DC
Apocalypse
комиксы • постап • NC-17
новости

БАРБАРА ГОРДОН — 10 постов

КЕЙТЛИН СНОУ — 9 постов

ТОМАС УЭЙН — 6 постов

Лучший пост от ДЖОНА КОНСТАНТИНА Фраза Зи о том, что парочка уже который раз встречается на грани апокалипсиса, стрельнула прямиком в воспоминания. Не сосчитать, сколько уже раз они спасали мир от магических угроз. Вот только почти каждый раз Затанна не разделяла методы, к которым прибегает Джон.

Лучший эпизод More than meets the eye here СЛЭЙД УИЛСОН и БЭТГЕРЛ

Z значит "Тебе zопа, Джон"

Спела, не постыдилась, во флуде

Без британской задницы не обойдется

    DC: Apocalypse

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » DC: Apocalypse » It was excellent » Brugmansia


    Brugmansia

    Сообщений 1 страница 25 из 25

    1

    BRUGMANSIA

    Alec Holland & Pamela Isley

    Дата и место: 3.09.2021| Оазис, сразу после эпизода

    https://imgur.com/m0oyNq5.png

    Вот работаешь себе спокойно в лаборатории, как тут приходит знакомый-не-знакомый мужик. Еще и со сногсшибательными новостями.

    +3

    2

    События внутри "Святилища" не должны были распространиться так быстро для непосвящённых ушей. Сам Алек до сих пор не понимал до конца, что произошло: как Дина изменилась, какие перемены в ней наступили и почему она вела себя столь радикально и агрессивно до этого. Догадок стояла масса, но какая из них правдивая - большой вопрос. Она контактировала с Лексом Лютором, очевидно став одним из его высокопоставленных агентов. И что-то подсказывало Холланду, что Лютор должен держать своих приближённых на коротком поводке. И, к счастью для него самого, лысый мультимиллиардер обладал для этого массой разнообразных возможностей: от банального чипирования до гипнотических махинаций при помощи наёмных магов.
    Однако Алек принял решение поставить об этом в известность Памелу. Сначала это был резкий порыв: рассказать всё, поделиться мыслями, но потом, когда раж вдохновения закончился, Холланд подумал: а будет ли Памеле не всё равно? Какое ей дело до того, что делает Лютор со своими людьми? Это ведь её не касается. Но когда-то Дина заявила Алеку, что знает Плюща. Мужчина не был погружён в курс их отношений, но это дало ему понять: Канарейка и Плющ знакомы, причём достаточно хорошо, чтобы Дина могла так резко о ней выражаться, будто это что-то личное.
    Он быстро явился на порог лаборатории, но прежде чем войти внутрь подумал дважды о том, как Айви отреагирует на человеческий облик Алека. Она ведь не знает. Холланд не ставил в известность Памелу, что их прежняя лабораторная работа на Лютора - это "оплата" Холланда за тело клона. После того, как лаборатория и все труды были уничтожены Аватаром, он позаботился о сохранности человеческого тела, дабы никто его не смог обнаружить. И на глаза Плющу не попадался. Здесь, в Оазисе, Алек переносит своё сознание в людскую форму крайне редко, когда выдаётся возможность побыть наедине, в тишине и покое, чтобы снова ощутить мир как человек.
    Но скрывать от неё этот факт уже не было никакого смысла. Однажды она это узнает, тянуть время - бессмысленно. Всё,  о чём переживал Алек - это то, как отреагирует Памела. Посчитает ли она подобный сентиментальный акт чем-то плохим - возвращением к истокам своей жизни, невозможность отречься от прошлого. Невозможность отречься от человека, которых Плющ терпеть не может. Холланд ведь понимал, что Памеле больше нравится Аватар - растительный гигант, хранитель Зелени. Но разве нужно Аватару обязательно быть зелёным монстром, чтобы оставаться тем же?
    Он вошёл внутрь, всё так же одетый в старые поношенные джинсы и клетчатую рубашку с засученными рукавами, похожий на деревенского фермера. Шаги были аккуратными и медленными, даже боязными.
      - Памела? - крикнул мужчина, не сумев отыскать девушку взглядом среди кущ растений, - Памела, это я - Алек. Я хочу тебе кое-что рассказать. Только не пугайся...
    Помнит ли она, как выглядит Алек Холланд? А ведь он даже не постарел - тело клона было молодым, лет не больше тридцати. Впрочем, именно в этом возрасте Алек стал Болотной Тварью. Именно в этом возрасте он умер. Десять лет назад.

    Отредактировано Alec Holland (2022-05-22 16:56:45)

    +3

    3

    Лаборатория постепенно наполнялась оборудованием. Еще не хватало достаточно мощного лабораторного компьютера, рентгеноскопических приборов и нормального запаса реагентов, но какие-то исследования уже можно было начинать. Аватар вырастил подходящую мебель, а деревья, формирующие стены, также удерживали солнечные панели, энергии которых хватало, чтобы питать немногочисленные электронные микроскопы и холодильники. Из последней вылазки в Готем они смогли принести несколько ящиков реактивов, так что лаборатория наконец-то начала напоминать себя не только по названию, но и по виду.

    Однако, что более важно, во время последней вылазки они столкнулись с небольшой группой парадемонов и, убив их, захватили самое неповрежденное тело и несколько оторванных конечностей. Наконец-то в лаборатории были не только инструменты для исследования, но и объекты приложения этих инструментов. Памела, истосковавшаяся по научной работе, с глубоким внутренним удовлетворением с самого утра возилась с одним из образцов – оторванной рукой.

    Прежде она думала, что слуги Дарксайда полностью синтетические. Они не издавали звуков, которые обычно издавали живые существа и после ранений не истекали кровью. Пластика их движений не напоминала что-то живое. Но, к ее искреннему удивлению, внутри распиленной руки она нашла и мясо, и какое-то подобие костей. Кровь там была тоже, однако ее она обнаружила только изучив под микроскопом серебристое вещество, циркулирующее внутри мяса. Оно и оказалось кровью – в которой было огромное содержание мельчайших машин.

    Технологии такого уровня были для Памелы совершенно непонятны, так что она даже не стала пытаться разобраться в их устройстве и функционале. Очевидно было, что парадемоны – это гибриды живых существ и машин. При чем существа могли быть изначально разных рас – это стало понятно, когда Айви сопоставила разные образцы. Также стало понятно, что пытаться заразить парадемонов каким-то одним вирусом бесполезно – у их биокомпонентов была разная физиология. Воздействие растительных токсинов, феромонов или других веществ также могло быть не одинаковым.

    Устав от бесплодных попыток с наскоку придумать какую-то теорию, Памела дала себе отдых, проводя серию простых тестов, как растения вокруг начали петь в унисон, радуясь приближению Аватара. Это было кстати, она хотела обсудить с ним результаты и, потерев переносицу пальцами встала из-за микроскопа. Она уже хотела выйти из отгороженной «комнатки» ему навстречу, но тут от входа прозвучал приглушенный человеческий голос.

    Мгновенно насторожившись и нахмурившись, Айви прижалась спиной к древесной стенке и очень осторожно выглянула во входной «тамбур». Еще во время строительства лаборатории она подняла вокруг нее ядовитые заросли. Обычный человек не смог бы пройти их, а значит, пробравшийся сюда незнакомец был не обычным человеком.

    Который не только знал как ее зовут, но и назвался Алеком.
    Недоуменно моргнув, Памела вышла из-за стены и сначала присмотрелась к мужчине не приближаясь. Кто его знает, это ведь может быть какая-то уловка. У Алека Холланда не могло быть человеческого тела, она давно умерло. Значило ли это, что кто-то мог попробовать назваться Алеком Холландом? Например, какой-то маг? Или еще какая-то зараза, работающая на Лютора, Дарксайда или еще черт пойми кого?

    Но незнакомец выглядел… как Алек. Алек той версии, когда они работали вместе в предыдущий раз. Совершенно целый, здоровый, молодой мужчина, копия оригинальной внешности Алека Холланда.
    Это было невозможно. А значит, это была уловка.
    Но растения ведь радовались. Значит, у Алека откуда-то взялось человеческое тело?

    — Стой там, — Айви пошевелила пальцами, и со стен вокруг начали сползать гибкие лианы, ее любимое оружие. Бессмысленное, если это и правда Аватар, но весьма действенное, если это чужак, — Для чего Аватар забрал меня из Готема?

    Может быть, глупая предосторожность, но об этом никто кроме них не знал, а значит это вполне подходящий «контрольный вопрос».

    Отредактировано Pamela Isley (2022-05-22 20:21:32)

    +3

    4

    Как и ожидалось, Айви проявляла бдительность: Алек сразу заметил, как со стен сползали длинные побеги растений. Они тянулись к человеческому облику Аватара, но вряд ли в силу своей сущности воспринимали его как полноценного человека. В теле всё ещё находился дух Аватара Зелени, а вместе с тем и доля силы растительного мира. В людском образе Алек был подвержен человеческим изъянам: чувствовал боль, некоторые физиологические недуги, и вместе с тем ограниченность оболочки не позволяла ему быть настолько же сильным, как в форме бесплотного духа, освобождённого от любых границ.
    Холланд поднял руки в жесте, призывающем Айви сменить гнев на милость.
    - Мы перенесли Пруд Зелени, создали Оазис, - отвечал мужчина, медленно шагая к лабораторной кабинке, в которой очевидно спряталась Памела, - Ты не хотела, чтобы здесь жили люди и не хочешь до сих пор, но я так надоел тебе со своими нравоучениями, что пришлось смириться.
    Алек понимал, что растения могут вот-вот броситься на него, ибо воля Матери окажется сильнее любви к Аватару - такое уже бывало прежде. Но с каждым шагом мужчина ощущал, что ситуация меняется, и Памела вот-вот поймёт, что перед ней настоящий Алек Холланд. Вернее, его клон, но внутри - тот же Алек, который пару часов назад ходил в образе зелёного великана. Оставалось лишь объяснить всё.
    -  Это я, Памела, - настаивал тот, -  Но настало время тебе узнать об этом маленьком секрете. Плюс у нас возникла проблема. Она касается твоей старой знакомой - Дины. Канарейки. Я слышал от неё, что вы были знакомы.
    Алек встал на месте недалеко от перегородки, переступая с ноги на ногу. Пусть теперь Памела сделает несколько решительных шагов навстречу Холланду, если она доверяет ему. В ином случае, врываться в личное пространство Айви так нагло могло быть опасно, когда она нерешительна и обуздана сомнениями. Мужчина поправил светлые волосы на голове, усталым взглядом наблюдая за окружением, как растения шевелятся и перемещаются вдоль стен, будто вся лаборатория была одним живым организмом. Это впечатляло Холланда - Памела проделала большую работу, чтобы создать себе душевный и рабочий комфорт.
    - Я никогда не рассказывал тебе о том, что однажды открыл для меня Брат Джона. Член Парламента Деревьев.
    Алек устало и протяжно выдохнул, стараясь мысленно придать своему будущему рассказу внятную форму. Он отступил к ближайшему пустому столику из переплетённого биоматериала, абсолютно зелёного, и позволил себе опереться о его край, чтобы дать ногами  отдохнуть. Алеку показалось, что из поверхности стола высунулись тонкие растительные ниточки, пытающиеся прикоснуться к человеческой плоти Холланда - ощупать его, понять точнее, кто или что перед ними.
    - Он познакомил меня с последним выжившим адептом культа Сурин. Это люди, некогда поклонявшиеся Аватарам Зелени. Они обладали техниками, способными переносить дух Аватара в тело человека и обратно. Это был их дар своим названным господам. Прежде чем последний адепт культа умер, он передал мне свои знания. И вот я перед тобой. Прости, что не рассказывал раньше... Это очень личный момент, которым я не был готов поделиться.

    Отредактировано Alec Holland (2022-05-23 06:51:35)

    +3

    5

    Какой… интересный сюрприз.
    Памела отпустила лианы, позволив им спокойно свисать между стволов деревьев-стен. Новости требовали нескольких секунд на переваривание. Не новости о Дине, те могли подождать немного, новости о том, что Аватар Зелени имеет и человеческое тело.

    Аватар может вселяться в человеческое тело. Откуда у него это тело? Ведь, кажется, оно умерло? Значит, это не так? В каком-то из давних разговоров Алек упоминал, что его тело сгорело, но это, значит, была ложь? С другой стороны, ему необязательно было говорить ей правду. Где же он его хранил? И как оно не сгнило без… эээ… души внутри?

    Аватар хочет иногда ходить в теле человека. Почему? Ради маскировки? Вообще-то разумно, настоящая его форма все же привлекает много внимания. Сама Памела тоже умела прикидываться обычным человеком. Но, кстати к обычным людям, насколько эта форма восприимчива? Нужно ли теперь Айви опять жестко контролировать выделения токсинов и феромонов? Она как-то уже расслабилась во время жизни вне окружения людей, с каждым днем с удовольствием все ближе и сама походя на растение. А тут человеческая форма.

    Почему-то не хотелось влиять на Алека при помощи веществ. Раз она решила позволить ему себе доверять, то вот такое воздействие было бы... неправильным, если избегать слова "несправедливым". Так что Памела коротким импульсом взяла под контроль свою кожу и та быстро потеряла зеленый оттенок, становясь почти такой же, как у обычного человека.

    — Ничего себе “маленький” секрет, — она отлипла наконец от древесной стенки и подошла поближе. Осторожно потянувшись, она потрогала кончиками пальцев плечо мужчины и удивленно приподняла брови. Ощущения были… странными. Теплая человеческая кожа, под которой чувствовалась благословенная сила зеленой жизни, — А как ты сохраняешь его от распада? И как долго можешь находиться в таком виде?

    Да, не отличишь от человека. Айви взяла Алека за руку и мягким жестом расправив его пальцы посмотрела на ладонь, а затем, удерживая из-под низа одной ладонью, пальцами другой провела вверх от запястья, отслеживая взглядом вены. Даже пульс был. Но внутри она четко чувствовала растительную суть, она как будто прорастала в нервной системе. Очень противоречивые и странные ощущения. Но скорее приятные, чем противные. Отпустив руку человека-не-человека, Памела с легким ехидством улыбнулась.

    — Ты вроде говорил, что сгорел перед тем, как стать Аватаром? Этот твой вид навевает ностальгические воспоминания, — она улыбнулась опять и позвала к себе лианы, чтобы удобно на них сесть, — Ты “одел” это тело, потому что общался с Диной? Да, мы знакомы и она, вероятно, до сих пор на меня зла. Значит, она выжила. А что за новости?

    +3

    6

    Алек был рад наконец-то увидеть Памелу лицом к лицу. Он улыбался ей - по-доброму, даже с удовольствием. Её зелёная кожа сменила свой окрас на прежний розоватый оттенок, что дало Алеку понять - девушка стала контролировать силу выработки токсинов. Он не знал точно, как на это тело, при всей силе Зелени внутри, повлияют её феромоны и вещества. Это было загадкой, ведь в данный момент доктор Холланд был практически такой же как и Плющ - полу-человек, полу-растение, если можно так выражаться, хотя последняя черта визуально не выражалась ровным счётом никак.
    И он бы благодарил судьбу, если бы сила Зелени внутри подавляла всё поступаемые вещества Памелы.
    - Я всё расскажу, - уверил Алек, позволяя Памеле прощупать себя и удостовериться, что всё ею увиденное - реально.
    Её прикосновения ощущались совсем иначе. Не так, как в образе Болотной Твари. Тёплая, мягкая и гладкая человеческая кожа; чувствовалась сила сжатия. Нервная система реагировала бурно, отвыкшая от подобных явлений. Прикосновения и лёгкие "поглаживания" немного будоражили Алека и давали чувство щекотки. Он неловко усмехнулся из-за этого, делая улыбку ещё шире.
    - То, что моё исконное тело мертво - это правда. Оно давно почило в земле, до тех пор как Лютор не нашёл его. Пока меня не было в Луизиане, он откопал мои старые кости и на основе сохранившихся тканей и ДНК создал... Это тело.
    Мужчина поднял руки. осматривая их. Он двигал пальцами, словно проверяя свою мобильность. Всё, как и обычно, было в порядке: моторика в норме, ткани не страдают. Алек вздохнул, снова насыщая лёгкие кислородом - в биологическом теле лёгочное дыхание было естественной функцией, чего не скажешь о теле Аватара, у которого и лёгких-то даже нет.
    - Взамен на это он и сделал мне предложение работать на него. Тогда я был наивен и поддался соблазну, я много не знал о Люторе. Но с каждым месяцем работы с ним я всё больше и больше понимал, что это не тот человек, которому стоит доверять. Я боялся за это тело, ибо физиология человека очень хрупка, а за годы пребывания Аватаром мои инстинкты самосохранения притупились, в силу его... "бессмертия". Поэтому старался не попадаться никому на глаза, во избежание рисков. После всего случившегося я спрятал тело, унёс его в тайное место, где создал своего рода систему искусственного жизнеобеспечения. Растения делились кислородом и некоторыми питательными веществами с этим телом, когда оно было без активного сознания.
    Алек не удержался и протянул свою ладонь к руке Памелы, чтобы снова прикоснуться к её коже и удержать это чувство подольше. Его сердце застучало быстрее, и ощущение бьющегося в твоей груди органа будоражило сознание, будто Алек заново родился, но обладая знаниями и памятью взрослого человека.
    - Только спустя время я обнаружил, что даже в этом теле проявляется сила Зелени. Она всегда была со мной, и остаётся до сих пор, куда бы мой дух не переносился. Я не знаю всего, и до сих пор это остаётся для меня загадкой, как мои силы Аватара проявляются в теле человека. Когда я только принял решение взять на себя ответственность за Зелень, старый Парламент убедил меня, что лишиться прежнего тела - это необходимость. Но сейчас я вижу вещи иначе. Возможно, они просто хотели полностью отсечь меня от прошлого, чтобы я сжёг все мосты к прежней жизни. Так мной было проще манипулировать, напоминая каждый раз, что нет другой жизни, кроме жизни защитника Зелени. Однако теперь я понял, что это не так.
    Алек посмотрел Памеле в глаза, он выглядел очень довольным и даже в какой-то степени счастливым. Но всего спустя миг отпустил руку девушки, возвращаясь к реальности и насущным делам.
    - С Диной я встретился случайно пару лет назад, - на выдохе сказал тот, - Я отправился в экспедицию в Сиэтле как представитель ЛексКорп. Хотел добыть образцы одного дерева, которое считал одним из узлов Зелени, расположенного в местном заповеднике. К несчастью, на него же позарились представители другой крупной корпорации. Мы с Диной защитили это дерево. Поэтому для неё уже не было секретом, кто я такой. Но сейчас она оказалась здесь. Ситуация до сих пор не ясна окончательно, но Дину использовал Лютор как своего агента - своего солдата, поймав её врасплох и... - Алек сопровождал свой рассказ активной жестикуляцией,  - Каким-то образом зомбировав. Возможно, это был чип или что-то ещё. Как мне кажется, только что мы с Фрост смогли избавить её от этого контроля, при помощи Зелени, вернув ей память и прежнюю себя. Она располагает множеством знаний, которые могут помочь нам в борьбе с Дарксайдом и даже Лютором, и нам бы следовало заручиться союзом с ней.
    Алек склонил голову на бок, глядя на Айви так, будто ожидал от неё судейского вердикта.

    +3

    7

    Алек Холланд оставался Алеком Холландом. На один вопрос давал очень подробный ответ, но другой игнорировал. И ведь не поймешь, умышленно он это делает, или просто его мысли лихорадочно скачут между темами, что-то пропуская, а на чем-то наоборот, излишне концентрируясь. Впрочем, Памела начала к этому немного привыкать. Похоже, что время пребывания в человеческом теле ограничено только желанием самого Аватара. И, похоже, он питает к нему сильную привязанность, как к какому-то символу своей человеческой жизни. Что, в общем, логично, раз он так отчаянно цепляется за все человеческое в себе. Раздражаться по этому поводу не было ни малейшего смысла, так что Памела просто приняла этот факт как данность.

    Он сейчас как-то очень сильно напоминал ей того неуклюжего студента, который так и не собрался пригласить ее на свидание на той конференции. Человеческое тело, судя по всему, давало ему что-то, чего не давало древесное. Иначе с чего бы он с таким видимым удовольствием двигался, трогал окружение или даже дышал? И видя, как он смакует сокращение каждой мышцы, язвить и критиковать не поворачивался язык. Ну нравится ему – почему бы и нет? Аватару, с его трогательным человеколюбием, было тяжелее, чем Айви. Вид окружающей пустыни давил на него куда сильнее, чем на нее. Мир и так был сейчас очень паршивым местом, чтобы лишать себя маленьких удовольствий.

    Кстати, о маленьких удовольствиях.

    — Лютор, конечно, та еще тварь, но насколько же он при этом гениален, — Памела как будто восхищалась им. Смотря на Алека снизу вверх, она улыбалась, чуть прижмуривая глаза, — Выкопать кости, которые много лет растворяла агрессивная луизианская среда, и не просто найти их в болоте, но и суметь добыть из них неповрежденный генный материал. А потом суметь вырастить клона без дефектов, точно повторив оригинал, — продолжая удобно сидеть на свившихся в подобие подвешенного кресла лианах, она вытянула ногу и пальчиками босой стопы погладила его скрытое под рваными джинсами колено. Легкое поддразнивание, флирт, или почти кокетство, маленькая месть за проигнорированные вопросы, — Великолепная работа, как ни крути. А оно стареет?

    Ее собственное тело, гибрид растения и человека, не старело. Оно почти не нуждалось в пище, только в воде, а также в солнечном свете, из которого получало энергию. При этом большинство физиологических реакций оставались человеческими. Верно ли это для тела Алека? Лукаво улыбаясь, она все теми же пальчиками и носком стопы огладила его чуть выше колена, по бедру.

    — И вот та же история с Диной. Мы с ней не подруги, но я неплохо ее знаю. Мы некоторое время были… ну, скажем, в одной команде. А потом разошлись во взглядах на применение своих сил и расстались. Ей не так уж сложно задурить голову, но просто оцени масштаб работ, которыми занимается Лютор. Он не только построил огромный город и обеспечивает проживание людей в нем, но также находит время на исследование техник контроля разума. И в этой теме я знаю, о чем говорю – это сложнее, чем кажется. А ведь это вряд ли единственное, чем он занимается, — Памела задумчиво провела пальцем по краю челюсти, — Мне все больше хочется как-то с ним договориться. Да, он нас с тобой не очень любит, но и условия сейчас не самые подходящие для того, чтобы копить старые обиды, — она с любопытством посмотрела на Алека, — И что Дина намерена делать теперь, освободившись от контроля?

    +3

    8

    Восхищение Памелы Лютором совсем не удивляло Алека. Он только наигранно покачивал головой, строя из себя благородного моралиста, но внутри прекрасно понимал: она права. Лютор действительно был гением и человеком дела. Он понимал, что просто прийти к Холланду и говорить с ним - не вариант. Тем более не по статусу мультимиллиардеру и бизнесмену ходить по болотам. Другое же дело спровоцировать Болотную Тварь, и когда он придёт сам - сразу же в лицо бросить ему предложение, от которого старый учёный не сможет отказаться. И Лютор не прогадал с такой тактикой.
    - Но в итоге Лютор в выигрыше не оказался, - парировал Алек, наигранно гордо задирая нос, - Какой бы план он не придумал, его всё равно сломали мои кулаки.
    Памела решила пойти напрямую, оказывая столь яркие знаки внимания. Алек оробел, подняв брови. На секунду перехватило дыхание, он даже не знал, что ему сказать и как на это отреагировать. Но вместо этого обо всём говорило лицо Памелы: она просто играется с ним! Дразнит, провоцирует на что-то. И у неё это получалось: доктор Холланд падал в физическое возбуждение, проявляемое и в слегка подрумяненном лице, так и в других местах.
    - Пока старения не заметил, - отвечал Алек, ехидно улыбаясь девушке, - Будь осторожна, этому телу всего два года...
    Нельзя сказать, что Алек не хотел этого. Перед ним ведь Памела Айсли - ядовитый плющ, одна из самых сексуальных женщин, которая умеет располагать к себе и совсем не стесняется этого. Если бы она так не ненавидела людей, то благодаря её шарму и чарам сотни мужчин бы падали к её ногам, сражаясь за право быть рядом с ней. Но вместо этого она выбрала своего зелёного защитника. Это только доказывало Холланду, что Памела не такая, какой её представляют. Близость и понимание для неё ценнее чего-либо другого.
    Натёртыми от работы с растениями и землёй руками, не отличающимися нежностью и гладкостью ладоней Айви, он провёл пальцами вдоль её стоп и голеней. Эта мягкость и чистота была сродни истинной девственной природе - ощущения, будто прикасаешься к едва распустившимся листьям, ещё не потёртым ветрами, не избитым каплями дождя и не тронутым временем. Словно бархат, пошитый аккуратным и нежным ткачом.
    - Я... - запнулся он, ощущая, что мысли в голове спутываются, когда он касался Памелы, - То есть... Я понимал, что вы с ней не в хороших отношениях. Она пыталась отговорить меня сотрудничать с тобой когда-то, но, как видишь, я не послушал её совета.
    «Не думаю, что я расстраиваюсь из-за этого...»
    Алек попытался быть чуть серьёзнее, хотя явно ощущал как Памела вызывает в нём дикие желания. Он не отказывал ей в этом, поскольку понимал, что она ему нравится. Больше, чем просто напарник. Больше, чем просто другой представитель Зелени. Больше, чем Ядовитый Плющ. Памела Айсли - девушка, пробуждающая в Алеке былую симпатию к ней. И сейчас, когда они оба были взрослыми людьми, старая студенческая робость не имела такой силы. Памела явно замечала, что Алек далеко неравнодушен к ней, она всегда умела подмечать все детали и пользоваться ими.
    - У Лютора под контролем огромный штат людей, которые выполняют его команды. Они исполнят любое его желание, насколько бы безумным или невозможным оно не казалось. Но не думаю, что я поощряю его тактику зомбировать своих подчинённых, делать их собственными рабами, не способными даже помыслить против его воли. Разве тебе бы понравилась такая участь?
    Алек проявлял большую эмпатию к людям. В любой ситуации пытался ставить себя на их месте, чтобы прочувствовать - каково это быть ими? Это помогало более взвешенно принимать решения, не оперируя только собственными эмоциями и точкой зрения. Он считал, что таким образом делает из себя более "правильного" человека, способного критически мыслить. Ведь критическое мышление - это важный атрибут не только для учёного, но и для супергероя.
    Но Алек осёкся, застыв на месте и прекратив свои поглаживания. Он задумался о том, правильно ли он поступит, если снова свяжется с Лютором. Лицо мужчины изменилось, став более обречённым. Он тихо хмыкнул, мирясь со своей нерешительностью.
    - Ты права, Памела. Сейчас нам необходимо быть в союзе с главной силой Земли. Но меня не покидает тревога, когда я заключаю договор с человеком, который одну руку тянет для рукопожатия, а другой прячет за спиной нож. Он гений, и я не знаю, могу ли его перехитрить в этой игре. А игра будет, уверен в этом. Он человек бизнеса. Человек дела. И выслушает наши предложения, но в голове будет создавать план как использовать нас в своих целях и в конечном счёте избавиться, получив своё. Он обладает большим могуществом, властью и средствами. Достаточными, чтобы навредить нам. Навредить тебе.
    Он поднял на неё взгляд зелёных глаз, в которых читался поиск надежды. Надежды на то, что никто из них не пострадает в этой войне. Это было проклятием Алека: все люди, которыми он дорожил, так или иначе умирали, находясь рядом с ним. У Алека много врагов, которые не побрезгуют использовать близких Холланда как живой щит или инструмент для мучений Аватара Зелени. Ставить под большой риск ещё и Памелу после стольких потерь было болезненно.
    Холланд откинулся назад, позволяя телу расслабиться. Какое-то время он смотрел в никуда - в пустоту на стене, обдумывая решения.
    - Дина сейчас не в лучшем состоянии. Никаких итогов мы не вывели, нам следует действовать с умом, выработать надёжный план. Пока не все умы в полном здравии, мы ничего не придумаем. Ей нужно немного времени, чтобы окончательно прийти в себя. Но мы хотя бы поняли, как можно переманить агентов Лютора на свою сторону, если это потребуется. И за "освобождение" Дины он нам точно спасибо не скажет.
    Алек утёр ладонями лицо, размяв на нём мышцы и кожу. Многострадально промычав, он покачал головой.
    - Хотел бы я, чтобы у всего этого было очень простое решение, - добавил мужчина, измученно, но с улыбкой, глядя на Памелу, - Скажи мне, что ты считаешь сделать сейчас правильным?

    Отредактировано Alec Holland (2022-05-23 13:07:55)

    +3

    9

    Покраснел как школьник. Памела рассмеялась, реагируя и на его шутливую похвальбу и на эту вот милую черту. Оказывается, доктор Холланд от смущения краснеет. Памеле казалось, что сама она не умеет краснеть – ни от смущения, ни от возбуждения, ни от гнева. И дело было не в наполненной хлорофилом коже, она не краснела и до того, как стала Ядовитым Плющом. Такая особенность, кто-то краснеет, а кто-то нет. Впрочем, она и смущенной себя чувствовала так редко, что успевала забыть об обстоятельствах, в которых это происходило. Виной тому было природное бесстыдство всех рыжих, наверное.

    — Мммм… Два биологических года, а не физиологических, я полагаю, — она довольно улыбнулась, чуть наклонив голову, когда Алек опустил ладонь на ее стопу и пошевелила пальцами, перемещая свое лианное “кресло” так, чтобы им обоим было удобнее. Ему – гладить, а ей – вытягивать ноги.

    Такие робкие, юношеские реакции. Это почему-то забавляло Айви, и не в том смысле, чтобы над этим пошутить, а по-доброму умиляло. Ей встречалось бесчисленное множество мужчин, которые вели себя более уверенно, чем чувствовали. Такие “хозяева жизни”, изо всех сил показывающие окружающим, что они все в этом мире уже пробовали и ничего не сможет их удивить. Что любая женщина будет счастлива составить им компанию. И хотя такими людьми было очень просто манипулировать, бесили они при этом неимоверно.

    Алек же вообще сердцеедом казаться не пытался, смущался и тормозил, опасаясь, судя по всему, что-то неправильно понять. К тому же он так сосредоточенно старался не потерять нить разговора. Они, конечно, обсуждали сейчас важную тему, так что может и стоило бы прекратить сейчас его дразнить и не пытаться…

    Пытаться что?
    Памела поймала себя на этой мысли и несколько долей секунды серьезно обдумывала ее. Хотела ли она сейчас спровоцировать Алека на что-то более решительное? И “более решительное” – это что? Поцелуй? Проведенная вместе ночь? Несколько проведенных вместе ночей?
    Если быть с собой честной, то тело Аватара вызывало у Айви больше… желания. Оно состояло из растительности и ассоциировалось с безопасностью. Оно было приятным наощупь, сильным, красивым… Но существовала большая вероятность, что зеленое тело Алека ни сексуальной физиологии, ни сексуальных желаний не имело. Так что в таком виде Плющ даже и не пробовала к нему… приластиться. Но то, что она об этом думала сейчас, очевидно говорила, что приластиться хотелось.
    Текущее тело Алека при этом ее явно хотело, а значит физиологически тоже повторяло человеческое. К тому же, Алек ее хотел, то есть она ему нравилась, а это как-то… заводило. Во всех ее отношениях, которые хоть издали можно было назвать именно отношениями, а не использованием человеческого либидо в своих целях, основное место для нее занимало доверие. Памела очень мало кому могла доверять, а позволить доверять себе – и того меньшему количеству существ. Алеку она решила доверять, а значит и отношения их сделать более близкими было бы… хорошо. Наверное.

    — Правильным… — моргнув, она вернулась вниманием к разговору и вздохнула, — Ты сам говорил про разобщенность. Вопрос не в том, что правильно, а в том, что мы можем и не можем себе позволить. Лютор обладает большой властью, влиянием и ресурсами. И он гений. Так или иначе, он тоже живет на Земле. А Земля сейчас не в лучшем состоянии. И с каждым днем ее состояние ухудшается. Лютору не нужен мертвый шар, на котором не останется ничего живого. Ему тоже нужна победа над Дарксайдом. Так можем ли мы позволить себе сейчас мешать друг другу в попытках спасти оставшееся? Да, он безусловно попытается нас обмануть, но это ведь будет потом. Когда планете не будет угрожать глобальная смерть, можно будет подумать о том, как выкрутиться из цепких рук Лютора.

    Повинуясь ее желанию, лианы опять сменили положение так, что она оказалась на том же столе, на который присел Алек, рядом с ним. Почти вплотную, почти касаясь бедром его бедра. Дразниться она, конечно, перестала, но теперь устроилась так, чтобы если он вдруг захочет… то тянуться было бы недалеко.

    — Я не знаю, как лучше, — она повернула голову, чтобы смотреть ему в лицо, — В конце концов это не я решаю за Оазис и Зелень в целом. Но я поддержу любое твое решение.

    +3

    10

    Иногда, чтобы поднять дух, достаточно всего одного или двух слов поддержки. И Памела с этим умело справлялась. Это Алеку нравилось: девушка умела находить слова, чтобы подбодрить. Сразу видно - умелый манипулятор. Но об этом Холланд думал только в шутку, без злобы. И поэтому всё, что оказалось Аватару нужно: это небольшой толчок, чтобы сделать большой шаг. Достаточно сказать "да, ты идёшь в правильном направлении", чтобы ноги несли дальше и забыли на время об усталости.
    Тревожность и сомнения отступали, пока Памела продолжала говорить. Её поддержка оказывала на Алека положительное влияние, чего ему не хватало долгое время на протяжении всех последних десяти лет. Постоянной поддержки. Дружественного плеча, на которое можно положиться в момент отчаяния. Ведь хоть Алек и был мужчиной, но всё же на его плечах висела тяжёлая ноша, с которой справится не каждый. И как любой человек, эта ноша порой давила на него слишком сильно, что колени предательски подгибались, желая рухнуть на землю вместе со всем телом и оказаться раздавленным.
    Когда девушка оказалась рядом, Алек в ответ посмотрел на неё и улыбнулся - в этот раз более радостно. С надеждой в глазах, которой желал.
    - Спасибо тебе, - он тихо кивнул, - Не знаю, как бы я без тебя справлялся здесь. Без тебя бы даже этого "здесь" не было.
    Они были так близко друг к другу. Алек ощутил запах цветов, исходящий от Айви. Запах свежих, недавно распустивших цветов, пахнущих сладким ароматом, от которого невозможно оторваться, стоило лишь раз его учуять. И тонкий манер свежести чистой травы, словно оказался в широком лугу, озарённым лучами солнца, где побеги и листочки мирно колышутся на приятном ветру. Рядом с ней он ощутил себя в таком месте, где душа окутывается гармонией и спокойствием, где тревоги развеиваются тем самым ветром, разносящим семена по земле.
    И тело обрушилось на мягкую траву с редкими нежными цветами. По телу растекается тепло, а глаза устремлены вверх - в небесную синеву, по которой мирно блуждают пушистые облака. Это то будущее, какое желал Алек. И себя, лежащим в той самой шуршащей траве, он видел рядом с Памелой, держащимися за руки. И не было тревог, и не было сомнений.
    И он поцеловал её в этом порыве мечтаний. И в мыслях и в реальности, касаясь её острых черт лица тёплыми пальцами. Он не боялся её токсинов, не боялся яда "Ядовитого Плюща". Даже если она хотя бы на миг ослабит контроль - ему будет всё равно. Слишком был сладок момент, чтобы бояться. А последствия казались чем-то, что будет уже потом.
    Алек подумал, что последний раз он целовал девушку... Это было так давно. Чувство, которое почти забылось. Что такое теплота чужих губ, чужого дыхания, и трепет, который бурлил внутри. Может, Памела не придавала много значения таким вещам. Может, она привыкла к вниманию мужчин. Может, она пробовала их много, когда играла с ними. Но Алек не был таким. Он был самым обычным и традиционным человеком, и их поцелуй для него значил многое. Первый шаг к чему-то незабываемому.
    - Памела, - на секунду приостановив поцелуй, тихо прошептал Аватар.
    У него перехватило дыхание. Душа его требовала сказать те заветные три слова, какие обычно говорят влюблённые. Но что-то мешало ему произнести их. Может, слишком рано для таких слов. Может, не стоит Памелу пугать этим. Они смогли довериться друг другу, но насколько далеко всё это зашло? Насколько допустимо придаваться таким высоким чувствам как любовь? Или Алек настолько наивен и влюбчив, сражённый долгим одиночеством, что нежное внимание одной женщины сразило его наповал.
    Он ведь понимал, что не просто хочет её. Ему хорошо с ней. Несмотря на споры, несмотря на разногласия. Она даёт ему то, чего так долго не хватало: помощь, поддержку, теплоту и ласку в те самые моменты, когда это так нужно. И это заставляло Алека безумно тяготеть к Памеле, постоянно возвращаться к ней и желать её внимания, её совета и доброты.

    Отредактировано Alec Holland (2022-05-23 15:31:22)

    +3

    11

    Ну вот и что ответить на такую благодарность? “Пожалуйста”? “На здоровье”? Поблагодарить в ответ? Ее мнение в Оазисе не только не было решающим, но даже и не имело особой силы. Окружающий лес ей не принадлежал, он принадлежал Зелени и ее Аватару. Ее тут терпели, и то только потому, что Алеку она нравилась. Но это ее, как ни странно, совершенно не раздражало. Люди были от нее надежно изолированы, а сама она находилась не только в безопасности, но и в окружении благословенной жизни. Примерно этого она всегда и хотела – чтобы от нее отстали и чтобы никто не трогал ее растения. Так что меньшее что она могла – это всячески поддерживать Алека и не слишком отсвечивать.

    Правда, сказать она так ничего и не успела. Воодушевленный ее словами, Алек немного наклонился к ней и очень осторожно поцеловал. В голове у Айви еще было мелькнула мысль о том, насколько же он все это время был одинок, что такая простая, базовая даже, поддержка, способна его так очаровать…
    Но мысли просто испарились. Растворились в ровном гуле крови в ушах. Распались на мельчайшие частицы, которые затем смешались в одну кашу, в которой уже нельзя было вычленить ничего связного. Памела потянулась навстречу – вся, неосознанно, чуть ли не инстинктивно. Эта робкая нежность в прикосновении его губ по какой-то невоспринимаемой мозгом причине стала той последней пушинкой, которая совершенно снесла ей крышу. Айви руками обняла Алека за шею, зарываясь пальцами в длинные волосы на загривке, подалась, прижалась к нему поближе.

    Насколько он был одинок… А насколько - она сама? Памела этого не осознавала, отгораживалась от этого, не хотела признавать. Но она нуждалась… в ком-то. В месте, где она будет чувствовать безопасность. В человеке, или не совсем человеке, который не будет ее упрекать. Памела желала покоя и понимания, и, с оговорками, но получила желаемое.

    Она всегда убеждала себя, что компании растений ей будет достаточно. Человеческое общество было ей противно, да и не принимало ее. Находиться среди людей было неприятно, как и чувствовать постоянную боль бесконечно уничтожаемой растительности. Мужчины и женщины, которых она использовала в своих целях, хотели ею обладать, сводимые с ума распыленными в воздухе феромонами. Но Алек не хотел ее подчинить. Им не управляла инстинктивная физиология одурманенного человеческого тела. Она нравилась ему и тогда, когда он был зеленым гигантом. А сейчас он так осторожно, так нежно касался…

    Когда он на мгновение прервал поцелуй, Памела не дала ему отстраниться далеко. Не убирая рук с его шеи, она только гибко извернулась, чтобы оседлать его колени и прижаться еще ближе. Лиственная одежда, которую она предпочитала везде, где ее не видели люди, была слабой преградой, так что она чувствовала грудью каждую пуговицу на его клетчатой рубашке.

    Она хотела… ласки. Хотела нежности. Не любви – любовь была чем-то слишком большим, чем-то что она не могла иметь. Во всяком случае с этим она давно смирилась – что любить ее не будут. Что вся любовь в ее жизни будет исходить только от растений. Но сейчас под теплой кожей она чувствовала растительные нервы и отчаянно хотела… не любви, но хотя бы чего-то похожего.
    Хотела Алека Холланда.

    Памела уже не помнила когда простой поцелуй вызывал у нее столько волнения. Столько электризующего напряжения, сетью разрядов окутавшего позвоночник. Это было очень давно, если вообще когда-то было. А сейчас сердце бешено заходилось в груди, а пальцы отчаянно цеплялись за ткань рубашки на его плечах. Каким-то запредельным усилием уняв дребезжание внутри, Айви вопросительно, без нажима посмотрела Алеку в глаза и соскользнула ладонями на крепкую грудь, подбираясь пальцами к пуговицам. Не спеша, как будто спрашивая разрешения. Как будто прося разрешить.

    Отредактировано Pamela Isley (2022-05-23 16:17:09)

    +3

    12

    Стоило Памеле "оседлать" Алека, как его пробил жар. Он понимал, к чему это идет, и честно признавался себе, что хотел этого. Памела была слишком привлекательна, чтобы строить из себя святошу и говорить ей "нет". Но говорить и не хотелось. После поцелуя Алек вовсе не проронил ни слова, поддаваясь еще большему бурлению чувств, от которого учащалось дыхание и сердце сходило с ума в бешеном ритме, от которого вздымалась грудь, готовая вот-вот лопнуть.
    Алек поймал взгляд Айви - он был будто вопрошающий, готов ли мужчина отдаться в объятия ее страсти и ласки. Но ей не нужно было ни о чем спрашивать: у него на лице было написано, что он хочет.
    Но Алек уважал Памелу. Он не был с ней груб, его руки обхватывали слаженный торс, замыкаясь на спине, где ладони скользили по бархатной коже, пробираясь по буграм мускул и лопаток, а затем уходили стремительно вниз.
    Он не хотел владеть Памелой, но хотел получить от нее нечто такое, чего она прежде не дарила никому. Это нечто совсем не физическое, но духовное - особая связь, которой боятся многие. Хотел ее любви, насколько она способна на нее. Он был уверен, что в глубине души, за лицом строгости и рациональности, Памела тоже была одинокой девушкой, желающей обрести счастье и покой. Это было нормально для всех людей. Но в чем было это счастье - ведомо только ей.
    Она смогла без трудностей расстегнуть все пуговицы старой рубашки, раскрыть грудь мужчины перед собой, и обнаружить, что тело все еще молодо - лишенное шрамов, повреждений, и все еще вздымалась мужская грудь - все еще крепкая, чтобы на нее можно было смело положиться. Хоть сам дух Алека Холланда и был возрастом почти с полвека, но тело его клона все еще оставалось тем тридцатилетним мужчиной в расцвете сил, каким себя последний раз запомнил Аватар.
    И сама Памела была столь грациозной и молодой на вид, благодаря эффекту сверхмедленного старения. Ее лиственный костюм сидел на ней хорошо, так естественно и правильно, подчеркивая красоту женской фигуры, о которой многие дамы могут только мечтать.
    Один лишь вид Памелы в порыве страсти сводил Алека с ума, возбуждая все сильнее и сильнее. По телу пробегалось напряжение, отдающееся стуком в голове. Но это не был страх, не была тревога, это был неконтролируемый инстинкт, заставляющий мужчину действовать.
    Растения вокруг него, словно чувствующие эмоциональный диапазон своего названного "отца", вели себя странно: двигались, извивались, будто танцевали вокруг пары. Или это сам Аватар, не осознавая того, контролировал их, пока мысли в голове путались из-за необуздаемого желания любви. И эта аура нравилась растениям - они будто поддакивали Матери и Отцу, чтобы они наконец-то слились, окончательно став единым целым, и больше никогда не проливали друг на друга слов осуждения. Они хотели целостную семью, "нашептывая" страстным героям свои эмоции радости.
    Алек скинул с себя рубашку, прислоняясь всем лицом к груди Памелы, окунаясь в ее мягкость и дивный аромат, сопровождающий девушку повсюду. Он целовал ее грудь, одним лишь ловким движением руки заставив все листья на ее теле осыпаться вниз, как с деревца, чей настал черед менять окрас. Нагая Айви была столь же привлекательна.
    Алек чувствовал, что ему хорошо. На удивление, именно сейчас, когда они оба решились на это, боязнь открыть Памеле чувства, испарялась. Он мог позволить себе прижиматься к ней, мог позволить себе гладить ее там, где хотелось; охватывать ее плечи, казавшиеся такими хрупкими , чувствовать пульсацию крови на ее изящной и тонкой шее. В этот момент Алек Холланд ощущал себя живым, переживая спектр невероятных чувств, каких не ощущал долгие годы.
    Чувство близости будоражило его, он думал: неужели она та, кто будет со мной. Неужели этот момент настал, когда судьба соединила меня с человеком, близким мне духовно, кто останется со мной в жизни. И это было чувство неподдельной радости. Ради этого стоило быть десять лет болотным монстром.

    +3

    13

    Памела не вполне осознавала – это она контролирует сейчас окружающие растения, или это Алек. Чья страсть сейчас заставляла лианы скользить вокруг? Была ли это страсть Айви, которая побудила плетеные лозы стола помочь Алеку избавиться от рубашки? Страсть ли Алека заставила собранное из листвы «платье» рассыпаться, зеленым конфетти усыпая пол? Это могли быть как совместные усилия, так и отсутствие усилий вовсе. Просто Зелень реагировала на те лихорадочные чувства, которые бесновались невидимым штормом внутри ее проводников. Впрочем, об этом Айви не думала.

    Она вообще почти не думала. Мысли разлетелись невесомыми фрагментами, как и ее растительная одежда. Впрочем, она даже и не смутилась этому. Она не считала собственную наготу чем-то постыдным, да и коже требовался доступ солнца, так что наряд ее и так был весьма условным. Чему она смутилась – так это тому взгляду, которым ее, будто мягкой беличьей кистью, огладил Алек. Он ею восхищался. Сейчас, в эту секунду, он любил ее. Почти боготворил. И видя это обожание, подернутое поволокой запредельного желания, Памела и сама разгоралась все жарче.
    Она и сама сейчас любила его.

    Она ничего не говорила. Слова были лишними, когда она с жадностью, но без поспешности гладила его обнаженную грудь полновесно раскрытыми ладонями. И когда без спешки, специально растягивая этот момент, расстегивала старые джинсы. Даже тогда, когда она притиралась к нему всем телом, всей кожей груди, живота и передней поверхности бедер. Она только прерывисто дышала, громко, в шелестящей тишине окружающих их деревьев, и хрипло ахала, когда его руки в очередной раз оглаживали какой-то из чувствительных участков кожи.

    Мир сфокусировался до нескольких отдельных кусочков, затянув все остальное жарким маревом.
    Его руки, прочерчивающие, как будто выжигающие на коже следы его страсти.
    Ее собственные руки, избавляющие его от остатков одежды и жадно скользящие по коже, знакомясь, узнавая, изучая его тело.
    Его дыхание, горячее, ощутимое на коже и заставляющее ее покрываться мурашками.
    Ее дыхание, которое, казалось, сейчас просто кончится, не поместится в легких.

    Она жалась к нему, стараясь не отрываться, не отдаляться дальше нескольких сантиметров. Как будто пыталась спрятаться, как будто пыталась врасти в него кожей. Мир состоял из его рук, прижимающих ее к себе, и она ластилась к нему, как тонкий побег плюща, который дал ей новое имя. Памела почти не закрывала глаз, но все равно ничего не видела кроме его глаз. В них плескалось что-то предвечное, что-то изначальное, и она даже не пыталась сейчас дать этому название.

    Ни Алек, ни она сама не нуждались в какой-то дополнительной стимуляции. К моменту, когда между их телами остался только воздух, они оба были уже возбуждены сверх меры. Но в момент, когда он в нее вошел, мир на пару мгновений просто остановился. Памеле показалось, что воздух из легких просто исчез, но она, тем не менее, вцепившись в его плечи пальцами, почти беззвучно прошептала, простонала ему на ухо:

    — Алек… — больше ни на что слов не хватило, ведь мир опять начал набирать обороты, плавя остатки мыслей в ее голове.
    Но этого и так было достаточно.

    +3

    14

    Центральный момент соития, когда Алек оказался внутри, вызвал в нём новую бурю эмоций. Уйдя до самого конца во влагу и тепло, мужчина ощутил будоражащий приток удовольствия. Памела обволакивала его внутри, сжимала со всех сторон, что по телу пробегала лёгкая невольная дрожь, сжимающая кости. Ощущения, давно позабытые, вспыхивали в голове, и мозг реагировал на них так, будто это случалось впервые.
    Алек начинал медленно и не хотел торопиться закончить. Каждое движение приводило к тихому стону, щекотному чувству в ногах, заканчивающимся слабым покалыванием на кончиках пальцев. Он не хотел закрывать глаза - хотел видеть Памелу перед собой, её полное наслаждения лицо; её прекрасное тело, изгибами и формами напоминающее произведение искусства. Видеть её такой было не менее возбуждающим, чем чувствовать её страсть и желание, с каким она нападала на Алека.
    Руки мужчины ухватились за талию, большие пальцы упёрлись в живот. Он слегка помогал ей двигаться, позволяя тратить меньше сил и больше фокусироваться на ощущениях. Вид её стройных бёдер, поднимающихся и опускающихся при каждом акте, заставлял Холланда думать о них: о том, как прекрасно было бы прикасаться к ним губами, наслаждаться их упругостью, водить по ним кончиками пальцев, вызывая у Памелы приятные ощущения ласки. Сейчас он не мог думать ни о чём другом, кроме неё. Кроме них двоих, отождествляющих свой союз и привязанность друг к другу.
    Она склонилась к его уху и прошептала, но ей ничего не нужно было говорить. Сейчас Алек понимает её без слов, эмоции говорили сами за себя - он чувствовал Памелу и физически и ментально. Их губы вновь слились, в этот раз куда рьянее и страстнее, чем прежде. В таком положении могло быть сложнее, но Алек хотел целовать её; хотел получать удовольствие одновременно от всего, наслаждаясь в буйстве эмоций.
    И не меньше он желал, чтобы Памела получила его всего прямо сейчас - каждую клеточку тела, наделённой Зеленью. Алек был везде: прощупывал её чувствительные места, добавляя остроты ощущениям; её эрогенные зоны не оставались без пристального внимания Аватара. А затем он обхватывал её, будто хрупкое создание, позволяя побыть в ощущении защиты и комфорта после ярких тактильных экспериментов, нацеленным заставить Плюща в очередной раз сладко простонать от чувства прекрасного.
    Нервы натягивались как струны, и энергия Зелени внутри Алека бушевала, вторя его ощущениям. Она вспыхивала ярким пламенем, едва не обжигая Памелу - это было чувство необъятного мира, чувство насыщенной и бурной жизни, как то, что испытывала Айви в Зелени. Будто видения, как тысячи растений жили и живут, протягивая листья к небесному светилу, словно жрецы в молитвах Богу. Как молекулы струятся в их клетках - как делятся они, формируя саму жизнь во всём своём многообразии. Их акт соития блуждал между физическим удовольствием и духовным наполнением.
    На какие-то мгновения первобытные инстинкты брали верх над разумом, и Алек ожесточался: его хватка усиливалась, поддакивая неистовому желанию взять Памелу. Особенно привлекательные места женской фигуры падали во власть его крепких ладоней; сжимались так, будто этого никогда больше не произойдёт. А пальцы находили всё новые точки, способные вызвать очередной приступ беглых мурашек по коже, как электрошок пробивающий мышцы.
    Аватар не сдерживал стоны - каждый из них был похожим на выдох горячего пара в холодную зиму, и в голосе его читалась слабость перед чувством скользящего внутри девушки органа. Закусывая губы от непреодолимой тяги, Алек ускорялся, когда понимал, что прежних ощущений уже недостаточно, и он хочет больше.
    Руками Памела могла ощутить, впиваясь в грудь мужчины, как неистово бьётся его сердце. Кожа стала горячей, слегка обмокшей, но вовсе не от усталости. Глаза покрывала яркая пелена, в которой плясали вспышки огней, и лицо расплывалось гримасой неподдельного счастья. Всё вокруг словно плыло, размазывалось красками, где посреди была только Памела, так горячо возлюбленная Аватаром.

    +3

    15

    Она хотела растянуть это удовольствие. Сделать его медленным, сладко и мучительно натягивающим нервы и чувства. Она хотела испить это удовольствие в полной мере, маленькими глотками. Прочувствовать каждое мельчайшее движение. Каждое прикосновение, взгляд, поцелуй, каждую каплю пота стекающую по коже, каждый хриплый вдох и выдох с беззвучным стоном. Но чем громче становились выдохи и чем крепче сжимались на ней руки – тем меньше терпения оставалось в затуманенном сознании и тем больше там появлялось лихорадочного напряжения.

    Он хотел большего – быстрее, сильнее. Алек был таким же жадным, как и она сама. Он был так же голоден к ласке, так же желала взять все, что ему давали. Но пока Айви плавилась в жаре своего и его желания, не способная сейчас осознанно делать что-либо, он умудрялся удерживать остатки сознания. И, видя ее реакцию, подстегивать, заводить еще больше и без того раскаленной плазмой горящее тело. Все что ей оставалось – следовать. Хотеть большего – быстрее, сильнее – как он. Жадно позволять брать себя, любить себя, вести себя. Она отражала его желание, отдавая усиленным, чтобы опять отразить, и так раз за разом, превращая огонь в пожар, а пожар во вспышку сверхновой.

    Ее страсть не была громкой. Она не рвалась из горла животным криком, довольствуясь лишь хриплыми вздохами и стонами. Вместо этого ее страсть была острой. Она впивалась кончиками пальцев и короткими ногтями в кожу, судорожными движениями расчерчивая ее. Ее страсть рисовала на спине и груди мужчины полосы – не кровавые, но красные. Она не способна была сейчас понять, причиняет ли боль. Единственное, на чем она не позволяла себе утратить контроль, так это над токсинами. Капелька феромонов, совсем чуть-чуть, не могла повредить. Почти незаметная доза, чтобы сделать его ощущения еще ярче, еще сильнее, чтобы нервы раскалились, как нити лампы накаливания. Но вот яд с ее кожи мог убить человеческое тело Алека, что сейчас в наполненном сладким туманом разуме было равнозначно “убить Алека”.

    Она хотела бы продолжать жаться к нему, ластиться кожей, липнуть к нему, как усики вьюнка, но темп подгонял ее, ускорял. Она починялась ему, изгибалась пластично, покоряясь его рукам, признавая его власть. Впившись взглядом в его лицо, она немо требовала, просила еще, видя как та же жадность прорастает и расцветает в его глазах. Ему не нужно было ничего говорить – она понимала. И ей ничего не нужно было говорить – он понимал.

    Много ли нужно оголодавшему до любви мужскому телу? Два ли ему биологических года, тридцать ли физиологических – не важно, когда доходит до ощущений, которых сознание давно не испытывало. Много ли надо оголодавшему до ласки женскому телу? Особенно если партнер стремится не только сам дойти до пика удовольствия, но и довести до него партнершу.
    Особенно если они оба жадно спешат, не способные больше терпеливо дожидаться кульминации.

    Волна эйфории, обрушившаяся на сознание Памелы была такой мощной, что она даже зажмурилась, конвульсивно выгнувшись напрягшейся спиной. Как будто позвоночник превратился в электрическую дугу, купая мозг в концентрированной энергии молнии. Впившись пальцами в кожу на груди Алека, она пережила, переждала сокрушительное наслаждение, разошедшееся концентрической рябью по всему телу, до кончиков пальцев на руках и ногах, после чего, все еще вздрагивая едва ощутимо, прижалась расслабленно к крепкому торсу.
    Ничего подобного она не испытывала никогда. Или это было так давно, что она уже не помнила.

    +3

    16

    Феромоны, пущенные в кровь Алека, заставили его тело испытать расслабление, граничащее с трансом. По конечностям растекалось тепло, мышцы обмякали сами собой, а зрачки расширялись. Напряжение перестало быть отвлекающим фактором, и теперь Алек мог насладиться всей прелестью интимного удовольствия с Памелой, без чувства неконтролируемого жара и беглых спазмов в мускулах, подёргивающихся из-за периодической остроты.
    Он приоткрыл рот, будто бы удивляясь тому, насколько красен мир оказался вокруг, и невольно запрокинул голову назад, откидывая взмокшие волосы. В ушах стучал пульс, слышалось собственное томное дыхание. Одурманенный Алек растворялся в ароматах, вызванных то ли реальностью, то ли бурным сознанием, стимулированным феромонами. Снизу продолжали поступать стимулы в мозг, заставляющие его кричать от судорожного наслаждения. Руки девушки, оказавшиеся чуть грубее в своих манипуляциях, едва не терзали тело Холланда, но притупленное чувство боли не позволяло испытать дискомфорт.
    Ему нравилась её грудь - мягкая, аккуратная, привлекательная. Касающиеся её руки были с ней то нежны, то грубы, подталкиваемые глубинными желаниями мужчины.
    Округлости форм Айви не позволяли Аватару хоть на секунду забыть о возбуждении - ни единого момента, чтобы он не был твёрд, как прежде. Она слишком хороша. Хороша во всём, о чём мог только подумать Алек. Идеальная женщина, в которой достаточно ласки, достаточно соблазна и понимания, чтобы влюбиться в неё раз и навсегда. Возможно, это влияли феромоны, но Аватар всё больше и больше понимал, насколько сильно он хочет быть с ней.
    Удовольствие от процесса не могло быть вечным. Холланд ощутил, что вот-вот он испытает свой пик. Телу внезапно вернулось сковавшее напряжение, ноги будто задубели. Но именно в этот момент мозг подсказывал: нужен максимум - быстрее, сильнее, страстнее, и в конце-концов достичь экстаза.
    - Памела, я сейчас... - тихо прохрипел голос мужчины, но не успел закончить фразу.
    Глаза его раскрылись шире, зубы жадно стиснулись. Он непроизвольно поднял таз, оказываясь в самой глубине нутра Памелы, пока ноги как деревянные брусья застыли неподвижно. Холланд ощущал, что судорожные покалывания в мышцах пробираются наружу, заставляя его тело импульсивно вздрагивать каждый раз, когда высвобождалось семя. Он обхватил девушку руками так крепко, как мог, зарываясь пальцами в её густые пламенные волосы на затылке.
    В голове всё стало как в тумане. Всё пошло кругом, и взгляд мужчины становился всё более и более стеклянным. По телу распространилось мягкое и нежное тепло, будто окунулось в горячие воды, и мышцы сразу же обмякли, обретая покой. Все ощущения, в момент оргазма достигшие вершины, мгновенно рухнули вниз, будто обрекая своего владельца на пустоту.
    Алек нашёл в себе силы прильнуть лицом к шее Памелы. Одарив её несколькими ласковыми поцелуями, будто утешающими, он прошептал ей на ухо, издав томный выдох:
    - Я люблю тебя, Памела.
    Руки его продолжали держать девушку в объятиях, поглаживая по мягким волосам, аромат который до сих пор даровал чувство спокойствия.

    +3

    17

    Говорить не хотелось. Вообще. Тело, омываемое внутренней негой и расслаблением, удобно устроилось у мужчины на груди. Памела медленно восстанавливала сбившееся дыхание и просто позволяла себя насладиться покоем никуда не спеша. Уже через пару минут, или часов, или дней опять что-то начнет решительно требовать внимания и усилий, но сейчас она хотела просто, не двигаясь, просмаковать блаженное чувство, медленно разрастающееся внутри.

    Окружающее неспешно всплывало в восприятии, показывая себя отдельными кусочками картины.
    Вот, прямо у нее перед носом, длинная алая полоса на коже. Айви чуть приподняла голову, отслеживая ее, и внезапно увидела грудь Алека целиком – всю вкривь и вкось располосованную. После чего просто уронила голову обратно. Ну подумаешь, в порыве страсти подрала парня чуть не на кровавые лоскуты. Всякое бывает. Правда, она за собой такого не помнила. Но это было скорее комплиментом Алеку.

    Вот одинокий листочек, бывший когда-то куском ее одежды, лежащий чуть дальше на столе. Памела вдруг подумала, что предпочла бы сейчас растянуться на кровати, а не вот так странно тесниться на столешнице. Хорошо, что стол был пустой, а то пришлось бы вынимать стекло из всяких не предназначенных для этого мест.

    Вот светлая прядь, упрямо щекочущая щеку. Повернув и поставив голову на подбородок, она задумчиво осмотрела лицо Алека, обрамленное растрепанной шевелюрой. Красивое, даже пускай человеческое, лицо. Она потянулась и поцеловала это самое лицо в подбородок и поняла, что в общем-то пора наверное отлипать от широкой груди. Было бы идеально сейчас залезть в бассейн или душ, но вода в пустынных каменистых горах не была в неограниченном количестве. Ее только и хватало на полив растений и немногочисленных людей. Помывка, даже для нее, была строго по графику.

    Поднявшись на руках, Айви осторожно соскользнула с Алека и устроилась рядом на многострадальном столе. Повинуясь ее капризному желанию, лозы, формирующее его, зашевелились, удлиняя поверхность, чтобы они оба могли вытянуться. Нагло подложив себе под голову руку Холланда, Памела с удобством разлеглась рядом.

    — Мне тоже было очень хорошо, — голос еще мягко перекатывался хрипотцой, — Но ты, кажется, спешишь. Кто признается девушке в любви после первого секса? — она чуть повернула голову, переводя взгляд с крон деревьев на лицо мужчины, — Разве ты меня знаешь, чтоб любить?

    Такую, как она, не любят. Такую, как она, хотят, терпят, ненавидят, презирают. С такой, как она, спят, и в редких случаях дружат. Но любовь… Любовь это что-то большое, что-то светлое, что-то недоступное. Аватар сейчас поспешит, а потом, остыв, почувствует неловкость. Памеле это не было нужно. Ей и так было хорошо.
    Пожалуй, ей даже было достаточно.

    +2

    18

    Сейчас ему не нужно было ровным счётом ничего. В состоянии тёплой эйфории, медленно сходящей на нет, даже проблемы, происходящие за стенами лаборатории, казались чем-то совершенно далёким и несущественным. Конечно, это был всего лишь эффект после секса, временно делающий мужчину оторванным от реальности.
    Алеку хватало Памелы рядом, с её удовлетворённым лицом, по-прежнему игривым, что не могло не радовать. Он уместился на вытянувшемся столе поудобнее, позволив девушке раскинуться рядом так, как она того хотела. В голове то и дело витали образы и мечты о других временах, более счастливых. Как Памела и Алек могли бы вырваться куда-то далеко, где они останутся наедине с природой, без вселенских угроз уничтожения, где их больше никто не найдёт и не потревожит. Светлое будущее, о котором приходится лишь мечтать. Но будущее, за которое стоит сражаться сейчас.
    Но пока он только натянул обратно исподнее, чтобы прикрыть мужское нутро.
    Айви удалось смутить мужчину, пристыдить за поспешность. Он чуть скривился смущённо, но с лица не спадала улыбка.
    - Я не могу знать тебя всю. Ты не открытая книга, которую можно прочесть, - Алек неряшливо усмехнулся, размяв шею, - Секса бы не случилось, если бы я испытывал к тебе что-то другое. Я вообще-то приличный.
    Как он и догадывался ранее, признание в чувствах вряд ли окажутся взаимными. Но вместо того, чтобы терзать себя сомнениями, лучше всё сказать прямо. А там - будь что будет, ибо томление внутри себя грызло намного сильнее. Впрочем, Алек не отрицал того факта, что спешка могла быть вызвана феромонами, подтолкнувшими его к признанию. Эксперимент закончился успешно: вещества Плюща действительно влияют на поведение человеческого тела Алека. Но сейчас его это не волновало. Он верил, что Айви не станет использовать их во зло против Аватара.
    - Но я не тороплю тебя, - он посмотрел на девушку, и их взгляды снова встретились, - И мне нечего больше скрывать.
    Глаза Алека не лгали. В них читалась честность и искренность. Может, для Памелы это было слишком просто. И даже странно. Но для Алека это было ещё проще. Он устал от одиночества и хотел только простого счастья. Для такого человека не требовалось многого, чтобы испытать высокие чувства. Но так ли всё просто было с Памелой - он не знал. И глубоко сомневался в этом.
    Глядя вниз, взгляд Алека зацепился за красные полосы на своей груди, исчерчивающие кожу словно подрался с дикими зверем. Он удивлённо посмотрел на них. Пальцы левой ладони прошлись вдоль ровных полос, и Алек ощутил жжение, что заставило его инстинктивно шикнуть от укола. Он наигранно фыркнул, покачав головой. Гормоны так били в голову, что прежде царапины не ощущались, а теперь тело расслабилось, обнажая раздражение.
    - Тяжелые ранения, мисс Айсли, - подшутил Холланд, расслабляя шею, - Чем хотите оправдаться?
    Рука Алека легла на мягкое бедро Памелы, мягко сжав её бархатную кожу - совсем немного, чтобы чётко чувствовать девушку рядом, пока глаза будут закрыты.

    +3

    19

    — Зато я неприличная, — Памела весело фыркнула, наблюдая как Алек натягивает белье, чтобы опять экспроприировать его руку, когда он улегся обратно. Лежать было очень уютно, так что она едва заметно улыбалась и жмурилась, задумчиво разглядывая узор листьев на бледном небе. Как же хорошо, что лаборатория окружена ядовитыми растениями и сейчас их точно никто не побеспокоит. Есть время разбрасывать камни, и время собирать их. Сейчас – время собирать, и пусть весь мир подождет.

    Алек был похож на героя романов о рыцарях. Но не тех, где грязные и вонючие мужики в латах месили грязь дырявыми сапогами, бессмысленно погибали в погоне за недостижимой славой веры и выбирались едва живые с полей сражений, залитых кровью и заваленных еще теплыми телами. Нет, Холланд был из тех книг, где все красиво, рыцари благородны, любовь сияет, а дама всегда достойна того, чтобы ей вручили сердце. Прям как в сказке, в которой в конце герои живут долго и счастливо.
    Да вот только она в этой сказке могла в лучшем случае быть лягушкой, а в худшем – ведьмой.

    Нет, Памела внимательно покопалась в пыльном сундуке своих эмоций, чтобы оценить что же она такое к Алеку чувствовала. Но там не было любви. Любовь жертвенна. Во всяком случае так в Библии говорилось. Как там, “не завидует, все терпит, все принимает”... дальше Айви не помнила. Она не была на все готова ни ради Зелени, ни ради Аватара, ни ради Алека Холланда. И доверие… Доверие – это еще не любовь. Любовь должна была чувствоваться иначе. Как будто ты жить не можешь без любимого существа.
    Памела, судя по внутренним ощущениям, могла жить без кого угодно. Может не так хорошо как с, но могла.
    Но также верным было и то, что если бы Алек умер, она почувствовала бы грусть. Может, даже горе. Находиться рядом с Аватаром было лучше, чем жить в одиночестве...

    Мимолетно поморщившись от раздражения, Памела смела все эти размышления с поверхности разума. Ну вот еще, нашел время обсуждать такие важные темы. Этот вопрос не был чем-то таким, что легко решалось с наскоку. Принимать какие-либо решения нет смысла когда тебе лениво даже вставать, а хочется просто валяться в тепле и уюте, и чтоб тебя никто не трогал.

    — Давай остановимся на том, что ты мне нравишься, — она повернула голову, чтобы серьезно посмотреть Алеку в лицо, но почти сразу же в ее глазах мелькнули бесенята, — Ты меня ни на одно свидание еще не сводил, рановато говорить о любви, — проследив вслед за его пальцем по полосам на груди, Айви легкомысленно чмокнула ближайшее “тяжелое ранение” и смешливо хмыкнула, — Шрамы украшают мужчину, мистер Холланд. Гордитесь. Можете даже показывать завидующим друзьям.

    Она коротко рассмеялась и тоже прикрыла глаза, как будто собиралась вот так посреди дня устроиться поспать. Но, конечно, покой был недостижим. Вспомнив о результатах исследования, она шлепнула себя по лбу и опять посмотрела на Холланда.

    — Со всеми этими страстями я забыла тебе рассказать – я изучила пару образцов, — Памела подумала, что  рассказывать об исследованиях лежа в обнимку – совсем неплохая идея. Как минимум уютно, — Они не роботы, они гибриды живых существ и машин. При чем биологическая составляющая разная. Внутри у них какие-то наномашины, но я в них не разбираюсь, так что понятия не имею как все это работает.

    +3

    20

    Очевидно, что Памела не хотела развивать тему выяснения отношений. Алек не стал настаивать, чтобы не выглядеть ещё более навязчивым, чем он есть. Он способен отпускать людей, если по каким-то причинам они не могут быть едины. Так он отпустил Эбигейл, отпустил Капуцину, когда понял, что вместе им быть не суждено. Эбби стала аватаром Гнили, а Капуцина... Что ж, она предпочла Джону, поскольку он был человеком и смог бы дать девушке всё то, чего она желала. А что касается жены, то их брак долго не прожил: она погибла. Холланд словно проклят оставаться один.
    Снова думать об этом он не хотел. Одиночество съедало людей, делало их травмированными, уязвимыми, либо ужасно жестокими, асоциальными. К счастью, Алек держался где-то посередине, до поры до времени. Но всё равно он чувствовал, что мысли о жизни и смерти в тихом одиночестве убьют его раньше, чем любой злодей. А теперь и Памела хочет дать понять, что есть барьер, через который не пройти.
    - Не сводил? - удивился Алек, - Я думал, что ритуал в Зелени и вылазки в Готэм сойдут за романтические свидания.
    Он усмехнулся. Конечно, он не верил в свои слова - это была всего лишь шутка.
    О свиданиях за всей суматохой Холланд совсем забыл. Впрочем, в таких условиях жизни устроить приятный вечер было на удивление легко. Особенно здесь, в Оазисе, где Зелень сопротивляется убийственной силе Пустоши; где ещё есть шанс вдыхать свежий воздух, очаровываться природой и быть в тишине. Ведь Оазис не был шумным местом, даже при наличии массы людей.
    Вести об исследованиях Памелы подтвердили догадки Алека. Сражаясь с парадемонами, он замечал, как из их тел лилась кровь. По-началу Холланд считал это некой специальной жидкостью, созданной для механизма работы тел, но враг и правда оказался органического ряда, причём, инопланетного. А ксенобиологией Алек Холланд никогда не увлекался. Это заставило доктора задуматься.
    - Киборги, значит? - задал тот риторический вопрос, качнув головой, - Собранные с тысяч миров, взятых Дарксайдом. Это всё усложняет. Создать биологическое оружие против каждого вида задача непосильная. Я тоже ничего не знаю о наномашинах. Это ещё раз говорит, что нужны знания либо Лиги Справедливости, либо Лютора. У тех и других должна храниться информация об инопланетных технологиях. Уверен, они с ней уже работают. Но я не знаю, где сейчас Лига и как её найти. Надеюсь, что у Дины есть идеи на этот счёт.
    Алек ещё поразмыслил. Оставаться в стороне совсем бесполезным он не собирался. Зелень должна была внести свой вклад. Возможно, если их команда не может помочь по части технологий, то поможет по-другому.
    - Если события развернутся более грубым оборотом, то мы можем помогать раненым. Мы способны быстро выращивать массу лекарственных растений, из которых делают препараты, - предположил Аватар,  - Не говоря уже о том, что если удвоить усилия по работе в лаборатории, мы можем создать проект по растительным стражам, дополняющих армию Земли. Знаю, что это может звучать ужасно - отправлять свои творения в пекло, но мы и сами рискуем каждый день. Без риска сейчас нет ничего.
    Когда-то Алек уже планировал этот проект. На случай, если жизнь на Земле станет угасать. Реализации проект так и не нашёл, но старые наработки всё ещё хранились в голове: воспроизведение тканей, способности к интеллекту, клеточная регенерация и физиологические особенности, делающие растительных "людей" куда более адаптивными, чем человек как вид. Но это был проект, нацеленный "реколонизировать" Землю, а не создавать армию. Однако времена меняются и приходится подстраиваться под новые условия.
    - Я уже думал об этом когда-то... Но так и не начал, - признался Аватар.

    +3

    21

    — Так это были свидания? — Памела беззлобно фыркнула, улыбаясь, — Какие-то странные у тебя представления о романтике, Алек. Кто-то только что утверждал, что приличный, — она посмотрела на Холланда с шутливой укоризной, — Но приличные люди вообще-то водят девушку в ресторан или в кино. В крайнем случае в клуб. Конечно, вокруг на расстоянии двухсот километров ничего из вышеперечисленного нет, но мог бы и придумать что-то.

    Придумать что “что-то”? Вырастить столик где-то в джунглях? Организовать ресторан силами приблудившихся людей? Устроить увлекательный просмотр картины “заход солнца над пустошами”? Он, чего доброго, еще и правда попытается что-то такое сделать. Памела уже было собралась сказать, что она шутит, и что устраивать ничего не нужно, но немного подумала и промолчала. Ей бы, вероятно, понравились приложенные усилия, в чем бы они ни выражались. Кому же не понравится внимание? Внимание и желание потратить свое личное время на благо партнера – вот что было настоящей “валютой отношений”. Если Алек захочет что-то для нее сделать… это будет приятно.

    Перевернувшись на бок лицом в Алеку и подперев голову рукой, Айви отбросила мысли о не особенно важных сейчас вещах и вернулась вниманием к экспериментам. Задумчиво положив ладонь Холланду на грудь, она начала ее почти невесомо гладить, тактильными ощущениями разгоняя мыслительный процесс.
    Да, парадемоны были разных биологических видов, но ведь что-то в них должно было быть похожим. Что-то, что объединяло бы их всех. Навскидку это был интеллект и, собственно, те самые наномашины, которыми была насыщена их кровь. Ни на то, ни на другое усилиями Зелени, фармакологии или биологии повлиять было нельзя. Можно еще было бы создать комплексный токсин, поражающий органику, но он мог фатально сказаться не только на нападающих, но и на защитниках. Выкосить вот так население Земли не входило в планы Плюща. Нет, отсутствие на планете людей все еще казалось привлекательной идеей, но Аватар точно будет изо всех своих немалых сил такому плану противостоять.

    — Мне нужно больше тестовых образцов. Лучше всего, если это будут головы, — Памела вывела на груди Алека какой-то замысловатый узор, бродя мыслями где-то совсем не здесь, — Я предполагаю, что у них должно быть хоть что-то сходное. Может, мозговые ткани? Если бы мы нашли что-то кроме наномашин, что их объединяет, то смогли бы сфокусироваться на этом.

    Идея с лекарствами напрашивалась сама собой, но представив себя работающей в условном госпитале Айви едва заметно поморщилась. Сутки на пролет продуцировать препараты не казалось ей ни интересным, ни привлекательным, ни эффективным занятием. Древесные стражи… Наверное, это было что-то вроде ее спорлингов. Но идея создать разумный вид, чтобы он сражался на стороне людей казалась… неприятной. От того, что они будут драться на стороне людей до того, что люди будут считать это само собой разумеющимся был один шаг. А там и до порабощения недалеко.

    — Давай восстановим формулу, — взгляд Памелы сфокусировался на лице Алека, а ладонь замерла, перестав бездумно бродить по его груди, — Чем больше растений – тем сильнее Зелень. Тем больше пространства для маневра. Тем больше вариантов, которые можно рассматривать. Охраняя этот один маленький пятачок и не расширяя его, мы многого не добьемся.

    +3

    22

    Алек не смог устыдиться со слов подруги, но явно задумался о том, как бы для неё устроить приятное времяпровождение. Конечно, роскоши в местных локациях не найти вовсе, но разве для Памелы было что-то прекраснее зелёной природы? Неужели она бы предпочла каменные стены, украшенные металлами и картинами, сидя за круглым столом перед блюдцем, на котором расположится тушка поджаренного животного? Алек в этом сильно сомневался, подозревая, что лучшим подарком от него будет нечто иное, естественное.
    Но подумает он об об этом обязательно позже.
    Алек как-то странно посмотрел на Памелу, когда она заговорила о новых тестовых образцах.
    - Головы? - нервно усмехнулся мужчина, поёрзав на месте, - Не могу представить, как я несу в мешке отрубленные головы парадемонов. Звучит ужасно. Но если это правда поможет в исследованиях, то так тому и быть.
    Прикосновения Айви для Алека были как пилюля от тревоги. Её пальцы так нежны сейчас, что касания к груди вызывало у мужчины чувство теплоты и близости. Она могла видеть по его довольному лицу, как от одного поглаживания нутро Алека будоражится, погружаясь в безмятежность. Наверное, он хотел этого очень долго - вот так просто лежать в обнимку с девушкой, ради которой готов горы свернуть.
    Он взял её за руку, мягко поглаживая большим пальцем по внешней стороны ладони - кожа как всегда бархатная, молодая. Тепло её рук согревало душу, а заинтересованный взгляд, в котором горел азарт к работе и новым исследованиям, вселял в Алека воспоминания о далёком прошлом, когда он был ещё настоящим учёным, вечно кружащимся в среде таких же докторов, каим был сам. Постоянные идеи, постоянные открытия, наряду с вечными разочарованиями - это особенная атмосфера, в которую постоянно хотелось вернуться вновь.
    - Ох, доктор Айсли... - наигранно протянул тот, словно театральный актёр, - Вы вселяете в меня надежду снова вернуться к корням и стать учёным. Не помню, когда же я последний раз надевал белый халат. Неужели я достоин этого?
    Но затем он откашлялся и вернул себе прежний тон.
    - Формула может быть восстановлена. Я всё ещё помню её. По крайней мере, на чём остановился. Ты права: сейчас она нужна миру как никогда раньше. Хорошо, что ты вспомнила.
    На миг Алек окунулся в недалёкое прошлое - лаборатории ЛексКорп, где он вместе с Памелой работал над формулой. И тут же ему стало не по себе, ведь до сих пор он носит на себе бремя предательства перед Айви. Он не поверил ей, бросил всё и разрушил бесценные труды, окрестив девушку в очередной раз террористкой. Как же ему было стыдно за это сейчас, что даже лицо изменилось на обречённый лад.
    - Памела, я так и не сказал тебе важное: мне жаль, что тогда я бросил тебя. В лабораториях Лютора, - он виновато прикрыл глаза, поджав губы, - Я испугался. Испугался того, что могу стать причиной новой крупной беды. Мне стоило прислушаться к тебе, а не делать поспешные выводы. Скажи мне сейчас, что ты тогда хотела сделать? Я ведь... - вновь обречённый вздох, -  Я ведь даже не разобрался, почему именно я всё уничтожил и убежал. Почему убежал от тебя.
    Его рука крепче сжала ладонь Памелы. Холланд будто пытался извиниться перед ней.

    +3

    23

    Памела приподняла левую бровь и с веселым скепсисом внимательно посмотрела Алеку в лицо. То есть как буквально рвать противников на части – это нормально, а как носить их головы в мешке – так он “не может себе представить”. Какая разница? Это же не люди. Это не просто враги, а вообще другой биологический вид.

    — А чем это принципиально отличается от переноса оторванных рук и ног в мешке, который мы пару дней назад в лабораторию притащили? Живой образец пока слишком опасно брать. Если они могут передавать сигналы на расстоянии, то мы раскроем свое местоположение. Воспринимай это как любые другие лабораторные образцы, я не понимаю, что именно тебя смущает в отрубленных головах? — она хмыкнула и пожала плечами, — Я не разбираюсь в ксенобиологии разумных видов. Но эксперта у нас так или иначе нет, так что придется вспоминать институтские курсы. А еще было бы хорошо какой-то литературы захватить, — она покачала головой в шутливом изумлении, — Кто бы мог подумать, что я буду скучать по интернету.

    Не отбирая у него руку, она кончиками пальцев все равно еще немного погладила его по груди. Ее кустарная, грубая лаборатория в Готеме, сейчас вспоминалась с отчетливой печалью. По сравнению с тем, что на данный момент удалось собрать здесь, она была как учебный центр НАСА по сравнению с сельским кружком естествознания. Но дом, на крыше которого было ее убежище, был разрушен. В Готеме они проверили его первым – в тех руинах ничего полезного не могло уцелеть. Но поскольку с Лютором договариваться Алек пока был не готов, стоило смириться с тем, что существенно улучшить лабораторию в Оазисе не получится. Хорошо хоть, что большинство реактивов и реагентов растительного происхождения она могла просто вырастить.

    — Зачем тебе белый халат, ты и так вполне хорошо смотришься, — ее голос был одновременно веселым и игривым. Памела окинула лежащего рядом мужчину оценивающим взглядом и довольно улыбнулась, — Можно вообще без всякой одежды ходить, — шутливо вскинувшись, она послала ему полный веселого изумления взгляд, — Погоди, ты что, где-то в Зелени спрятал белый халат?

    Впрочем, веселье из ее взгляда вытекло после следующего же вопроса. Ну вот, опять они к этому возвращаются. Памела вспоминала этот эпизод всякого удовольствия. Уничтожить все плоды многомесячной работы просто чтобы они не достались Лютору. Сбегая тогда из лаборатории она не знала куда себя деть от бессильной злобы и разочарования. При помощи вечного цветения можно было столько сделать... И пусть бы даже сыворотка не досталась ей, но просто уничтожить… Это не укладывалось в голове. Но со временем та злость затерлась, ее вытеснили другие события. В конце концов большую часть работы тогда сделал Алек, по сути формула принадлежала ему, хотя Памела ему и помогала. Он имел право сделать со своим изобретением то, что считал нужным. Каким бы глупым и раздражающим ни было такое решение.

    — Та какая уж теперь-то разница? — она вздохнула, все же отобрала у него ладонь, и, перекатившись опять на спину, закинула руки за голову, — Леса Амазонии массово вырубались. По моим подсчетам, через 15 лет от них осталась бы едва треть. Леса Парагвая, Бразилии и Аргентины выкорчевывали, чтобы сделать земли пригодными для посева. Дождевые леса Борнео уничтожались ради плантаций пальмового масла. Саванны Керрадо, джунгли в Панаме и Колумбии, тропические леса в Конго, холмы Меконга – все это было под угрозой уничтожения. Я собиралась помочь растениям в этих регионах. От этого бы пострадало местное население, но меня, как ты понимаешь, это не волновало. Но теперь это все не имеет значения, потому что всех тех лесов, саванн и джунглей почти не осталось.

    +3

    24

    Каждое слово било по сердцу Алека молотом. Какой позор. Он многострадально вздохнул, массируя переносицу, чувствуя бесконечную вину за содеянное. Эмоции заставили его действовать глупо и необдуманно, что совершенно не подходит интеллектуально развитому человеку - учёному с докторской степенью. Но теперь этого не вернуть, хотя Алек только и думал о том, чтобы вернуться в прошлое и поступить иначе. Но, к несчастью для него, приходится брать ответственность за свои поступки и пожинать их последствия.
    Памела убрала руку, а значит явно была раздражена. Первый знак, что пора с этим заканчивать. Наверное, не стоило вспоминать об этой странице из прошлого, не смотря на то, что совесть требовала иного - требовала извиниться. Кажется, Аватар уже сказал достаточно, и разговор стал переходить из прежде доброго и милого в иное русло, которое доставляло дискомфорт. От этого хотелось уйти, чем Холланд и решил заняться.
    Он принял сидячее положение, обхватив колени руками, чтобы держать равновесие. Расстройство накатило само собой.
    - Да уж, - разочарованно прохрипел Алек, - Надеюсь, что новая работа с формулой сможет всё это вернуть обратно. В ином случае Зелень будет восстанавливать всё веками.
    Он аккуратно спустился со стола, вставая на ноги, которые чуть подкосились из-за длительного отдыха. Мягкий взгляд надолго задержался на Памеле, раскинувшейся на столе - всё ещё неотразима, как прежде. От созерцания Ядовитого Плюща сложно оторваться, но сейчас Алек хотел побыть в другом месте, подумать о разных вещах, мучающих голову.
    Рядом со столом нашлась брошенная рубашка, которую Алек поднял и рьяно отряхнул, выбив из неё скопившуюся с земли пыль. Руки пролезли в рукава, и на плечи набросилась мягкая ткань, покрывая торс мужчины.
    Помимо Памелы он также хотел поговорить с Парламентом, но чуть позже. По крайней мере, это смогло бы его ненадолго вытащить из странного и навязчивого чувства вины за испорченную работу, вернув к реальности. А в реальности всё ещё горела Земля. Алек понял, что ему нужно связаться с Лигой Справедливости. Наверняка они поделятся информацией. Дина явно была знакома с ними достаточно близко, но на неё высоких надежд не было: долгое время под контролем Лютора могло оборвать все её связи с супергеройской общиной. Однако она могла знать где их стоит искать.
    - Я добуду для тебя все необходимые образцы, - пообещал мужчина, застёгивая последнюю пуговицу рубашки, - Постараюсь сделать это в ближайшие сроки. Будь на страже, если растения почуят парадемонов рядом с Оазисом, и зови меня при необходимости - вернусь с любого конца света. Уверен, ты знаешь как это сделать при помощи Зелени.
    Джинсы были застёгнуты следом, рукава засучены повыше. Поправив волосы и избавив их от растрёпанного вида, который прямо намекал чем в лаборатории занимался Алек вместо полезной работы, он вернулся к Памеле и мягко чмокнул её в щеку, улыбнувшись напоследок.
    - Заходить к тебе почаще? - с игривой ноткой спросил он, кокетливо глядя девушке в глаза.

    +3

    25

    Это было похоже…
    Памела не смогла сходу найти подходящую ассоциацию. Ну не сравнивать же с сексом-на-один-раз? Да и сравнение со снятием проститутки было слишком неприятным для гордости, а потому не подходило. Парень приходит к тебе поговорить, в ходе разговора между вами вспыхивает искра, вы бурно и очень круто занимаетесь любовью на столе, но потом он одевается и сваливает, как только чувствует дискомфорт. С чем это сравнить? Ведь он же не ради секса пришел. Значит нельзя сказать, что ему нужно было только удовольствие. И что когда поднялся не очень приятный вопрос – он от него сбежал.

    Памела была не просто взрослой женщиной, но взрослой самодостаточной женщиной. Она хотела Алека и получила, что хотела. Было хорошо. Так почему же сейчас она испытывала едкое, как стрихнин, раздражение и разочарование? Вроде и не дала себе отвлечься на слова о любви, а все равно попалась в эту дурацкую ловушку.

    Зачем он вообще спросил про эту чертову лабораторию, если ему настолько неприятно об этом разговаривать? Или это ему ответ не понравился? Ну да, конечно, его любимые людишки бы пострадали. Какое неожиданное открытие, секс никак не повлиял на ее отношение к людям! Сюрприз. Какого ответа он вообще ожидал? Что она этой формулой хочет накормить голодных и спасать котят? Он знал, с кем имеет дело, она уже честно сказала как относится к человечеству, так чего ему еще надо? Айви ведь не требовала убить всех приблуд, которых Аватар пригрел в заново отстроенном городишке в центре Оазиса. Не трогала их, даже не виделась с ними. Так что, ей надо начать теперь их любить?

    Она встала почти сразу же вслед за мужчиной, попросив стол вернуться к своему изначальному виду. Тонкие побеги вьюнка взобрались по ее ногам, обвиваясь вокруг тела и создавая из своих листочков новое “платье”. Зеркала во всем Оазисе не было ни одного, но это было не так уж важно. Как бы сейчас не выглядели ее лиственные одежды – ей было все равно. Главное, что не мешали и не закрывали слишком большую площадь кожи. Памела подумала, что надо бы подняться на крону ближайшего дерева и напитаться солнечным светом.

    — Хорошо, я позову, — ее голос оставался спокойным. Ничего ведь не произошло? Все было в порядке. Недовольство прорезалось в нем только последнего вопроса, — Почаще? Да, было бы неплохо, если бы вместо работы вышибалы ты почаще занимался работой ученого. Но тебе виднее на что тратить время и усилия, так что как хочешь.

    В конце концов она, наверное, смогла бы восстановить формулу и сама. Она всегда вникала в суть процесса очень глубоко и помнила ту часть, которую выполняла. Нужно будет только реконструировать работу Холланда. Что сложно, но не невозможно. Повторение – это не изобретение с нуля. Дождавшись пока вьюнок уляжется, она, не прощаясь, ушла обратно в лабораторную комнату. Работы было еще очень много.

    +3


    Вы здесь » DC: Apocalypse » It was excellent » Brugmansia


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно