DC
Apocalypse
комиксы • постап • NC-17
новости

БАРБАРА ГОРДОН — 10 постов

КЕЙТЛИН СНОУ — 9 постов

ТОМАС УЭЙН — 6 постов

Лучший пост от ДЖОНА КОНСТАНТИНА Фраза Зи о том, что парочка уже который раз встречается на грани апокалипсиса, стрельнула прямиком в воспоминания. Не сосчитать, сколько уже раз они спасали мир от магических угроз. Вот только почти каждый раз Затанна не разделяла методы, к которым прибегает Джон.

Лучший эпизод More than meets the eye here СЛЭЙД УИЛСОН и БЭТГЕРЛ

Z значит "Тебе zопа, Джон"

Спела, не постыдилась, во флуде

Без британской задницы не обойдется

    DC: Apocalypse

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » DC: Apocalypse » More than meets the eye here » I dream of gardens in the desert sand


    I dream of gardens in the desert sand

    Сообщений 1 страница 9 из 9

    1

    I DREAM OF GARDEN IN THE DESERT SAND

    Daria Samoilova & Barbara Gordon

    Дата и место: Пустошь, в 100 км. от Хэвена

    https://forumupload.ru/uploads/001b/6a/de/12/14017.jpg

    Барбара ищет новые возможности, Дара ищет способы выжить.

    +2

    2

    Солнце палило нещадно, несмотря на осень. Даже легкий ветер, время от времени проносившийся над безжизненной опаленной землей не приносил желанной прохлады. В родной Сибири такая жара даже летом бывала редкостью...
    Дара много отдала бы за то, чтобы сейчас снова оказаться дома, в Иркутске. С папой... И зачем они сюда поехали? Чего Артему Григорьевичу не сиделось на родине? Перспективы... Вот и получил свои перспективы.
    Глаза снова заволкло слезами, в горле зашевелился колючий комок. Она ведь даже похоронить папу не смогла. пришлось бежать от того места... Счастье, что эти твари ее не заметили. Хотя, может быть, и лучше было бы остаться там, с папой... А теперь - куда ей? Что делать-то одной?
    Девочка присела у опоры разрушенного моста. Сверху свисали обрывки проводов. торчала арматура и даже можно было рассмотреть покореженные рельсы. Видимо, мост был железнодорожным... Впрочем, какая разница? Это ей ничем не поможет. Карта осталась у папиного босса и Дара даже не представляла, в какой стороне искать этот самый город. Бродить по пустошам можно месяцами, а у нее всего пол-фляжки воды, пара бутербодов и только одна обойма в ИЖ-71. Даже лук бесполезен -  стараясь помочь отцу в схавтке с монстрами, она расстреляла весь колчан...
    Тихо всхлипнув, девочка вытерла слезы пыльными ладонями, оставив на щеках размазанные серые полосы. Надо передохнуть и подумать.

    +1

    3

    Барбара забралась на насыпь, некогда бывшей то ли пристройкой дома, то ли песком занесло машину. В руинах, где она находилась, едва угадывался старый город. Здания обрушились, мосты лежали в сухом русле реки, машины проржавели, стекла в них давно превратились в мелкий, колючий песок. Не верилось, что прошло всего ничего, месяцы. А может уже год? Иногда ей казалось, что та жизнь была сном или просмотренным на ночь фильмом. Стянув с лица платок, она сделала глоток из длинной, узкой бутылки. Вода нагрелась несмотря на то, что была спрятана в рюкзак. В ухе чихнул наушник, выдавая помехи и слабый голос Кента, едва различимый на таком расстоянии.
    - Я осмотрюсь здесь, возможно в бывших поселениях найдутся подходящие места. Все чисто? – Услышав ответ, девушка кивнула, отключаясь. Если что-то произойдет Коннор попытается её предупредить, не факт, конечно, что получиться. Покрытие их портативных, самодельных антенн едва дотягивало до ближайшего бункера, ставшего перевалочным пунктом для тех, кто стремился под купол. С остальными островками человечества связь держалась через рейнджеров, согласившихся работать с Барбарой. В последнее время они думали над организацией новых схронов и, поэтому, увеличивали зону связи новыми устройствами. Вот и сейчас перед тем, как пуститься на поиски, Гордон планировала установить передатчик, но так, чтобы его не обнаружили. Парадемоны, конечно, тупы как пробки и действуют исключительно по приказам генералов Дарксайда, но им не чужды стремления к хаосу и разрешению, по факту, это их суть.
    Поправив капюшон и вновь натянув платок, защищающий от вездесущей пыли, забивающей нос и рот, не дающей дышать, она выудила свой КПК, проверяя направление ветра и оценивая возможность бури. Пока было все спокойно. Солнце палило нещадно, в куртке было невероятно жарко, но снимать её она не рискнет – единственная защита от когтей монстров, если те решат нагрянуть.
    Скатившись на бедре по насыпи, Бэтгерл упруга поднялась на ноги, поправила рюкзак и двинулась вперед. Остов небоскреба, маячивший в паре кварталов, - границы ещё можно было различить, не смотря на разруху, - казался идеальным местом для антенны.
    Установка отняла пару часов, солнце на желто-сером небе уже клонилось к западу, где-то на горизонте виднелась рыхлая, неровная, коричневая стена начавшейся бури. У Барбары было ещё пару часов светового дня, затем мир поглотит тьма и холод. В принципе, она и планировала вернуться в Хэвен уже далеко за полночь.
    - Прием, Супербой? – Первая попытка связи и, как всегда, провальная. Тишина прерывалась статикой и снова в наушнике образовывался вакуум. Подкрутив настройки, подсоединив КПК, чтобы проверить чистоту сигнала, она пытается снова. Голос парня прорывается чистым и громким позывным. – Не ори так. Все отлично, главное, чтобы и с местом повезло. Отбой!
    Спуститься было проще. Закрепив крюк-кошку, она свесила ноги из провала в стене и дернулась вниз. Лебедка постепенно разматывалась, движение было плавным и легким, почти как раньше, когда она парила на бэт-крюке. Едва не поймала ностальгию. Ноги касаются земли и на сантиметр ботинки уходят в рыхлый песок – ветром уже намело небольшую дюну. Итак, куда дальше? Она двигается хаотично, изучает старые карты, ищет спуски в метро или бомбоубежища, которые должны быть в каждом поселении. КПК показывает старый город и это вызывает своего рода диссонанс. Пыльное нечто, уже почти не напоминающее дорогу и название улицы, светящееся на экране. От осознания, что как раньше даже в Хэвене не будет, сжимается сердце. Война, если это вообще можно так назвать, разделила всех на два лагеря и один никак не захотел понимать другого. Кто-то считал, что нужно смириться и сохранить то, что осталось, дожить до заката человечества и кануть в лету, другие же надеются, верят и не сдаются, они хотят отбить планету, строят планы, действуя как под куполом, так и за его пределами. Барбара относилась к последним. Она искала пути, что позволят сберечь последних жителей Земли и вернуть человечеству его родину.
    КПК пискнул, посылая новый сигнал, на какой-то миг, скользнув в нишу полуразрушенной стены, она отвлеклась, не заметив идущую вдали фигурку и лишь через пару секунд она увидела, как кто-то мелкий юркнул под мост. Неужели человек?
    - Коннор, проверь сигналы парадемонов. – Спокойно, скрывая свое волнение, просит рыжеволосая.
    - Чисто! Что-то случилось? Мне помочь?
    - Нет, но будь на связи и следи за моим передвижением. -  Она дала отбой и, выскользнув из укрытия, осторожно двинулась в том направлении, где скрылся неизвестный. Пробираясь между руинами, остовами зданий и транспорта, она, наконец-то, добралась до места. Прижавшись плечом к обломкам опоры упавшего мертвой змеей моста, рыжеволосая выглянула. Она не сразу заметила сжавшуюся в комок фигурку, а когда разглядела, сердце болезненно сжалось. Девочка, едва ли старше семнадцати. Пыль плотно облепила волосы, сделав их серыми, на лице разводы, одежда тоже почти бесцветная, сливающаяся с окружением. Выдохнув, Барб сделала шаг в сторону и вперед, вскинув руки раскрытыми ладонями к своей находке. – Привет! Тише, я не причиню тебе вреда! Видишь? Я не вооружена.
    Она замерла, давая ей себя рассмотреть, а потом, спохватившись, сдернула капюшон и платок.

    +1

    4

    Пыль. Повсюду мелкая противная пыль, которая забивалась в нос и рот, залепляла глаза, оседала на волосах и одежде. Приходилось то и дело прикрываться ладонями и дышать сквозь пальцы. Был у нее кусок ткани, которым отец велел замотать лицо, но и его Дара потеряла на том страшном месте, в пылу сперва схватки, потом бегства.
    Солнце медленно опускалось к горизонту. Девочка знала - через пару-тройку часов закат догорит и станет холодно. Не спасет даже легкая курточка, сейчас свернутая и лежащая в маленьком школьном рюкзачке за спиной. Пока шли втроем, взрослые к вечеру находили укрытие на ночь и умудрялись откопать из-под песка деревянных обломков и прочего горючего мусора для небольшого костерка... Пожалуй, нужно попытаться сделать это самой, пока еще не похолодало.
    Однако, Дара успела только подумать об этом. Раздавшийся рядом голос и внезапно появившийся человек заставили ее вздрогнуть и вжаться в нагретую солнцем опору моста, выдергивая из кобуры верный ИЖ. Этому папа учил в первую очередь, доводя привычку до автоматизма...
    - Вы кто? - перед ней стоял... стояла... Да, пожалуй, именно женщина, судя по фигуре и голосу. И одета не по-простому... Рейнджер? Грабительница? Или... Или в этих местах работают спасатели, разыскивая заблудившихся в пустошах людей?
    Девочка медленно поднялась, не сводя с незнакомки пристального взгляда и не опуская пистолет. Не вооружена? Это не причина, чтобы вот так сразу доверять незнакомому человеку. Где гарантия, что она говорит правду?
    - Я не промахнусь, имейте в виду, - предупредила Дара. На всякий случай - пусть незнакомка знает, что девочка не так беспомощна, как может показаться. Если это спасатель - поймет, а если бандитка - нажать на спуск Дара успеет... Но голос подвел, дрогнув от недавних слез.

    +1

    5

    Рыжие волосы порывом ветра начало трепать, пытаясь вытащить из высокого хвоста и раскидать по плечам и занести пылью, притушив огненные блики. Лицо, сокрытое платком, обожгло горячим, кожу сразу начало подсушивать. Удивительно, как в такой жаре и были умудряются выживать вот такие маленькие и, внешне, хрупкие люди. А ведь она не единственная такая. Сколько ещё беззащитных, обезвоженных детей находится на необъятном просторе Пустоши? И самое болезненное – осознание, что Гордон не сможет им помочь и даже рейнджеры, решившие остаться здесь, в чуждом теперь человечеству мире, едва ли найдут маленькие схроны.
    - Меня зовут Барбара, - спокойно и почти ласково говорит девушка, оставаясь на месте. Тень от опоры, под которой уместилась незнакомка, медленно, вслед за движением солнечного диска по небосводу, сдвигалась и теперь уже Бэтгерл не была ею скрыта. Она сощурила глаза, чувствуя, как лучи обожгли и дышать в разы стало тяжелее. Облизнув губы, она чуть сдвинула одну руку, чтобы прикрыть ею глаза. Не хотелось бы пропустить парадемона, резко решившего спикировать вниз или, учитывая, каким жестоким все вокруг стало, попытку выстрела. Почему, собственно, и нет, здесь, в мире песков и почти экстремальных температур, когда погода меняется с невероятной скоростью, но никогда не идет спасительный дождь, чужая смерть может стать залогом твоего благополучия, хотя бы на одну ночь. – Я пришла из города Хэвен, он находится, примерно, в ста километрах к западу отсюда. У меня есть немного воды, еды. Я могу поделиться.
    Едва ли такое может удовлетворить того, кто страдает жаждой и голодом, когда от сосущего чувство в желудке начинаешь медленно сходить с ума, но, в том-то и дело – девочка, пока что, не выглядела совсем изможденной, но это едва ли даст шанс на благополучный исход. От силы, если ей повезет, она протянет неделю, и то, только в случае обнаружения хорошего, защищенного убежища. Возможно, прямо сейчас все измениться для них обоих.
    Гордон вновь вскидывает руки, когда светловолосая более решительно поднимает свой пистолет, встав в полный рост, надо сказать, весьма небольшой. Определить возраст точно было невозможно по нескольким причинам. Во-первых, слой грязи и пыли разукрасил лицо, недавнишние слезы прочертили дорожки и теперь они казались морщинками на сероватом лице. Во-вторых, мешковатая одежда прятала всякие признаки. Ну и наконец, за пару фраз невозможно было точно определить высоту и молодость голоса.
    - Можно я войду в тень? Сейчас я представляю весьма видную мишень, понимаешь? А эти твари, парадемоны, не плохо ориентируются в Пустоши. – Рыжая, все так же с поднятыми руками, не дожидаясь её согласия, бочком, стараясь ни коим образом не сократить дистанцию между ними, проходит в широкую полосу. Прохлада тут относительная, разница в пару градусов, не больше. Но близится закат и все измениться стремительно. – Я могу снять рюкзак?
    Сейчас она не торопиться. Ждет разрешения, глядя в глаза, но, не выпуская из виду оружие, умело наставленное аккурат в центр груди. Девочка была явно не из робких и знала, как постоять за себя. Опыт или умелое руководство? Если второе и у неё был наставник, то, где он сейчас? Ищет место для ночлега? Стоит держать такой вариант в уме и быть начеку.
    - Как тебя зовут? Ты тут одна? – А может её бросили? Как слабое звено, ушли, оставив обузу, отсюда и слезы. Но к подобным беженцы не настолько лояльны, едва ли они оставили ей оружие, а скорее просто бы убили, избавив от более мучительной смерти. А ещё, она могла быть приманкой. С таким все сталкивались и рейдеры из Хэвена и рейнджеры, курсирующие между общинами и жилыми бункерами. Не стоит покупаться на миловидное личико или слезливые истории, мир жесток и каждый будет готов откусить от тебя кусок побольше. Иногда даже буквально. Если честно, Барбара даже не могла винить таких добытчиков, учитывая, что Материнский Куб уничтожил не только флору, но и большую часть фауны, если не всю. Существует, правда, несколько оазисов, но, зачастую, это лишь очередной миф. Не более.

    0

    6

    Тень от опоры моста сдвинулась к самым кроссовкам. Еще немного - и солнце, хоть и заходящее, снова обожжет палящим зноем.
    - Сто километров?...
    Девочка медленно опустила пистолет. Страх и готовность защищаться сменились усталым отчаянием. Такое расстояние ей одной не пройти... Да еще и неизвестно, в каком направлении. Оставалось только одно - рискнуть и довериться незнакомке, назвавшей, кстати, свое имя. Все равно хуже уже не будет... Даже если убьют - то хотя бы быстро. Это лучше, чем медленно умирать от голода и жажды или достаться тем тварям.
    - Дара, - назвалась она, даже не пытаясь остановить Барбару, плавно переместившуюся в тень. - Да, одна...
    Слезы снова закипели в горле и обожгли глаза. Раньше она не понимала страшного значения слова "одиночество". До этого дня... Одиночество - это полная беспомощность, ненужность, тоска...
    Сунув пистолет обратно в кобуру, Дара снова села на песок и уткнулась лицом в колени. Папа, папочка... Как же так получилось, что ты. такой сильный и умелый, не смог справиться? У тебя же всегда все получалось... И что теперь делать. как жить без тебя в этом жестоком мире? Кто научит, подскажет?

    +1

    7

    Знойный ветер вгрызся в лицо, но тень его слегка охладила, так что стало почти приятно. Девушка вздохнула, улыбнулась и кивнула. Да, любого может удивить, что где-то в этой Пустоши остался хотя бы один клочок цивилизации, но лишь позже она поняла, насколько ошиблась в своем суждении. Видимо, Барбара забыла, что такое быть подростком.
    - Город защищен куполом, там есть еда и вода. – В принципе, с этого начинала всегда рыжая, когда общалась с очередной партией беженцев, правда, она предупреждала, что во Внешнем Круге, где им придется скрываться, все не так радужно и ярко, но, над головой защита в виде энергетического щита, а значит опасаться мучительной смерти в когтях парадемонов уже не придется, в остальном – им попытаются помочь.
    Пистолет опустили, он больше не смотрел угрожающе в середину груди, следя за каждым движением, а значит можно хотя бы это выпустить из поля своего внимания. Кивнув, Гордон присела, стягивая с плеч рюкзак. Она не врала, у неё действительно было немного еды, воды и кое-что ещё. Она, конечно, не предполагала встретить одиночку так близко к Хэвену, - обычно, рейнджерам приходиться уезжать на сотни километров, разведывая местность и уводя последние крохи человечества в безопасные, защищенные места, - но всегда есть место исключению. Возможно, незнакомка слышала о защищенном поселении и знала, в какую сторону идти, - то, что она двигалась без наводки было ясно, агенты, обычно, отправляли не к границе купола, а к ближайшему безопасному схрону, откуда забирали такие вот, как Бэтгерл.
    Зажужжала молния рюкзака, вскинув голову, девушка присмотрелась к собеседнице. Её привлекла интонация, с которой она произнесла последние слова. Голосок явно дрогнул. Черт! Не умела Барбара справляться со слезами, да и кто умел? Ты либо стоишь бревном, либо неуклюже приобнимешь, бормоча всякую ерунду. Ладно, если плачет кто-то из близких и знакомых, а тут человек, личную трагедию которого она едва ли может себе представить. Поджав губы, сделав глубокий вдох, отбросив всякую мысль о том, что девчонка вооружена, рыжая выуживает из сумки бутылку с водой и, поднявшись, делает пару шагов к сгорбившейся фигурке, чье лицо спрятано в пыльную ткань штанов.
    - Послушай, я тебе никто, да и, судя по всему, ты успела хлебнуть этой новой жизни, возможно, побольше, чем я. Я не прошу тебя полностью мне довериться, но иногда становится легче, если позволишь себе высказаться. – Она не стала садиться напротив, а чуть обошла сидевшую и, уперевшись спиной в остатки опоры, она соскользнула вниз, пока ягодицы не коснулись насыпи из шуршащего, серого песка, представляющего собой бетонную и асфальтовую пыль, да пересушенную землю, лишенную плодородности антиэнтропийным выбросом Материнского куба. – Не обязательно быть сейчас одиночкой, понимаешь?
    Она чуть толкнула девочку плечом и протянула ей бутылку. Через перчатки не чувствовалось, но Гордон была уверена, что вода нагрелась, но в любом случае, если тебя мучает жажда тебе все равно, ты будешь готов глотать кипяток, лишь бы напиться.
    Бабс не ждала какого-то большого и внезапного откровения, наверное, у всех, кто остался один за пределами Хэвена судьбы похожи, да что там, даже Дина, в свое время, посчитала себя брошенной на смерть, но совсем другое ощущение возникает, когда рядом сидит явно подросток, один во враждебном мире с каким-то всосем детским рюкзачком за плечами, - его она увидела только сейчас.
    - У тебя очень интересное имя, Дара. И красивое, - она попыталась улыбнуться, но уголки губ лишь чуточку дернулись.  – Сколько тебе лет?
    Наверное, это было важно, хотя бы для того, чтобы оценить потенциал. На самом деле, Барбара уже была готова схватить её в охапку и бегом нестись к своему мотоциклу, брошенному на окраинах руин города, другое дело, согласится ли она. Были случаи, по крайней мере так говорили рейнджеры, что жены отказывались бросать могилы мужей, а мужья не хотели уходить от мертвых тел своих супругов. Трогательно и печально. Наверное, не будь у неё цели, она бы тоже осталась рядом с отцом…

    0

    8

    Непонятно, что царапало горло сильнее - слезы, сгустившиеся колючим комком или мельчайшая пыль, которая, как ни старайся, упорно набивается везде и всюду. Пожалуй, протянутая женщиной бутылка с ощутимо теплой водой была весьма кстати... Девочка сделала несколько глотков - стало немного легче дышать. Но в голове снова возник безнадежный вопрос: зачем? Зачем теперь все это? Вода, защищенный город, безопасность... Зачем она так испугалась гибели и убежала?
    - Четырнадцать, - безразлично отозвалась Дара на вопрос. - Я русская, потому и имя такое.
    Ей совершенно не хотелось сейчас рассказывать о том, как они сюда прилетели, как почти сразу началась вся эта катавасия, как отчаянно бежали и прятались... Как долго шли в поисках надежного убежища... Как дрались взрослые с этими тварями - дрались ради нее...
    Зачем?
    Слезы незаметно отступили. Снова вернулась холодная равнодушная пустота. Усталость... Необязательно быть одиночкой? А не все ли равно? Это читалось в ее глазах, когда девочка посмотрела в лицо Барбаре. Наверное, надо было хотя бы спросить, что здесь делает сама женщина...
    - Вы спасатель? - спросила не из любопытства, а просто потому, что так положено. Все равно одну ее здесь наверняка не оставят. Ну и пусть... Какая разница, куда теперь идти?

    +1

    9

    Она наблюдает, как девочка берет бутылку и делает пару глотков. Признаться, Барбара думала, что она залпом выпьет все до дна, но, видимо, Дара не мучалась жаждой либо её душевные переживания и моральная усталость заглушали иные потребности. Сердце вновь сжалось от жалости, но она не стала проявлять свои эмоции и навязываться.
    Четырнадцать лет. Сложно в такое поверить, очень сложно. Как же она выживала все это время? Рыжая иначе посмотрела на свою миниатюрную собеседницу. Да, по ней и её настроение было понятно, что она переживает горе и шок, но, все-таки, ребенок её возраста едва ли смог проделать такой путь в одиночестве. А сейчас холодное равнодушие, сквозившее в её глазах, говорило больше, чем короткие фразы и отчужденность. Гордон не пыталась расшевелить светловолосую, но и бросить её тут без присмотра и надежды не могла.
    - У тебя очень хороший английский, акцент практически не слышен, - с легкой улыбкой произнесла, заглядывая в глаза и пытаясь отвлечь. – А имя и правда звучит необычно.
    То, что она сильная было понятно, но у каждого есть предел, а та, что когда-то называла себя Бэтгерл едва ли могла разрешить себе халатно отнестись к чужому горю. Каждая человеческая жизнь сейчас была важна, не только для восстания против Дарксайда и его безжалостной армии, но и будущего цивилизации. В Пустошах росли общины, многие курировались бывшими героями, с которыми Барб держала связь, рейнджеры все ещё обшаривали руины городов, выискивая выживших. С каждым месяцем таких становилось все меньше и меньше, поток иссякал. Многих просто не успевали встретить. Голод, жажда и парадемоны опережали. От этого терялась вера в будущее, но каждый раз возвращаясь под купол, рыжеволосая понимала, что шанс есть, нужно лишь разгадать ребус и не попасться.
    - Не совсем, - ответ последовал с запозданием и был уклончив, но врать она не хотела. Дара заслуживала хотя бы правду, пусть это могло в очередной раз пошатнуть её доверие. – Моя команда, обычно, сопровождает беженцев из временных пунктов пребывания до тайного входа в город и помогает освоиться в Хэвене, но нынешняя вылазка направлена на поиски новых мест пребывания и расширения охвата внутренней связи. Это позволит рейнджерам связываться с городом и запрашивать помощь, как гуманитарную, так и физическую. К сожалению, Апоколипс отслеживает активность, мы пока не поняли как, но на бункеры и схроны начали происходить нападения. Возможно их привлекает выработка тепла или что-то иное, а может умельцы этого мира сделали апгрейд своим монстрам. Как ы то ни было, мы пытаемся.
    Она покусывает нижнюю губу, задумчиво глядя на тень, что медленно ползла по песчаной, серой насыпи, предупреждая о скором закате и резкой смены температуры. Скоро на связь выйдет Коннор, в очередной раз предупреждая, что засиживаться на одно месте нельзя. Он будет полностью прав, но как убедить девочку? Она явно пребывала в той стадии апатии, когда ничего не хотелось, кроме лечь на бок и умереть или смиренно дожидаться старуху с косой.
    - Послушай, я понимаю, ты многое пережила и все, что ты видела ранило тебя, вывернуло наизнанку и, в конечном итоге, опустошило. – Мягко начала она, пытаясь заглянуть в лицо собеседницы. – Но поверь, есть ради чего жить. Есть, к чему стремиться. Я могу помочь попасть в Хэвен, там безопасно, тепло и есть еда. Там тебе помогут, приютят. Я не скажу, что все будет как прежде, нет, как прежде уже не будет, но, по крайней мере, подобие нормальной жизни ты можешь получить, а с остальным я помогу. Что скажешь?
    Гордон никогда себе не простит, если оставит кого-то позади. Она готова была стать жестокой, особенно для тех, кто это заслужил, но никак не с невинными. Да, мир изменился и пришлось под него подстроиться, принять некоторые пункты, что противоречили прежней философии, но это не значило, что она превратилась в линчевателя или конченного эгоиста, что ставит свою жизнь выше других.

    +1


    Вы здесь » DC: Apocalypse » More than meets the eye here » I dream of gardens in the desert sand


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно