что, может, лучше бы их не было. Боль сгоревших деревьев и стоны погибающих от жажды цветов, запертых в чудом уцелевших горшках, после тишины и пустоты как-то особенно остро резанули по нервам. Айви, стоящая на ветке дерева, выращенного Аватаром, смогла сдержаться и не охнуть болезненно. Только пальцы сжались на гладкой коре ствола, за который она держалась, чтобы сохранить равновесие.

    Впрочем, так было лучше. Несмотря на боль, Плющ чувствовала жизнь. Можно сжечь город и выжечь поверхность земли, но жизнь все равно возродится, возобладает, восстановится. В обгоревших деревьях еще теплилась жизнь. При должно уходе весной корни могут дать жизнь нежным маленьким побегам. Сохранившаяся кое-где трава, скорее всего умрет. Но даст жизнь свежей поросли, что встанет из ее корневой системы. Стойкие горные кустики там и сям продолжали упрямо тянуться к солнцу.
    Все это давало надежду. Памеле было больно, но здесь, наверху, и правда было немного лучше. Здесь она могла хотя бы попытаться что-то сделать. Так что ядовитое, отчаянное раздражение сменилось более здоровой деловитой злостью и серьезной сосредоточенностью.

    Часовня вокруг заинтересовала ее только постольку поскольку. Бросив несколько скользящих взглядов по стенам и полу, она поспешила наружу, через выбитые двери выходя на церковное крыльцо. Городок чуть ниже по склону заставил ее немного нахмуриться. Там потенциально могли быть люди, а люди настолько близко от пруда Зелени не были хорошей новостью. Люди имеют отвратительную привычку портить все, чего касаются, загаживать любую территорию до неузнаваемости и жадно желать все большего и большего без конца. Так что, вероятно, следовало проверить дома и убедиться, что людей рядом с ее новым домом…

    В этом месте мысли внезапно остановились.
    А это точно будет ее новый дом? Почему она вдруг испытала такую уверенность, пусть мимолетную? Айви нужна была Аватару только для переноса пруда. Теперь, когда Зелень в относительной безопасности, можно преспокойно дать ей, Ядовитому Плющу, которую не любят… да никто из аборигенов Зелени не любит, пинка под зад и отправить вон. Ведь все заключенное перемирие рухнуло, когда они выбрались из Зелени. И что она сможет сделать? Меряться силой с Аватаром Зелени ей, всего лишь пользователю благословенной зеленой силы, было бы глупо. Она сможет только стиснуть зубы и уйти, надеясь, что по дороге попадется источник воды. Зачем Холланду ее знания в ботанике и химии, он и сам ботаник, зачем ее способности как Плюща Аватару Зелени?

    Одиночество, как цветок с бритвенно острыми лепестками, распустилось внутри. Памела вдруг почувствовала себя слабой, и даже злость на себя за эту слабость не позволила обрести какую-то уверенность. Продолжая рассматривать окружающий ландшафт, она скрестила руки на груди, этим защитным жестом пытаясь скрыть страх и подкатывающее отчаяние.

    - Что будешь дальше делать? — ее голос стал ровным и спокойным, голова коротко дернулась, подбородком указывая на городок внизу, — Каков план? По отношению к этому городу и… ко мне?

    +1

    6

    Оказавшись на улице, лицо Аватара сменилось на тревогу. Окружающая реальность больно била по сердцу. Всё уничтожено. Дарксайд не жалел ничего - разрушить целую деревню для него всё равно что прихлопнуть комара. Даже не заметит. Даже не подумает.
    Алек чувствовал смерть. Был бы у него нос - чувствовал бы гарь, давно затхлую гарь от расплавленной плоти дерева, стеблей травы. Блуждало в воздухе эхо гибели живых созданий - их последние крики, зависшие над городом, словно призраки.
    Но стоило ли поддаваться отчаянию сейчас? Даже такую выжженную землю можно превратить в плодородную почву. Смерть растений станет удобрением из пепла, на горе которой вырастет новая жизнь. И Зелень поможет в этом - её открытое око так близко, что даже на земле пепла и огня чувствовалось дыхание жизни, идущие из пруда. Достаточно лишь того, чтобы это дыхание орошило округу.
    Было счастье в том, что небо свободно. Да, в нём всё ещё блуждали неприятные запахи, но в нём не видно ужасных кораблей, из которых льётся огонь; не видно роя насекомоподобных инопланетян, жвалами и когтями впивающихся в плоть. В конце-концов, думал Холланд, не всё так плохо. Остальное можно исправить.
    Но сюда Аватар пришёл не для того, чтобы обрести тихую жизнь в уединении. Это был первый этап - сохранить пруд Зелени, и место под землёй казалось довольно укромным, чтобы его можно было легко найти. Даже если сюда внезапно явится группа парадемонов - Алек сможет увести их прочь, отводя внимание от деревни. Теперь оставалось только решить, что делать с Памелой.
    Алек посмотрел на неё так, будто жалеет о чём-то. Вид девушки казался ему совершенно недовольным. Могло сложиться впечатление, будто Холланд Плюща насильно таскает, как непослушного ребёнка, которого страшно оставлять дома одного - вот и приходится везде водить за ручку. Но ведь это было не так - Памела давно не ребёнок, и хоть в Зелени были сказаны искренние слова, сейчас она выглядела иначе. Будто всё сказанное ранее не имеет никакого значения. Это расстраивало аватара.
    - Пруд в безопасности, - отвечал Холланд, - Скоро его энергия распространится вокруг, и окружающие земли ждут перемены. Не могу сказать точно, но я чувствую, что тут появятся заросли, как в Луизиане.
    Болотник выдал грустную усмешку, припоминая про себя, насколько глубоко дышала жизнью Луизиана прежде. Несмотря на то, что многие описывали её как затхлые болота, для других Луизиана стала местом прикосновения к дикой природе, о которой человек стал забывать. А для самого Алека болота Луизианы всегда были местом волшебства и магии, о сути которой он догадался будучи уже взрослым.
    - Ты нужна мне, Памела, - выдержав паузу неопределённости, добавил Алек, - В одиночку у меня вряд ли что-то получится. Парламент следит за Зеленью внутри. Но здесь, на Земле, я чувствую себя одиноко. У всех моих друзей своя роль в мире. Они далеко и... Надеюсь, что в порядке.
    Болотный монстр присел на камень, взглядом наблюдая за горизонтом. Ветер трепетал листья и ветви на его теле, создавая звук шелеста. На миг Болотная Тварь показался грустным и изнурённым. Только сейчас, после беготни в Зелени, он вернулся к мыслям о себе. Сейчас ему захотелось на миг отвлечься от реальности и подумать о более счастливых временах. И ни в коем случае не держать тугое молчание. Часто это помогает вернуть позитивные мысли и повысить мотивацию.
    - Помню наше первое знакомство. Мы встретились на конференции, прилетал профессор из Швеции со стартапом проекта по биопереработке мусора. Заманивал молодняк, - Алек усмехнулся, - И почему-то вместо него, я решил поговорить с тобой, обсудить перспективы проекта, хотя просто не знал с чего начать знакомство. Мой коллега мне сказал после этого, что я безнадёжен.

    +1

    7

    - Ты и был безнадежен, — воспоминание заставило ее едва заметно улыбнуться и хмыкнуть. Поколебавшись пару мгновений, она тоже села – на каменные ступеньки крыльца, недалеко от Аватара, — Только законченный “ботаник” будет пытаться завязать знакомство с девушкой вопросом о бактерии Ideonella sakaiensis, — поджав ноги, Памела обняла их и поставила подбородок на колени. Она помнила того немного неуклюжего блондина, старательно строящего серьезное лицо. Теперешний Алек Холланд ничем его не напоминал, — Но это было неожиданно и даже приятно. В том смысле, что быть воспринятой как коллеге женщине-ученому приятнее, чем получать абстрактные знаки внимания от противоположного пола.

    Внутри что-то разжалось. Ее отсюда не выгонят, во всяком случае сейчас, и Айви почувствовала какое-то немного стыдное облегчение. Она бы не знала, куда идти. Ушла бы, конечно, не унижалась бы просьбами и мольбами, но куда идти не знала бы. Она особо даже и не осознавала, в какой части мира находится. Часовня намекала на христианский мир, а вид домиков внизу на Америку, но конкретно… Ее шансы выжить были бы весьма низкими. Даже до вторжения Дарксайда этот край, судя по его виду, не был таким уж цветущим и зеленым. Сухой, пыльный воздух и почти голые коричневые горы отчетливо говорили о суровости здешнего климата.

    - Но ты зря не позвал меня на свидание тогда, — она опять мимолетно улыбнулась и бросила на Аватара короткий взгляд, — Я бы пошла.

    Эти воспоминания были такими далекими… Как будто из какой-то другой жизни. Памела никогда не жалела о том, что стала Плющом. Она искренне ненавидела Вудроу, она помнила разъедающее нутро страдание после инъекций, она мучилась от боли, которую причиняли растениям люди… Но никогда не жалела. Став такой, получив связь с Зеленью, изменившись, она как будто обрела завершенность. Быть гибридом человека и растения было лучше, чем быть человеком. Так что воспоминания из той жизни, где она еще не поменяла оттенок кожи, не были наполнены сожалениями. Просто милые, почти стертые из памяти моменты, калейдоскоп картинок из уже, пожалуй, чужой жизни.

    - Я тоже не хочу вновь остаться в одиночестве, — внезапная откровенность удивила ее. Памела не собиралась ничего такого говорить и хоть словами, хоть действиями ставить себя в зависимость от Зелени и ее Аватара. Но слова просто задумчиво соскользнули с губ и уже поздно было спохватываться, так что она продолжила, переведя взгляд на травяное лицо Холланда, — Но у нас есть несколько позиций, в которых мы категорически не сходимся мнениями. Полагаю, есть смысл обсудить их заранее, прежде, чем это приведет к очередному скандалу.

    В прошлый раз их сотрудничество тоже было очень многообещающим. Но в результате Холланд малодушно решил уничтожить плоды их совместной работы, чтобы они не достались “врагам человечества”. Трогательное человеколюбие было одной из тех черт, которые Памела в Аватаре не понимала и не особо любила. Блестящий ученый, умный собеседник, при этом наделенный бесконечной силой жизни – и был так бессмысленно привязан к своему прошлому. Впрочем, даже это она готова была терпеть, если будут учитываться ее интересы.

    - Я не уважаю и не люблю человечество. Несмотря на некоторых отдельных его представителей, в общей массе это неумное, жадное и жестокое стадо. Это мнение не поменяется, — она говорила без злости, без нажима, просто констатировала факт, — Но если люди находятся под контролем и мне нет нужды с ними взаимодействовать – я готова мириться с их существованием. Насколько я поняла, ты намереваешься участвовать в спасении человечества? — она, конечно, спросила, но была уверена в ответе, — Если у тебя есть ко мне какие-то требования – то озвучь их сейчас, заранее.

    +1

    8

    Значит, она это помнила. Алек почувствовал внутри себя лёгкое облечение и тёплое чувство ностальгии. Хотя, слушая слова Памелы, ему было отчасти стыдно. Лишь отчасти, потому что тогда он и правда был довольно странный ботаник во всех смыслах - типичный зубрила из подростковых сериалов, хотя не так уж плох внешне, если не считать лёгкую сутулость из-за долгого сидения за столом в работе.
    - Кажется, тогда я пропустил часть речи спикера, наблюдая за рыжей головой в паре рядов ниже. Коллега мотивировал меня поговорить с тобой, но когда я это сделал, он только смеялся с моей неуклюжести, - Алеку сейчас было смешно это вспоминать, несмотря на то, что в тот момент испытывал ужасный стыд и стеснение, который долгое время не мог забыть, - Хотя... А что такого в этих бактериях? Всё было по теме презентации.
    Холланд нарочито делал серьёзное и невозмутимое лицо - даже слегка переигрывал, нелепо кривляясь, будто сам верит в свои слова. Хотя на его мшистом и странном лице, слепленном как из глины растительной массой, это читалось слабо. В своём нынешнем состоянии Болотная Тварь не был силён в мимике из-за отсутствия мышц, но Айви могла чувствовать его энергетику, которую не обязательно передавать физически, чтобы понять.
    - Всё, засмущала, - с улыбкой протянул доктор Холланд, не сдерживая себя в эмоциях, - Сейчас зелёный монстр покраснеет.
    И вдруг повисла недолгая тишина. Алек был точно привязан к своему прошлому. Он всегда помнил, кто он такой. Доктор Алек Холланд - учёный, профессор кафедры биохимии и биотехнологии, безнадёжный романтик и привередливый ворчун. Но теперь он ещё и Аватар Зелени - её воплощение в мире смертных существ, само олицетворение растительной жизни, её защитник. Две эти истории живут в одном теле, формируя нечто единое. Алек не станет отрекаться от самого себя, не станет лгать, что он не хочет быть человеком в том числе - радоваться жизни как прежде, иметь друзей, гулять под ночным небом, говорить по душам в кофейне, кушать блинчики с кленовым сиропом и просто быть собой, пока никто даже не подозревает, что тот блондинистый мужчина в белом халате - это большой зелёный монстр с болот Луизианы; пугалка для местных под жутким именем Болотная Тварь, на плечах которого висит ответственность оберегать всю флору Земли.
    - Мы не одиноки, пока есть друг у друга, - рука Алека мягко уложилась на плечо Памелы. Листья с его кисти тянулись к девушке, прилипали к ней с нежностью и заботой, - И имеем общего больше, чем кажется. Мы прошли путь потерь, лишений, перемен, боли и отречения.
    Алек подумал, что Айви тоже прошла через это. Он не знал всей её истории, но чутьё явно подсказывало, что Памела прошла через агонию в своей жизни. Эта боль связывала их. Алек потерял молодую жену - как же это было давно, когда в его жизни перевернулось абсолютно всё.
    - Чтобы стать Аватаром, мне пришлось умереть. Дважды, - Холланд решил рассказать немного о себе, - Первый раз меня сожгли заживо, убили дорогого мне человека. Тогда мне казалось, что я живу в кошмаре. Зелень вернула меня к жизни. А я отказал ей стать Аватаром. И только когда мои новые друзья стали умирать снова и снова, друг за другом, из-за того что я боюсь принять ответственность, я дал себе новую цель. Я погиб второй раз, чтобы стать Аватаром. Даже второй раз это было больно. Но я хотел, чтобы чужие страдания, вызванные моим страхом, прекратились. Тогда я понял, что от судьбы сложно убегать, и есть вещи, которые предрешены ещё до нашего появления.
    Алек убрал руку с плеча Памелы, снова вглядываясь куда-то вдаль.
    - Я с рождения был связан с Зеленью. Какая-то неведомая сила избрала меня стать её новым защитником. Когда об этом узнали враги Зелени - они десятки лет пытались убить меня. Я и не замечал, как вокруг происходит война. Не думай, что я обладаю привилегиями над миром, Памела. Это тяжело. Тяжело, когда те, кого ты хочешь видеть рядом, не могут себе этого позволить, потому что ты... Всего лишь дух в зелёной оболочке, живущий на болотах, и не можешь стать для них настоящим.
    Холланд, однако, соблюдал прохладу в своём голосе. Он говорил свои мысли открыто, рассказывал о прошлом и переживаниях, но они звучали из уст Болотной Твари так, будто всё это данность, с которой теперь приходится мириться. И ничего нельзя изменить. Даже Тёмная Лига живёт своей жизнью - как люди, пусть и являясь магами, но могут позволить себе куда больше, чем монстр из Луизианы, которого иногда навещают колдуны, каким не безразлична участь старого товарища. Ведь они были командой.
    - Мы всегда были такими. Люди. Все животные. Мы всегда заботились только о себе. Такова аксиома нашего мира. Даже растения эгоистичны. Каждое дерево в лесу стремится быть выше других. И загораживая своими кронами свет, они обрекают своих маленьких друзей на световой голод. В саду щавель душит ежевику, потому что они воюют за ресурсы. Древогубец лозами удушает побеги деревьев прямо рядом с их матерью. Доктор Рииз - мой преподаватель по ботанике - считал, что растительный мир является самой жестокой областью биологии. Но это насилие происходит так медленно, что мы этого даже не замечаем. И только став Аватаром, я понял по-настоящему, насколько жесток мир Зелени.
    В голове мимолётно пронеслись все те события, какие Алек пережил, будучи Аватаром. И почему-то большинство из них было связано не с угрозой людей миру растений, а с глупыми войнами растительного мира - с его жестокостью, лживостью и обманчивым видом, где за кулисами гармонии и спокойствия царят ужасные вещи.
    Алек задумался. Какие у него могут быть требования к Памеле? Он поймал себя на мысли, что ничего сверхъестественного ему и не нужно. Он надеялся, что между ними будет настоящее доверие. Без притворств, без недосказанностей. Только они вдвоём и целый мир, как бы сказочно то не звучало.
    - Будь рядом, Памела. И... - Холланд ухмыльнулся, вернув радушный взгляд к Айви, - Постарайся лишний раз обойтись без насилия. Человечество обрекает себя само, но я не стану лишний раз добавлять ещё больше жестокости в и без того жестокий мир. Я останусь цивилизованным и буду поступать так, как говорит мне разум, а не животные инстинкты. Надеюсь, ты последуешь тому же.

    +1

    9

    Если бы это была человеческая, теплая рука, она не стала бы этого делать. Если бы рядом был человек, она сделала бы это только если хотела бы от него чего-то добиться. Но рядом было, фактически, растение. И сколько бы глупого гуманизма ни было в его душе, сидящий рядом Аватар состоял из дерева и трав. Его рука была тяжелой и прохладной, кожица на листьях была бархатной наощупь, а от древесины исходил приятный запах, который бывает только в гуще леса, не тронутой человеческим присутствием. Так что Айви наклонила голову и неосознанно приластилась к лозам и побегам, на пару мгновений прикрывая глаза.

    Холланд был прав, они были в чем-то похожи. Как минимум, они оба страдали и оба были связаны с Зеленью. Но, пожалуй, на этом их сходство и заканчивалось. Да, чтобы обрести силы, и Памела и Алек прошли через потерю. Но Холланд был благословлен с детства, в то время как Айви стала частью Зелени случайно. Болотная Тварь не хотел своих сил, отказывался от них, а Плющ была им рада, испытывала от них воодушевление и всячески развивала. Аватар Зелени, ее защитник, в конце концов принял свой плащ, чтобы оберегать людей, а доктор Айсли, так до конца и не отделившаяся от своей человеческой части всю свою жизнь посвятила борьбе с людьми, уничтожавшими природу.

    Иронично.

    - Бороться с человечеством – все равно что бороться с океаном. Если не высушить его, он будет продолжать подтачивать скалы, — когда Аватар убрал руку, Памела подняла голову, смотря на неровную, зубчатую линию горизонта, — Когда-то я стремилась просто растить свой сад. В глубине души я и сейчас к этому стремлюсь. Я хотела лишь жить, окруженная растениями, оберегать их, присматривать за ними, развивать их, наблюдать. У меня был прекрасный остров, настоящий рай. На нем не было людей, и я в них не нуждалась. Растительные формы жизни, обычные и гибриды, были куда лучшей компанией. Впервые в жизни я пребывала в гармонии. Можно сказать, что я была счастлива. Я не покидала остров, не трогала людей, ничего ни от кого не требовала. А потом они сожгли мой остров своими экспериментальными бомбами, — это было давно, горе уже давно улеглось и успокоилось. Тем не менее ее голос стал суше, стал ломким, как грифель, — Где бы я ни взращивала свой сад – приходил человек и уничтожал его.  Они вездесущи, как тараканы, и так же наглы и противны. Я не скорблю об их смертях. Я не скорблю, что их сейчас убивают. Я скорблю лишь о сжигаемых растениях.

    Айви почему-то вдруг вспомнила Бэтмена. Нельзя было сказать, что она его ненавидела, хотя он множество раз мешал ее планам. Скорее, Памела считала его жалким. Еще один носитель смехотворного гуманизма. Вместо того чтобы очищать город от гнили и мерзости, он просто переносил эту гниль и мерзость в банку, которая регулярно разбивалась, выливая нечистоты обратно в город. Человек-летучая мышь носил воду в сите, никогда не избавляясь от проблемы окончательно. И вот, у Аватара тот же гуманизм. Но его можно уважать хотя бы за силу и за понимание жестокой природы мира.

    - Жестокость о которой ты говоришь – естественна. Природа пребывает в балансе, ничему не позволяя расти бесконтрольно и ничего не уничтожая под корень. Это касается как растений, так и животных. Люди же неудержимы в своей ненасытной жадности. Они не придерживаются баланса. Они просто жрут, пока не остаются на голой, бесплодной земле, а затем передвигаются дальше. Так что не животные инстинкты ведут людей, а разум. Разум, желающий большего и ни в чем не знающий меры.

    Она не была уверена в том, что Аватар ее поймет. Что он даже просто захочет ее понять. В конце концов всеобщее мнение заклеймило ее злодейкой. Сама Памела считала, что отличается от любого эко-активиста только решительностью. Вместо того чтобы жалко блеять об опасности и вымаливать у людей благоразумие, она взяла в руки ремень и начала стегать человечество по заднице, чтобы через насилие вдолбить ему очевидные вещи. Ну, или во всяком случае пыталась это сделать. Воспитательные меры постоянно прерывались тупыми наседками человечества, пытавшимися уберечь дитятко от любой угрозы.

    Впрочем, это не относилось к Аватару.

    - Алек…, — назвать его так потребовало от нее небольшого усилия. Она сознательно отгораживалась от того, чтобы называть его по имени, не давала себе и мысленно приблизиться. Но ситуация требовала какого-то… доверия, что ли. И Памела решилась все же его оказать, — Я не пытаюсь изменить твое мнение. Твоя позиция сформировалась в каких-то условиях, и, вероятно, не мне подвергать ее сомнению. Однако я хочу, чтобы ты уважал мою позицию, — она повернулась, выпрямляясь, чтобы смотреть на него, пусть даже и снизу-вверх, — Если ты будешь уважать мое мировоззрение – я буду уважать твое. Для меня растения важнее людей. Пока ты уважаешь этот факт, остальные разногласия можно уладить разговором.

    +1

    10

    Айви пришлось пережить многое. Алек понимал это, и понимал, почему она так зла на людей. Это было её правом - правом презирать тех, кто лишает тебя всего, снова и снова, пока боль не сведёт с ума. Её правом было вершить собственный суд над незаконными действиями людей, уничтожавших её творения, её дом, её любовь.
    Когда-то и Алек построил дом для человечества. Маленький растительный город, где дети ходили в школу, сидели за эко-френдли растительных столах. У них была крыша над головой, пища, которую они получали от природы - безвозмездно. Алек всего лишь хотел показать, что он - друг. Да, это был маленький рай на земле, который мог закончиться лишь одним способом: смертью. Болотная Тварь уже был врагом власти человеческой, и был он на мушке атомных бомб, ракет, целью которых становилось только одно - уничтожить монстра, бродящего по землям великого человечества.
    И как бы Аватар Зелени не старался подружиться с людьми, как бы не старался выстроить с ними мост доверия и понимания, стать Героем, у него это не получалось. Алек - не мускулистый супер-человек в синих трико и красном плаще, не красавец с висящим локоном волос на лбу и очках офисного клерка, в героической позе парящий перед камерой. Его не поместишь на обложку газеты под заголовком "величайший герой спас...".
    Нет, над его фото будет лишь один заголовок: "болотное чудовище терроризирует жителей...".
    Возможно, у Айви хватало эмоций и сил испытывать ненависть, испытывать злость. Это было её двигателем и её топливом, которое снова и снова зажигало огонь в сердце машины. Но Алек был смиренным. Терпящим. Он понуро свесит голову, расстроится и уползёт обратно в свою нору, пока ему в спину будут тыкать пальцами и кричать самые разные слова, палить градом пуль и огня. Возможно, на это отношение сказывалось его бессмертие. Как ты Болотную Тварь не бей - он вернётся, восстановится. И спустя года подобной жизни наступает выгорание, смирение с данностью бытия, где тебя будут презирать и бояться, а ты беспомощен как-либо это изменить.
    Поэтому Холланду нечего было ответить Плющу. Он промолчал, не проронив комментариев на её речь. Что он мог сказать?
    «Да, моя дорогая Плющ, я испытывал то же, что и ты - человек навредил мне не меньше, чем тебе, и я так же чувствовал боль и смерть растений, как и ты. Но я терплю это и стараюсь оставаться собой, не позволять злобе уничтожить меня».
    Нет, она не поймёт этого.
    Алек оказался опечален. Опечален тем фактом, что осознал пропасть между собой и Памелой. Она, хоть сама того не признавала, жила в мире воспоминаний, как её товарищ Аватар. Но если Алек плавал в фантазиях о прошлом - о светлом прошлом, где есть место мирской радости, то Айсли явно пребывала в океане злобы, отвращения и презрения, вызванными её прошлым. Каждое слово, какое она говорила в отношении человечества, было верным, но подкреплялось оно чем-то очень личным, не имеющим конца; не имеющим покоя.
    Возможно, их союз обречён на провал именно поэтому. Памела не отступится от своих принципов, как и Алек не перейдёт черту. Её слова буквально говорили: не строй на меня надежд. Можно ли доверять тому, в ком ты не уверен? Тому, кто может перейти черту там, где ты остановишься.
    Впрочем, думал он, союзник в Зелени не обязательно должен быть близким другом со схожим мышлением...
    - Знаешь, Памела... - понуро заговорил Алек, поднимаясь с места и возвышаясь в свой рост, - Ты стала бы отличным Аватаром Зелени.
    «...ибо то, что составляет тебя сейчас, всегда ждали от меня. Старый и новый Парламенты - они хотят видеть настоящего Аватара Зелени - того, кто ставит Зелень в абсолют; кто готов сражаться лишь ради неё, ведь люди - удел Багрянца, и не Аватару Зелени блюсти защиту человеческого рода. Но я, как и всегда, своенравный, поэтому меня хотели смести с роли в пользу Вудроу - готового лить кровь и убить по воле Парламента во имя Зелени, не считаясь ни с чем человеческим...»
    Говорить этого вслух он, конечно же, не стал.
    - Здесь никого нет уже давно. Растения хранят память, и те из них, что выжили, не говорят мне о людях. Эта деревня разрушена и заброшена, - Алек развернулся и направился обратно в часовню, - Вернёмся в Зелень, здесь больше делать нечего.

    Отредактировано Alec Holland (2022-04-27 09:39:37)

    +1

    11

    Казалось бы, это был комплимент. Памеле хотелось бы, чтобы это был комплимент, признание ее способностей и усилий. “Ты была бы отличным Аватаром Зелени, Памела, ты так много старалась и так много сделала для ее благополучия”. Или “Ты так старательно развивала свою связь с Зеленью, ты была бы отличным Аватаром, Памела”. Но слова Холланда были наполнены такой горечью, как будто быть Аватаром Зелени не благословение, а проклятие. “Ты стала бы отличным бездушным диктатором, Памела” звучало в его голосе.

    Стала бы отличной злодейкой.

    Ну да, все естественно. Ядовитый Плющ – зло. Почему она надеялась, что Холланд ее поймет? Что захочет понять? Что ее откровенность что-то… изменит? Что он сочтет ее условия приемлемыми, что примет ее взгляды как данность? Он не удостоил ее даже ответом. Предложение о взаимном уважении просто повисло в воздухе.

    Острое ощущение одиночества опять затопило мысли хининной горечью. Зачем она каждый раз надеется найти свое место? Зачем каждый раз испытывает надежду? Ведь каждый раз разочаровываться все больнее и больнее. Аватар бросил свое горькое замечание и просто решил уйти. Как будто ему было противно, как будто сама мысль о том, чтобы принять Айви такой, какая она есть, претила ему. Свитая из лоз и древесины нога просто наступила на робкий росток доверия, который Айви попыталась вырастить.

    Доверие? Х-ха.
    Ты просто дура, Памела.

    Когда-нибудь, раньше или позже, Аватар просто выгонит тебя из своего уютного уголка. Потому что ты не любишь людей и не разделяешь трогательную заботу о них. Люби – или убирайся вон. В идеальном мире Алека Холланда, Защитника Зелени, нет места для такого злобного существа как ты.

    - Нечего?, — она встала, посмотрев на Аватара снизу вверх, — То есть ты уже знаешь, где тут источники воды, уже знаешь есть ли в земле поблизости другие каверны, все осмотрел и всем остался доволен?, — ее голос вновь стал холоден и ядовит, — Ну что ж, а я еще не закончила и мне есть что делать.

    В конце концов, что она, собачонка, которую следует везде водить на поводке? Спустившись по ступеням, она легкой походкой отправилась вниз по склону. Пусть Аватар занимается своими делами где хочет и как хочет. Нужно было осмотреть местность, узнать, что за деревня там внизу и что вообще вокруг есть. Сила Зелени без труда заполнит все окружающее пространство густыми джунглями, но Айви хотела сначала осмотреться.

    Выбрать для себя угол, в котором никто не будет доставать ее морализаторством.

    +1


    Вы здесь » DC: Apocalypse » It was excellent » flowerbud of trust


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно