DC
Apocalypse
комиксы • постап • NC-17
новости

БАРБАРА ГОРДОН — 10 постов

КЕЙТЛИН СНОУ — 9 постов

ТОМАС УЭЙН — 6 постов

Лучший пост от ДЖОНА КОНСТАНТИНА Фраза Зи о том, что парочка уже который раз встречается на грани апокалипсиса, стрельнула прямиком в воспоминания. Не сосчитать, сколько уже раз они спасали мир от магических угроз. Вот только почти каждый раз Затанна не разделяла методы, к которым прибегает Джон.

Лучший эпизод More than meets the eye here СЛЭЙД УИЛСОН и БЭТГЕРЛ

Z значит "Тебе zопа, Джон"

Спела, не постыдилась, во флуде

Без британской задницы не обойдется

    DC: Apocalypse

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » DC: Apocalypse » More than meets the eye here » the worst happens


    the worst happens

    Сообщений 1 страница 23 из 23

    1

    THE WORST HAPPENS

    Alec Holland & Pamela Isley

    Дата и место: 20.09.2021 | Канзас-Сити

    https://forumupload.ru/uploads/001b/6a/de/32/978305.jpg

    Работа в лаборатории Оазиса требует новых материалов и оборудования. Очередная вылазка Плюща и Болотника протекает не столь удачно, как прежде.

    Отредактировано Alec Holland (2022-05-26 19:03:46)

    +1

    2

    Памелу никогда не приглашали в лаборатории четвертой степени защиты. Таких в Америке было четыре: в Нью-Йорке, Сиэтле, Канзасе и еще где-то. Исследования доктора Айсли не нуждались в таких предосторожностях, ведь гибриды не были заразными. Они могли быть носителями вирусов, но люди, вообще-то, тоже могли быть носителями. Так что свою научную деятельность Памела проводила в заведениях попроще. Но где находятся те самые супер-защищенные учреждения – знала. И потому сегодня они с Аватаром нацелились разграбить лаборатории (ну, что там от них осталось), Национального Био и Агро-защитного Комплекса при Областном Университете Канзаса.

    «Высадиться» получилось очень близко. Рядом с лабораториями сохранились остатки небольшой парковой зоны, где слегка обожженные деревья упрямо тянули веточки к солнцу. Путешествовать по Зелени можно было куда угодно, но в «точке прибытия» должны были быть растения. Даже если эти растения едва живые.

    Этот момент Памела не любила больше всего в скоростных путешествиях Зелень-экспрессом. После покоя Оазиса и экстатического удовольствия перехода, она вываливалась прямо в сочащуюся сукровицей рану. На многие километры вокруг растительность или была уничтожена, или кричала от боли, или медленно засыхала. В первые секунды после перехода, Памела тратила всю свою силу воли только на то, чтобы не упасть. Потом волна шока становилась слабее и уже можно было делать что-то кроме судорожных попыток сделать вдох, но это потом.

    Нужно ли говорить, что во «внешнем мире» настроение у нее немедленно становилось злобным и ядовитым, под стать имени?

    Но вылазка была необходима. Чтобы работать, необходимо было оборудование, реагенты, образцы, книги… куча всего. Алек никогда не был в Канзасе, так что варианта «посидеть в Оазисе и подождать» тоже не было. К тому же, ждать пока кто-то другой все сделает не позволяла гордость. Так что Памела готовилась как могла. Все ее тело было укрыто разномастными растениями разных видов, а в свернутом из широких листьев поясе лежали семена – на случай если того, что на теле, не хватило бы.

    — Нам туда, — голос хрипел, но Памела не позволяла себе даже сутулиться. Указав рукой на угадывающиеся вдали здания, она медленно, но уверенно направилась в ту сторону, — Это Департамент Агрокультуры. Там вряд ли есть что-то ценное. А вот дальше будет большой пустырь и здания лабораторий.

    Айви очень надеялась, что там хоть что-то уцелело. Еще можно было пройтись по зданию Ветеринарного Центра, а также по Университету, если они не разрушены. Но самые большие надежды она возлагала именно на лаборатории высшей защиты. FLOW система, реакторы высокой вязкости, скрининговые системы… Это все не было обязательным оборудованием, но с ним было бы гораздо проще. И гораздо больших результатов удалось бы добиться. Так что Памела упрямо топала в сторону приземистых зданий. Впрочем, по сторонам она посматривала тоже. Окружающее пространство было почти полностью открытым и на нем их с Алеком было прекрасно видно. Не нарваться бы на парадемонов.

    +2

    3

    Транспозиция через Зелень для Алека была вещью обыденной, чего не сказать об Айви: её человеческая плоть слабо пригодная для таких путешествий. После выхода, Алек отпустил девушку, обратив на себя внимание: телесная оболочка была слабой, скомканной из едва живых растений, доживающих остатки своих дней в брошенном городе. Одно из особенностей тела Аватара: собирать его из тех растений, что были вокруг. И сейчас с видом обгорелого дерева он был не в лучшей форме.
    Зелень была слаба здесь. Её отзвук блуждал в воздухе, в почве под ногами, но он не мог сравниться с тем, что наполняло Оазис. Сила Зелени была невероятно важна для Аватара: с её слабостью он и сам становился слабее. Это могло означать только одно: стараться избегать стычек, чтобы не истратить всю оставшуюся энергию, необходимой для самозащиты и перемещения.
    Памела знала об этом. И Алек очень надеялся, что она не будет подвергать их обоих риску. Он боялся, что не сможет защитить девушку от реальной опасности, а та самая "реальная опасность" поджидала на каждом углу в захваченном парадемонами городе. В его границах в большей степени приходилось полагаться на собственные глаза и уши: растения оказались столь редки, что служить "локаторами" они не могли в полной мере.
    Алек осмотрелся по сторонам, оценив обстановку. Вокруг было очень тихо, но площадь открыта. И только вдалеке, над верхушками избитых железобетонных зданий, высился шпиль, окружённый алым энергетическим коконом, как черепашьим панцирем. Местная цитадель зла и ужаса, от которой хотелось держаться подальше. Даже отсюда, за километры вдали, виднелись витающие вокруг кокона чёрные точки - рой проказных насекомых, оберегающий свой улей и носящих в него ресурсы.
    Рыцарям Зелени следовало подальше держаться от центра города.
    - Идём аккуратно, - предостерёг Алек, возвращаясь вниманием к Айви, - Я чувствую здесь большую слабость. И большую боль.
    Аватар томно промычал. Окружение не выглядело как тот постапокалиптичный мир из старых фильмов, где после ухода цивилизации природа взяла верх над её наследием. Она не прорывалась сквозь асфальт и бетон, не обвивала некогда жилые коробки зданий, порождая новую экосистему. Нет, вокруг земля была буквально выжжена: уничтожена артиллерией, пламенем и плазмой, невиданными технологиями массового разрушения, оставляющие лишь пепел и гарь.
    В воздухе витало эхо криков - уже старое, осевшее на уровень земли. Его мог слышать лишь тот, кто обладал особой эмпатией с растениями. От этого Холланду вновь становилось не по себе. Он потёр то место на груди, где у людей было сердце, будто на миг его прихватило болью.
    На дорогах брошены машины, местами лежали разложившиеся тела мертвецов, обнажившие кости - те, кто не успел убежать от смерти. Некогда пышущий жизнью город превратился в разорённое кладбище.
    Аватар пошёл вперёд, решив возглавить их маленькую колонну из двух человек и в случае опасности принять на себя первый удар.
    - Держимся ближе к зданиям, у стен нас меньше шансов обнаружить.

    +2

    4

    В ответ на слова Аватара Памела только раздраженно закатила глаза. Как будто она сама не чувствовала ту же боль и ту же слабость. Но говорить ничего не стала, просто продолжив осторожно двигаться. Она не умела красться как Селина, хотя та и пыталась когда-то ее научить. Но у Кошки ловкость была врожденной, как и у Харли ее гибкость. Памеле же при рождении достался гибким только ум, так что их усилия пропали даром. Впрочем, бесшумный шаг был сейчас не обязательным, все равно вокруг было пустынно. В городской тишине, наполненной шуршанием ободранной с бигбордов бумаги и влекомых ветром полиэтиленовых пакетов жужжание металлических крыльев было слышно издалека.

    Здание Департамента Агрокультуры сильно пострадало. Поскольку оно стояло у широкой трассы, скорее всего его использовали как опорный пункт, а потому почти все окна были выбиты, а на стенах было множество оплавленных следов от выстрелов. Впрочем, удержать здание защитникам не удалось – оно не только было частично разрушенным, но и совершенно безжизненным. Айви обошла его по периметру, вдоль стены, как и предложил Алек, но почувствовала только застарелый запах гари. Что бы здесь ни происходило – оно давно кончилось.

    Между задней частью Департамента и первыми зданиями Био-Комплекса был довольно большой пустырь, который персонал использовал как стоянку. Здесь особо даже асфальтового покрытия не было. Вероятно, когда-то владельцы хотели сделать парк или сквер, но так и не собрались. Теперь здесь стояли по большей части обгоревшие остовы машин, но, на удивление, ближе к краю площадки виднелся и целый пикап. Айви сделала себе мысленную пометку проверить его потом. Если в лабораториях окажется что-то ценное, это “что-то” еще предстоит вывезти из города и доставить в Оазис. И это была еще та часть приключения.

    В прошлый раз, чтобы доставить из Готема все найденное, ушло больше двух недель. Канзас был втрое ближе к Оазису, но выбраться из него вместе с техникой, которую нельзя было телепортировать через Зелень, было так же сложно. Впрочем, другого выбора не было.

    Быстро пробравшись между машинами, Айви и Аватар преодолели последнюю часть пустыря бегом. Наземная часть была… в плохом состоянии. Стены обгорели, крыша кое-где просела и вообще казалось, что лабораторный комплекс полностью уничтожен. Но Памела знала, что эти приземистые здания уходят на несколько этажей вниз. Самое ценное и самое уязвимое было расположено на глубине. И там же хранилось самое опасное. В каком-то из лабораторных холодильников могла содержаться эбола. Или чума. Ни Плющ, ни Алек не могли заболеть, но пригретые Аватаром люди – могли. Следовало быть осторожными, чтобы Холланд потом не впал в депрессию от хрупкости человеческой жизни.

    В ближайшую лабораторию Памела влезла через окно. На двери могла стоять растяжка, так что “неофициальные” входы были предпочтительней. Оглядываясь и прислушиваясь, она переходила из комнаты в комнату в поисках лифтовой шахты или лестничной клетки, которая вела бы вниз. Последняя обнаружилась довольно быстро, но потолок над ней был разрушен и перекрытия засыпали ступеньки. Через какое-то время она обнаружила и массивные створки лифтовой шахты, но они были плотно сомкнуты. Безуспешно подергав их, Айви просто вздохнула и уступила место более физически сильному Алеку.

    — Только постарайся потише, ладно? — она встревоженно оглянулась и поежилась, — Как-то мне неспокойно. Кажется, что на нас в любой момент нападут.

    +2

    5

    Алек совсем не знал местности. Он предпочитал следовать за Памелой, пока та, судя по всему, знала правильную дорогу. Стены вокруг был избитыми, скрошены ударными волнами. Отпечатки выстрелов уже давно остыли, но всё ещё напоминали о бойне, происходящей внутри. Не было сомнений, что большинство учёных эвакуированы. Но как много? Столько умов, такие блестящие мозги, могли быть просто уничтожены, обрекая человечество на потерю. Алек надеялся, что учёных забрали в Хэвен - Лютору всегда нужны люди, способные воплощать его идеи. Но не был точно уверен, что это коснётся всех.
    То и дело Аватар оглядывался по сторонам. Такая тишина сильно нервировала его. Враг мог быть где угодно, поджидать в любом углу. Это чувство перерастало в гнетущую паранойю. Алек уже несколько раз выбирался в города, и в каждом из них он не мог оставаться незамеченным. Чем мог отличаться этот раз? Враг не пользуется только глазами и ушами, как герои Зелени сейчас. В их руках есть технологии более совершенные, способные засечь передвижения, да хоть саму жизнь, оперируя различными признаками живого.
    Памела и Алек оказались в лабораториях надземных этажей. Насколько он помнил, работая на различных исследовательских объектах, чем ниже под землю уходят уровни - тем выше их опасность. Сообщество по безопасности не может допустить, чтобы работа с особо опасными или носящими характер потенциальной угрозы веществами, материалами, могло выйти наружу через такие простые вещи как окна. Даже в том университете, в каком Алек сам учился и преподавал, все лаборатории биохимии и биотехнологии располагались на цокольном этаже и требовали процедур допуска.
    Перед ними встала шахта лифта - запертая, то ли в силу эвакуационной безопасности и карантина, то ли в силу разрушения местной техники. Возможно, и то и другое имело место быть. На скромные потуги Памелы открыть запертые створки Алек только тихо усмехнулся, покачав головой. Слишком гордая, чтобы попросить его сразу. Он прошёл вперёд, просунул пальцы между двумя металлическими пластинами, и с силой развёл их в стороны. Сделать абсолютно тихо не удалось - раздался скрип, пронёсшийся по всей шахте гулким эхом в самый низ.
    Аватар посмотрел на Айви и пожал массивными плечами.
    Он заглянул вниз - у дна стояла сплошная темнота, не разглядеть ни зги. Электроэнергия вырубилась, освещение не работало, и шахта лифта погрузилась во мрак. Сам лифт, очевидно, не работал, и скорее всего в силу сломанной техники рухнул вниз. Но для Холланда это не было проблемой.
    - Нам нужно вниз, - декларировал он, протягивая руки к Памеле, чтобы взять её на себя, - Держись за меня крепко. Будем прыгать. Не бойся, не разобьёмся.
    Приняв её на руки прижав бережно к себе, Аватар бросился в шахту лифта. Чтобы хоть как-то замедлить свое падение и не разбиться в лепешку вместе с Памелой, он выращивал отростки из своего тела, что словно щупальца хватались за всё подряд в шахте, перемещая огромное зеленое тело вниз.
    Большой паук спустился довольно быстро. Как и ожидалось: лифт рухнул вниз, и приземлившись на его крышу Алек вырвал люк, спрыгивая в кабинку лифта первый. Растительно тело пришлось заметно сжать в габаритах, чтобы пролезть через небольшое отверстие.
    Подхватив Айви руками, как джентльмен, и поставив ее на пол, Аватар повторил свои действия с открытием нерабочих дверей лифта. Раздался тот же гулкий скрип, и перед двумя стражами Зелени открылись нижние - подземные - ярусы комплекса.
    - Памела, - заговорил Холланд, покидая нерабочий лифт, - Я должен извиниться перед тобой. Тогда, когда я ушел после нашей первой встречи с моим клоном, я не хотел тебя расстроить. Прости меня за это. Мне очень жаль и стыдно, что всё так вышло.

    Отредактировано Alec Holland (2022-05-28 16:46:14)

    +2

    6

    Вообще-то она могла и сама спуститься. Собственно, для похожих случаев на ней и было сейчас столько растений. Они могли открывать механические замки, поднимать ее на высоту и спускать вниз, генерировать различные токсины и феромоны… Но если мужчина очень хочет покатать тебя на ручках, то не стоит ему демонстрировать свою самостоятельность. Во всяком случае, если ты не хочешь его оскорбить, а на это сейчас не было времени. Так что Айви просто послушно дала себя поднять и смирно сидела, обнимая зеленого гиганта за покрытую жесткой корой шею, пока он не спустился вниз.
    Где искать она не знала. Что-то полезное могло быть как на самом глубоком этаже, так и на любом из промежуточных. Но, возможно, двигаться снизу вверх было не худшей идеей, так что она не возразила. Нужно же с чего-то начинать, так почему бы и не со дна.
    Внизу было совершенно темно. Ну, конечно, электрические сети сейчас или не работали, или работали на врага, а аварийные генераторы все же нуждались в топливе. Памела заставила лозу, которая пряталась в ее волосах, сплестись в подобие венка и выпустить флуоресцентные цветы. Очередной гибрид, который она вывела на замену фонарику. И ее цветы были эффективнее электрического луча, так как давали мягкий рассеянный свет, а не выхватывали из тьмы отдельные предметы.
    Дождавшись, пока Алек откроет двери шахты, Памела выбралась из лифтовой коробки и подошла к стене в поисках каких-то информационных табличек. Они обязаны были тут быть, все же в комплексе работали люди, и они нуждались в отметках и обозначениях. К счастью, прямо напротив лифта оказался план эвакуации, на котором были аккуратно обозначены все помещения этажа. Здесь, в самом низу, были расположены пять лабораторий 4 ступени защиты, какое-то «хранилище» и складские помещения. Памела ощутила определенное воодушевление, потому что следов боя или разрушений не было заметно, а значит полезная техника имела все шансы уцелеть.
    Впрочем, ее чуть поднявшееся настроение немедленно рухнуло обратно, когда Аватар заговорил. С того разговора уже прошло две недели, а он решил извиниться только сейчас? И выбрал для своих извинений именно этот момент? То есть ни раньше, ни позже, сделать этого было нельзя?

    — Боже, Алек, ну ты бы еще через год об этом вспомнил! — раздраженно вздохнув и опять закатив глаза, Айви отправилась вдоль коридора, — Тебе сейчас вдруг стало очень жаль? В текущей обстановке? У тебя феноменальный талант выбирать самое неподходящее время для разговора, — на развилке она осторожно посмотрела по сторонам и двинулась в то ответвление, которое уходило в сторону от основного коридора, — Тем более, что я готова побиться об заклад, что ты понятия не имеешь почему именно я расстроилась. Так за что ты извиняешься?

    +2

    7

    Они шли за тем, сами не зная за чем. Надеясь отыскать хоть что-нибудь в оставшейся аппаратуре, которая станет работать в Оазисе. Алек уже не понимал, что ещё им может пригодиться, но каждая вылазка могла подкинуть нечто новое. У Памелы, судя по всему, на это место были большие надежды. Она была знакома с ним, чего не сказать об Алеке, оказавшемся будто бы один в лесу.
    Кругом стояла кромешная тьма, разгоняемая только люминесцирующими растениями, что стражи Зелени вырастили на своих руках. Алек не боялся темноты, но опасался, что возможный враг притаится в тенях. Парадемоны могли видеть в темноте - технологии высочайшего уровня явно перепрыгнули проблему слепоты во тьме. Если встреча с парадемонами случится, то Алек и Памела окажутся в очень невыгодных условиях, зависящие только от парочки светящихся растений. Впрочем, мозг пытался подсказывать и обнадёживать, что врагу здесь не место - какой смысл солдатам Дарксайда спускаться в подземные этажи исследовательских центров?
    Аватар проходил вдоль стены, поглядывая себе под ноги. Интерьер казался сохранившимся, ведь главный бой проходил на поверхности. Но всё равно что-то в этом месте сохраняло историю: эвакуация, десятки или сотни рабочих лабораторий бежали сломя голову наружу, чтобы успеть в спасательный транспорт и умчаться прочь от развернувшегося ада. Алек словно слышал до сих пор остающиеся крики толпы: паника, страх и безнадёжность охватывали людей. Они бросали все свои вещи на рабочих местах: стаканчики с кофе, рабочие бейджи, даже смартфоны. Они не подчинялись правилам эвакуации, не сохраняли спокойствие и порядок. Они боялись умереть.
    Алек на сей раз не смутился, когда Памела попыталась его пристыдить. Он ожидал, что Айви начнёт в таком пренебрежительном и недовольном тоне. Болотный потревожил её размышления, встав позади за спиной, как гора зелёных мускул, состоящих из подгнившего и обгорелого дерева. Его руки скрестились на груди, выдавая замкнутость.
    - Я знаю, - бросил он, прервав Памелу жестом ладони, которая тут же вернулась обратно в перекрёст рук, - Мы хорошо с тобой провели время. И я знаю, что поступил ужасно, оставив тебя одну. Но в этот момент в моей голове происходило многое: позор, сожаление, беспомощность. Мне стало стыдно, что подвёл тебя. Что подвёл природу, лишив её надежды из-за уничтожения формулы. Мне нужно было побыть одному, чтобы обдумать это. Чтобы пережить боль от содеянного. Я не хотел, чтобы ты почувствовала себя использованной. Я не лгал тебе. И не беру свои слова обратно о своих чувствах. Но ради всего святого: прекрати меня так ненавидеть своим пренебрежительным тоном. Это ранит и опустошает меня. Если ты не хочешь иметь ничего личного со мной, тогда скажи мне это прямо.
    Умом Алек понимал, что говорить о таком сейчас не к месту. Но если сейчас он не скажет то, что лежит на сердце - это догрызёт его. Лучше решить всё тогда, когда вопрос стоит особо остро. Памела словно отдалилась от Холланда за это время - после того случая. Она больше не выглядела заинтересованной в нём. Она погружалась в работу, говоря с Алеком так, будто они всего лишь приятели по несчастью - два коллеги, которых ничего не связывает больше, чем работа. Аватару приходилось терпеть это и сквозь скрип зубов принимать истину: он облажался, отодвинув женщину от себя на несколько шагов, когда она уже была так близка.
    Каждым жестом и словом она пыталась показать, насколько надоедлив ей был Алек. Её не беспокоило, что он чувствует от этого. Возможно, она даже полагала, что Алека не беспокоят её чувства. Но она ошибалась. Он был единственным в её круге, кто действительно ценит её, верит ей и любит её. Сколько раз надо было ей сказать об этом - сколько раз надо ей показать это? Его плечо всегда рядом с ней, его грудь всегда защищает её, его спина всегда прикрывает. Он стал прислушиваться к ней чаще, чем когда-либо; стал повиноваться ей, зависеть от неё, пусть и не во всём. А она говорит ему о ресторане. О свиданиях.
    Неужели именно эта мелочность должна говорить обо всём?
    Аватар фыркнул, не понимая своих же мыслей.
    Нет, Алек не был эгоистичным и ничего не требовал от Памелы, чтобы тешить своё самомнение. Но ему было до глубины обидно, что после столького времени, проведённого вместе - после доверия, возможностей, защиты и поддержки, она относится к нему вот так. Будто Холланд - очередной мужлан, запавший на красотку Айви, одурманенный её чарами.
    Но он не мог её судить слишком строго. Травмированная жизнь породила травмированный разум. Но и не мог справиться с эмоциями внутри.
    - Ты прекрасно знаешь, что я чувствую. Посмотри на меня, чёрт возьми! - Холланд встал на месте, наблюдая за спиной Памелы, уходящей вперёд в темноту. Его оскорбляла сама мысль, что Памела говорит о нём в таком тоне, буквально бросая слова через плечо, как какому-то ничтожеству, - По-твоему, я бы делал всё для тебя - для нас - если бы мне было плевать на тебя? Если бы всё, что я от тебя хотел - это переспать с тобой? Да за кого ты меня держишь?!
    Не выдержав, Аватар повысил голос, осуждающе ткнув пальцем в силуэт Памелы, идущий впереди. Эхо его рокочущего голоса пронеслось по коридорам нижних ярусов, исчезая только где-то вдалеке - в темноте, до которой не добрался свет. Его мощное тело выглядело чрезмерно напряжённым, даже для растения. Брови сомкнулись вместе, нахмуренные и грубые. Губы сжались крепко, выстроив одну тонкую линию. А алые глаза горели не то яростью, не то страхом - а может и всё вместе. Что-то внутри Холланда сильно сжалось от этих чувств, изворачиваясь наизнанку, будто понимало, что его резкий выпад окончится плохо.

    +2

    8

    Скандал?
    Вот сейчас вот?
    В подземелье, куда даже парадемоны срать не ходят Алек Холланд решил выяснить с ней отношения? Не в безопасном Оазисе, где можно было ругаться сколько влезет без опасности привлечь криками кого-то враждебного? Не в пустой и плоской, как стол, Пустоши, где тоже можно было хоть обкричаться – и этого все равно никто не услышит? Здесь, в гулкой, как колокол, темноте оставленной учеными лаборатории.

    Раздражение всколыхнулось, вспенилось в ней, как будто брошенная в уксус сода не до конца прореагировала в прозрачной банке и теперь ее взболтали. И ядовитая, полная полупереваренных сожалений, недоверия и неразрешенных опасений пена душила ее, требуя выплеснуть ее наружу, отравить кого-то другого. Чтобы самой не чувствовать всего того, что она чувствовала. Чтобы не чувствовать боли, страданий и страха, чтобы не чувствоваться себя ненужной, бесполезной, бессильной на что-либо повлиять или что-либо изменить. И ведь она старательно сдерживалась, чтобы этот яд, эта кислота не выплеснулись на Алека, который, в общем, не был виноват. Но нет, ему нужно было начать свои глупые разборки именно сейчас, когда все внутренности у Айви скручивало от криков умирающих растений.

    Резко развернувшись, она сделала несколько стремительных шагов, чтобы оказаться прямо перед Аватаром и зашипела, смотря на него снизу вверх:

    — Прямо? Да не вопрос, вот тебе прямо. Ты трус, Алек Холланд, мнительный, слабый и вязкий внутри трус, — слова были ее оружием, им она умела хлестать не хуже, чем шипастыми лозами, — Ты боишься “Ах, что же обо мне подумают люди которых я даже не знаю”. “Что же обо мне подумают мои друзья?!”. “Что же обо мне подумают” – это то, на что ты ориентируешься. И правда в том, что страшась осуждения, ты выберешь что угодно, кроме источника этого осуждения. Ты боялся, что в применении Лютором твоей формулы обвинят тебя – и просто выбросил в мусорник всю работу, которую делал со мной. А еще правда в том, что если твои друзья скажут тебе “какая-то эта Плющ подозрительная, мы не хотим с ней сотрудничать” – ты не выберешь меня. И это справедливо, потому что я не стою доверия, но мне, тем не менее, от этой справедливости не станет проще принять этот факт! — сначала она не собиралась повышать голос, но внутренний накал становился все ярче и требовал больше экспрессии, — Ты две недели думал свою думу, но объяснить мне свои переживания решил только сейчас? Да Господи, Алек, я что, чего-то требую?! Мне можно вообще ничего не объяснять, мне все равно некуда деться в этом мире, где не осталось ни одного нетронутого зеленого места кроме Оазиса!

    Она привыкла к тому, что ей не доверяют. Она привыкла к тому, что ее оставляют, если не бросают, как только желаемое получено. Она и сама поступала ровно так же – получала, что хотела, и уходила прежде, чем возникнет привязанность. Сбой возник только с Харли, но и с ней она не чувствовала себя… своей. Харли ей не принадлежала, в любой момент она готова была все бросить и испариться в сторону дебильного Джокера, который использовал ее как тряпку для мытья пола. И вот сейчас тоже. “Я люблю тебя, Памела”, но как только ты раздражаешься я лучше уйду куда-то подальше и там пережду твою истерику. Ну правильно, розу любят за красивый цветок. А шипы на стебле обламывают, чтобы не кололи руки. Никто не любит чужое плохое настроение.

    — И вот я смотрю на тебя – и что я должна понять в твоих чувствах? Это травяное лицо почти не выражает эмоции, так как я должна понимать что ты чувствуешь? Если ты неделями не приближаешься и не объясняешь, что это тебе надо “побыть одному” и подумать? Да и разве я тебе мешаю? Разве я не делаю всего, чтобы Оазис процветал? Что ты от меня еще хочешь? — она прищурилась от злости, — Что именно “все” ты делаешь для меня или для нас? Тебе не плевать на Оазис, Зелень и мнение твоих друзей – и для них, в том числе, ты делаешь “все это”. И я, как ты можешь заметить, тоже тут и делаю “все это” ради Оазиса, Зелени и твоих друзей. Так что я принимаю тебя за Аватара Зелени – как раз того, кем ты и являешься! И я не понимаю что это за претензии и чего еще ты от меня ожидаешь!

    +2

    9

    Алека обдало жаром даже в его растительном теле. Будто ветер задул в костёр, рядом с котором тот сидел, и языки пламени больно облизывали плоть. Если бы Памела действительно могла брызгать ядом - всё лицо Алека могло уже расплавиться, превратившись в ещё большую кашу, чем сейчас. Она совершенно не понимала его. Она не понимала, чего он от неё хочет. И в этом таилась большая проблема: Алек бился головой о стену, пытаясь пробить тупик. Но с каждым ударом и новой шишкой на лбу он начинал понимать, что стена непробиваемая.
    Её слова сильно ранили Алека. Сейчас, в порыве злости, он не чувствовал эту боль так сильно, как ощутит её позже, когда ум придёт в порядок. Каждое слово, говорящее о нём как о человеке, оказались сродни пощёчине - одна за другой, пока всё лицо не будет гореть от боли и не сиять красным цветом. Но хуже всего из этого было то, что говорила Памела правду. Алек много думает об отношении к себе. Он был таким человеком, чего не могла принять Айви. Она могла смириться, оградив себя от Холланда и его убеждений, чтобы не мешать друг другу, но она никогда не могла этого принять - сказать себе, что таков человек этот Алек Холланд, со своими особенностями мировоззрения, и стоит это уважать.
    Но назвать его трусом - это верх эгоизма. То, что Аватар не похож в своём цинизме, жестокости и ненависти к миру на Айви - это трусость? От такого он готов был взорваться на месте, и только всевышние знали, как ему удалось удержать себя от порыва агрессии. Он стольким пожертвовал, столько сохранил и столько же разрушил, чтобы сохранить больше, но в глазах этой женщины остался трусом, потому что печётся о людях, как типичный "супергерой". Ей вряд ли удастся понять, что настоящая сила - это удержаться и не поднять руку для удара, чем бить в порыве легкомысленной злости.
    - Трусость - это забиться в угол от мира, который тебя сильно обидел, и презирать всех на свете за то что тебя не могут понять, - он склонился над ней вниз, и между их лицами оставались считанные сантиметры. Алек и сам буквально "выплёвывал" каждое слово, смачивая его своей болью, - Трусость - это винить весь мир за то, кем ты стал. Презирать каждого за то, что он не такой как ты хочешь, не находя в себе хоть каплю силы принять тот факт, что не все в этом чёртовом мире тебя ненавидят, и хотя бы раз попытаться сделать что-то для изменений. Трусость - это бояться любить, потому что ты сам себя ненавидишь.
    Памела зациклена на ненависти к себе. На презрении к себе, будто весь мир ополчился на неё. Она не понимает другой жизни, где она - не она. Где прежний устой, гласящий что Ядовитый Плющ - лишнее звено мира, окажется ложным. Её сложно было в том винить, ведь она не видела иного: куда бы не пошла Памела, везде на неё осыпается шквал ненависти. Но сейчас Алек не хотел думать об этом. Он хотел кричать, изливаться перед ней, ибо сердце того требовало.
    - Я посчитал, что мы близки с тобой, - Алек зазвучал тише, но от того не менее строго. Он выровнял спину, снова возвышаясь над Айви, но взгляд его потерял всякую надежду и прежний огонь, - Посчитал, что между нами что-то есть. Больше, чем просто совместная работа и связь с Зеленью. И я поддался тебе, потому что посчитал так! Что мы можем быть вместе, и когда весь этот кошмар закончиться - просто уехать от всего мира и жить спокойно. Но теперь я понимаю: ты не хочешь этого. Это я от тебя и хотел услышать, Памела, чтобы перестать от тебя чего-то ожидать. Ты просто не хочешь никого любить, никого понимать, потому что никто не понимал тебя. Но стоило мне проявить понимание и доверие к тебе: ты мне не веришь. Видимо, некоторые вещи и правда не суждено исправить.
    Он обернулся спиной к Плющу, сутулым видом и вялой походкой шагая в другую сторону. Его голова уныло повисла под тяжестью разочарования и грусти. Он слишком много на себя взял. Слишком много нафантазировал в своей голове, будто может что-то исправить - исправить Памелу Айсли, избитой жестоким миром. Но она закостенела в своих взглядах настолько, что эти основы Алек не сможет сломать, дабы построить новое. Его помощь Памеле не нужна - она всегда наедине с собой, у себя на уме, а Алек - всего лишь увлечение, чтобы иногда получать удовольствие.
    - Я поищу что-нибудь в той стороне, - промычал он вслух, освещая себе дорогу цветком.

    +2

    10

    Айви не стала его останавливать. И отвечать не стала тоже, сцепив зубы до хруста, до обозначившихся на челюсти желваков. Это было бессмысленно – отвечать. Алек… Нет, Аватар Зелени, хотел ударить ее так же больно, как она ударила его и невольно описал то, как он ее видел. Обиженная девочка, удалившаяся от мира, ненавидящая себя и боящаяся кого-то полюбить. Прав он был только в последнем, но убеждать его в чем-либо не было ни необходимости, ни даже желания. Как и для всех остальных, действия Плюща виделись ему продиктованными безадресной ненавистью и жалостью к себе. И совершенно неважно было, что она уже пыталась объяснить почему делала все, что делала. Проще ведь решить, что она злодейка и на этом удовольствоваться.

    Доверие, мда. Знала ведь, что этим закончится. Пытайся сосуществовать не мешая, не пытайся – результат один и тот же. В конце тебе скажут что ты живешь неправильно и это будет окончательной точкой. Аватар еще этого не сказал, но он уже очень к этому близок.

    Правильно живет кто угодно, но не она.

    А Алек Холланд думал, что проявленное к ней внимание сможет удивительным образом исцелить ее, заживить все раны и сделать наконец из Ядовитого Плюща просто плющ. Без яда. И он, может, и правда считал, что проявил к ней “понимание и доверие”, но вот только ни понимания, ни доверия она не получила. Ее как не принимали, так и не стали принимать. А доверие…

    Ладно. В этом нет никакого смысла. Этот разговор для нее абсолютно ничего не менял. Ей все так же некуда было деться, кроме Оазиса. Правда, сейчас похоже было, что и оттуда ее могу вскоре выгнать. Что делать тогда Памела просто не представляла. Но ей было даже как-то все равно. Сознание охватила апатия, душной ватой окутавшая все то, что болело внутри.
    Кому какое дело до того, что у нее что-то болит? Никому, кроме нее самой.

    Почти бесшумно ступая босыми ногами, она зашла в несколько первых же лабораторных дверей. Помещения были в беспорядке, в оставленных кружках наросла плесень, бумаги и пластиковые папки валялись на столах, иногда сползая на землю. Она отметила только одну комнату, в которой стояла совершенно новая центрифуга, а также один из складов, на котором хранились порошкообразные реагенты. Оставив рядом с дверями в эти помещения по светящемуся цветку Айви решила подняться наружу и проверить увиденный раньше пикап. Тишина и темнота внезапно начали давить на нее, душить. В одиночестве бродить было страшнее, чем в компании Аватара, но не бежать же искать его сейчас. Позволив гибкой лозе размотаться с ног, она попросила поднять ее наверх и быстро вернулась на первый наземный этаж.

    Казалось, что здесь ничего не изменилось. Памела внимательно прислушивалась, осторожно просачиваясь сквозь здание, но было все так же тихо. Она уже было выбралась наружу – из другого окна, на противоположной стороне здания – как внезапно почувствовала слабую пульсацию зеленой жизни из соседней лаборатории. Удивленно приподняв брови она все же вылезла наружу и осторожно перебежала к стене дома напротив.

    Яблоня. И не одна, целый маленький яблоневый сад звал ее откуда-то из глубины. С недоумением нахмурившись, Айви попросила лозы поднять ее на крышу и в удивлении замерла на ее краю. Посреди крыши лаборатории была дыра, а внутри… внутри был небольшой сад. Дикий, почти неухоженный, но живой. Его окружали толстые бетонные перекрытия, но все равно непонятно было, как она не почувствовала его раньше. Айви чуяла, что тут что-то не так, но все равно решила подойти чуть поближе и проверить. Такое привлекательное место было очень похоже на… ловушку?

    Отпрыгнуть и сбежать она уже не успела. Первый же выстрел болью взорвался в ноге ниже колена, а следующий снес ее с края крыши внутрь. Растения смягчили падение, но подняться она опять не успела. Ее ударило упругой волной и мир поглотила темнота.

    +1

    11

    Скрывшись за ближайшим углом, Алек нашёл в себе силы побыстрее спрятаться в каком-нибудь помещении, где его не будет ни слышно, ни видно для Памелы. Ноги его несли по коридорам, но глаза как два стеклянных шарика смотрели в никуда. Аватар был полностью погружен в свою голову, где бушевал океан мыслей в дикий шторм. Он не мог смириться окончательно с мыслью, что потерял Памелу. Всё это казалось глупым сном, привидевшимся заснувшему Алеку рядом с Памелой после их забав в лаборатории. Но ещё раз подумав, Алек понимал: это не сон, а реальность, атакующая голову мыслями о потерянном человеке.
    Аватар постарался собраться. Прошерстив очередное процедурное помещение на наличие каких-либо устройств, способных представлять из себя ценность, Алек ничего не нашёл. Старый секвенатор белка, даже не последней модели? Он притащил таких в Оазис уже два, на запасной случай. Набор дозаторов, носиков для них, грязные чашки петри - всё это уже было. Ничего интересного кабинет не представлял, но прежде чем покинуть его, Алек зацепился взглядом за небольшой шкафчик, стоящий в углу. Из дверных створок торчал белый рукав, покрывшийся месячной пылью.
    Заинтересованный Холланд вытащил белый халат и накинул его на себя, прежде уменьшив размеры тела до человеческих значений. Белая тонкая ткань хорошо ложилась - ему повезло, размер подходящий. Зелёный монстр застегнул пуговицы, как и было положено в лабораториях по нормам, и на секунду почувствовал себя чуть более счастливым. Не хватало только очков, что носил доктор Холланд на работе и дома.
    Помещённый на стол цветок посреди кабинета озарял его рассеянным светом - пусть и тусклым, но достаточным для того, чтобы видеть всё вокруг. Аватар присел на старый стул, прежде лежавший на боку рядом с рабочим столом, и откинулся на его спинку. Впервые за долгое время он улыбнулся, почувствовав себя будто бы на своём месте.
    Но из чувства ностальгии Алека выдернуло смутное и тревожное чувство. Его будто укололи, но непонятно кто - ощущение чужого страдания, которое закончилось в тот же миг, когда и началось. Аватар почувствовал чужую боль - резкую, внезапную и колкую, словно удар. Вокруг не было живых растений, которые могут выразить свои эмоции; да и не было тех, кто представлял бы интерес для парадемонов. Поэтому единственный, кто мог испытать это чувство...
    - Памела! - Алек сорвался со стула, обратно опрокидывая его на бок, и бросился бежать в коридор.
    Умышленно увеличивая себя в размерах до прежнего состояния, Аватар порвал на себе халат, бросив его ошмётки на полу. Он запомнил дорогу, которой шёл, и подсвечивая себе плиточный пол, со всех ног нёсся по тёмному лабиринту, то и дело выкрикивая имя Памелы. Но ответа никакого не было - ни с пятой, ни с десятой попытки, только томное эхо. Спустя пару минут Холланд посчитал, что уже оббежал весь подземный этаж. Следов Памелы нигде не нашлось, поэтому оставался единственный путь - обратно наверх.
    Выскочив из здания не пулей, но огромным пушечным ядром, Алек оказался один на один с окружающей пустотой. Снова вокруг ни единой души, только прежние унылые картины прошедшей бойни.
    - Памела!!! - закричал он, уже не беспокоясь о том, что его могут засечь солдаты Дарксайда.
    И вновь никакого ответа. Напряжение внутри Холланда росло всё сильней и сильней. Вряд ли Памела была настолько жестокой, чтобы таким образом злобно разыграть Алека. Она бы не стала просто игнорировать его зазывания, инсценируя свою боль. Аватар всё больше и больше подозревал, что враг нашёл их. Не стоило ему уходить, не стоило снова оставлять одну - вот что из этого выходит! Беззащитный цветок, брошенный в одиночестве, оказался сорванным диким охотником.
    Чтобы ещё раз убедиться в правдивости своей теории - или чтобы сохранить надежду - Холланд взобрался на верхушку здания комплекса, совершив пару высоких прыжков. Осмотревшись вокруг с высоты почти птичьего полёта, он не увидел никаких передвижений. Очередная пустота огромного города, поражённого войной. И только посреди крыши нашлась дыра, привлекшая внимание Аватара - вернее, его привлёк чей-то голос. Этот голос зазывал Алека Холланда, просил его выслушать. Спрыгнув через отверстие на крыше, Аватар встретил голосистую и встревоженную яблоню, как и других малышей у её ног. Ещё живые растения, до которых не добралась смерть - маленькая жемчужина для целого города. Трава на земле была примятой, причём совсем недавно - побеги и листья ещё не успели выровняться. Пара веток яблоньки оказались переломаны.
    - Покажите мне, - Алек склонился над деревцем, прикасаясь пальцами к её хрупкому стволу.
    Растения хранили в себе память. И Алек умел читать её. Словно видения, обрывки чужого восприятия, понять которые доступно лишь тем, кто имеет эмпатию с растениями. И в этих образах Болотник увидел, как падает тело, испытывая страдания и боль. Растения чувствуют чужую боль, тем более тех, кто им близок. А затем спустились две крылатые тени, схватившие тело когтистыми лапами, и унесли его прочь, как добычу с охоты. На том рассказ яблони и травинок был окончен, но они всё ещё сохраняли дрожь, незаметную для обычного глаза.
    - Спасибо, - поблагодарил Алек яблоню за помощь и тут же выпрыгнул наружу.
    Он совершенно не хотел этого. Худшее, что могло случиться - случилось. Памелу схватили парадемоны. И единственное место, куда они, по логике вещей, могут её отнести - в свою цитадель в центре города, закрытую щитом. Времени у Аватара не было совсем. Пробиться внутрь здания Дарксайда в одиночку - невозможно. Только какой-нибудь Бэтмен смог бы проникнуть туда окольными путями, но Алек не был так умён и стратегически подкован, как рыцарь Готэма. Оставалось два выхода: либо Холланд сможет перехватить Памелу по пути, либо ему придётся пробираться на базу парадемонов.
    Так или иначе, он рванул вперёд - в центр Канзас-Сити.

    Отредактировано Alec Holland (2022-05-30 16:44:51)

    +1

    12

    Очнулась она мгновенно, рывком, одномоментно – и сразу поняла, что она в полнейшей заднице. Не было момента размытия или блаженного неведенья. Памела помнила, что попала в ловушку и помнила, что в нее стреляли. Мгновенно начала ныть простреленная голень, но это было сейчас самой меньшей из проблем.

    Ее несли над городом. Стрекот синтетических крыльев ввинчивался в череп, не оставляя иллюзий по поводу кто именно ее нес. Куда ее несут тоже загадкой не стало – мрачное здание, окруженное силовым полем приближалось пугающе быстро. Там, внутри, не ощущалось ни капли благословенной жизни, там, внутри, все было из металла и пластика. Там, внутри, все будет таким же, как те парадемоны, которых ей удалось вскрыть – немного живой плоти, окруженной маленькими и большими машинами. Если ее туда донесут – это будет означать смерть.

    Панику, которая поднялась изнутри волной едкой горечи, Айви быстро подавила. Действовать из страха было бы глупо, так можно было просрать свой шанс. Правда времени на размышление уже больше не осталось, потому что несущие ее твари уже влетели на внутреннюю территорию. Шипастые тернии с ее рук выстрелили в стороны, целясь в крылья механических уродов, стягивая их и ломая. Одновременно с этим она извернулась, вырываясь из хватки металлических когтей. Да, это оставило ей несколько порезов, но это уже были мелочи.

    Первый этап был завершен, она вырвалась. Вот только теперь она, рядом с отчаянно борющимися за жизнь парадемонами, неслась по направлению к земле. И если при падении с крыши ее подхватили растения, то здесь растений не было. Все, что Памела успела прежде, чем врезаться в какую-то машину – это распластать листву своего наряда, чтобы немного замедлить скорость падения.

    Это помогло мало. Удар был такой силы, что почти вырубил ее опять. Но, каким-то чудом удержав сознание, она, тихо простонав что-то невразумительное, но похожее на ругательства, перевернулась и медленно выползла из обломков.

    Бетонное покрытие на земле. Бетонные стены невдалеке, над которыми переливается силовое поле. Какие-то механизмы, немного похожие на автомобили, в один из которых она врезалась. Мириада жужжащих точек над головой. Ни клочка грунта.

    Великолепно. Просто великолепно.  Памела выругалась опять и, хромая, поспешила в сторону стены. Так или иначе, единственный пусть спасения – вырваться за стены. Там есть земля, в которой могут прорасти семена. Там есть немного растений, которые можно призвать на помощь. Там Алек… который может и не придет на помощь, но хоть попробовать дозваться можно будет.

    Но она не успевала, критически, отчаянно не успевала. Раненая нога еще не успела зажить, что-то внутри явно было сломано после падения. Сжимая челюсти и кулаки Айви заставляла организм выкладываться, но, в отличие от парадемонов. У нее не было крыльев. Пару раз получилось сбить их с неба, попав лозами в крылья, но потом лозы закончились. До стены остался последний рывок по открытой местности, но на нее уже пикировала тройка парадемонов. Прижавшись спиной к холодному металлическому корпусу какой-то машины, Памела лихорадочно оглядывалась, пытаясь что-то придумать…
    Но спасения не было.

    +1

    13

    Освобождение Памелы от цепких лап парадемонов не осталось незамеченным. Пойманный объект оказался потерян, и противные жуки быстро смекнули вызвать подкрепление, когда увидели возможности Ядовитого Плюща. Пусть им и не удалось выжить самим, и разорванные крылья заставили их полумеханические тела рухнуть на землю словно мешок с консервными банками, но стрекочущий рой уже направился к Айви, и на сей раз они будут более подготовленными - как минимум, заимеют ошейник, нивелирующий её мета-способности, как они делали это прежде с другими мета-людьми. В конце-концов, главная директива для парадемонов была поиск подобных ей, помещение в капсулы и дальнейшая трансформация при помощи нано-машин, дабы каждый "защитник Земли" стал новым звеном в армии Дарксайда.
    Пока Памеле удалось спрятаться под навесами зданий, прижимаясь к их стенам. Но над головой всё ещё кружили занятые рабочие дроны, для которых один лишь признак возникновения Ядовитого Плюща будет достаточным, чтобы подать сигнал в их роевую сеть. На точку, где последний раз был получен сигнал о появлении Памелы, выдвинулись новые силы перехвата - очередная группа парадемонов, вооружённых плазма-винтовками. Пока у неё оставались хоть какие-то силы и семена, припасённые на подобные случаи, она может отбиваться - но как долго продержится, пока ресурсы не иссякнут?
    В центре города её окружали магазины с разбитыми билбордами, вывесками, где оставался шанс найти временное спасение, пока случайный развед-отряд не заглянет под крышу и не начнёт пальбу. В отличие от исследовательского корпуса, который Памела покинула на руках жуков, в центре её окружали звуки: над головой стрёкот механических крыльев, по земле ездила тяжёлая техника, заставляя стены дрожать, и едва ли не на каждом углу слышался странный скрежет, будто металлический - парадемоны обменивались между собой вербальными сигналами.
    Один из тех тяжёлых транспортов проезжал - вернее, впроплывал - прямо рядом с девушкой, буквально в двадцати метрах за углом от её местоположения. Тяжеловооружённая техника, передвигающаяся на анти-гравитационных полях, явно была заинтересована в поиске беглянки, и не побоится наломать ещё больше дров своей огневой мощью, дабы выкурить Памелу из укрытия прямо в лапы пехоты.

    Алек, в то же время, бежал со всех ног по улочкам города, скрываясь между зданиями. Он не был так быстр, как сам бы того хотел - сказывалась слабость Зелени, не позволяющая Аватару достичь предела собственной силы. Но он не собирался сдаваться, падать на колени. Он мог только представлять, что с Памелой сделают в цитадели парадемонов - во что её превратят, если не убьют, переработав в своего рода биотопливо. Одного этого хватало, чтобы найти в себе новые силы идти дальше, даже когда ноги, казалось, вот-вот развалятся из-за тяжести поддерживать тело.
    Но в миг, когда его охватило ещё большее отчаяние, он ощутил всплеск энергии. Где-то дальше, едва ли не в километре от него, вспыхнула сила Зелени - сначала раз, затем второй, затем третий. Вряд ли то были просто растения, и скорее всего - думал Холланд - это Памела нашла в себе силы отбиваться от врага с помощью своей силы. Появился маленький шанс, что не придётся пробираться на базу парадемонов, куда войти - одна трудновыполнимая задача, но и выйти - почти невозможная, если ты не умеешь телепортироваться на гигантские расстояния.
    Примерно поняв, где находится точка всплеска энергии, Алек, словно ищейка, рванул к её источнику. Он не мог подвергать себя большому риску быть преждевременно обнаруженным, поэтому использовал окружение - навесы, крыши зданий и их сквозные помещения с разбитыми окнами и вынесенными дверьми, чтобы скрываться от устройств обнаружения парадемонов. Он понимал, что сейчас не может лишиться сил, пробивая себе путь кулаками или даже телепортироваться. Иначе, в таком случае, для Айви не останется ничего.
    - Памела, только держись... - сказал себе под нос Алек, стараясь сохранять веру в способности девушки.

    +1

    14

    Так, оставаться на месте было все равно, что повесится прямо тут на балке. Где-то справа грохотало что-то большое, а сверху рассекали механические крылья, значит нужно было метнуться влево и дальше пытаться двигаться внутри зданий. Что тоже небезопасно, но какой вариант в данном случае вообще безопасен? Нужно было двигаться. Нужно было пытаться сбежать. Нужно было до последнего вздоха отбрыкиваться, потому что Айви категорически не хотела превратиться в тот кошмар, который попадался ей на лабораторный стол.

    Пустив часть листвы со своего плеча на то, чтобы туго обмотать голень, Айви метнулась в окно ближайшего здания слева. И вовремя, потому что грохот как раз повернул куда-то в ее сторону. Пробежав заваленную обломками стен и каким-то хламом комнатку, она выглянула в коридор и прошла до его конца. Потолок комнаты слева провалился внутрь, но по одной из балок удалось перебежать в следующий дом. Здесь ей уже повезло меньше, это здание внутри было почти полностью непроходимым, так что пришлось вылезти через другое окно и, настороженно оглядываясь, перебежать дорогу и нырнуть в соседнее.

    Едва Памела успела скрыться под крышей, как прямо позади нее бетон взорвался от попадания энергетического оружия. Похоже, ее в очередной раз обнаружили, потому что выстрелы посыпались градом и крыша начала опасно дрожать и обваливаться. Опрометью метнувшись подальше вглубь здания, Айви пробежала пару комнат, пробралась в дыру в стене – и тут внезапно судьба подбросила ей джек пот! На подоконнике неизвестно как уцелевшего окна стоял одинокий горшок с засохшим фикусом в нем. Плющ обрадовалась ему как родному, рухнув рядом на колени и, достав из пояса пару семян, бросив их в землю.

    Балки над ее головой подломились как раз тогда, когда шипастые тернии густым пучком полезли из скудной земли, обнимая ее тело. Плющ едва успела увернуться от обломка и выпасть в дверной проем, как куда-то в плечо прилетел снаряд, хлестнув по нервам внезапной болью. Швырнув лозу в слишком низко опустившегося парадемона Айви, придерживая раненую руку метнулась развороченную витрину магазина. До стены оставалось совсем немного. Буквально два дома. Что она будет делать рядом со стеной пока было не ясно, но она утешала себя тем, что она воспользуется любым шансом.

    Правда, тех самых два дома быстро кончились, а решение так и не появилось. Она было подумала как-то попытаться пробудиться под землей, но на это ушло бы больше сил, чем у нее было. От потери крови она слабела, а остановиться и полностью исцелиться не было времени. Листва ее одежд сжимала раны, но этого было недостаточно. Оставалось только двигаться вперед и попытаться пересечь стену до того, как ее расстреляют. Мысленно посчитав до трех, Айви выбежала из-под своего хлипкого укрытия и побежала к стене. Пущенные впереди лозы уже взбирались по стене вверх. Когда она пробежала половину дороги. Двух слишком шустрых парадемонов удалось сбить метким броском, и запрыгнуть на сформированную лозой петлю, которая потянула ее вверх.

    Но тут она заметила танк, разворачивающий башню в ее сторону…

    +1

    15

    Парадемоны, которых Айви встречала на своём пути и умело с ними разделывалась, успевали передавать координаты своего местонахождения. Другие противники оперативно перемещались с места на место, отслеживая сигналы передвижения Плюща. Парадемоны наступали Айви на пятки, порхая за стенами зданий и периодически пытаясь палить огнём в окна, когда девушка мимо них пробегала. Слетевшиеся жуки пытались оцепить зону, по которой бегала Памела, чтобы заключить ту в кольцо, лишив шансов на побег. На своих крыльях они перемещались быстрее, чем девушка на ногах, и поэтому могли обогнать её, заняв ключевые позиции для перехвата.
    Тем временем, ходящий по земле танк получал всё новые и новые данные о перемещении Плюща, и машина двигалась в её направлении, пытаясь поравняться для точного наведения орудия. Гул его двигателя был сродни воплю металлического монстра, будто его сделали специально для запугивания противника.
    Алек, по мере своего приближения, стал слышать звуки выстрелов и взрывов. Он понимал, что оказался в зоне боя, где Памела оказывала прямое сопротивление захвату. Ей удавалось распускать растения, задействуя Зелень, и Холланд это хорошо чувствовал, что помогало ему отслеживать жизнеспособность Айви. Как только всплески силы жизни прекратятся - значит, Памела не справилась. Но об этом исходе Алек предпочитал не размышлять, сохраняя веру.
    Наконец, переместившись через несколько узких улочек между полуразбитыми зданиями, Аватар оказался на более-менее открытой зоне - дороге, посреди которой стоял крупный танк. Переведя взгляд чуть в сторону, Алек заметил вдалеке бегущую вдоль стены Памелу, что умело цеплялась за пущенные вдоль бетона лозы. Боевая машина парадемонов уже получила координаты цели и резво повернула башню. Цель зафиксирована. Ствол наводился чуть выше - стрелять на упреждение поднимающейся Айви. Но силы взрыва могло хватить в любом случае, чтобы снести часть здания и задеть беглянку.
    - Памела! - во всю глотку крикнул Алек, пытаясь предупредить девушку о смертельной угрозе.
    Он совершил длинный и высокий прыжок, тяжело приземлившись прямо перед огромным орудием танка. Парадемоны не успели засечь его появление, полностью сфокусировавшись на Плюще, и метко прицелившись  - выстрелили. Снаряд попал прямо в Алека, в секунду разорвав на части его растительное тело. Ударная волна носом подкинула даже танк, поскольку взрыв пришёлся впритык. От Аватара не осталось и следа - только горелые ошмётки растительной массы, быстро тлеющие под слоем плазмы. Но ему удалось выиграть для Памелы больше времени. На перезарядку орудия у танка уйдёт время - достаточное для того, чтобы Плющ могла убежать дальше, не боясь взорваться.
    Дух Алека мигом провалился в Зелень, потеряв физическую оболочку на Земле. Так или иначе, взрыв оказался крайне болезненным - Аватар ощутил во всей красе, как каждая частичка его тела разорвалась и расплавилась в один миг, будто поток буйного ветра сдул копу листвы. На секунду сознание помутилось от боли и потери связи с реальностью, норовя отключиться. Ощущения походили на то состояние, как внезапно падаешь в холодную воду с большой высоты - громкий всплеск, и со всех сторон тебя окружает толща холода, в котором невозможно вдохнуть. Тело неумолимо погружается вниз - в тёмную пучину, и никакие барахтания конечностями не позволяют всплыть обратно. А глаза могут только наблюдать, как отдаляется белое пятно вдалеке - солнечные лучи, где-то у поверхности пробивающиеся сквозь воду.

    +1

    16

    — Алек! — она знала, что ее не услышат, но не заорать просто физически не могла. Послушная лоза быстро тянула ее вверх по стене, а Айви могла только цепляться на нее, сжимая кулаки до побелевших костяшек.

    Она прекрасно все видела. И то, что Аватар спешил к ней, и то, как он остановил снаряд буквально своим телом. Теперь она осталась совершенно одна. И она прекрасно понимала, что Холланд от этого не умрет насовсем, что он сможет создать себе новое тело, что его дух жив. Тем не менее только что она свидетельствовала как его буквально стерло с лица земли и теперь стало не на шутку страшно. Да, он, может, и соберет себе тело из другой зелени, но пока найдет ее, пока доберется… Айви опять осталась в одиночестве против огромного количества врагов.

    Не то, чтобы это происходило впервые. За время своей жизни она не раз оказывалась противницей целой группы супергероев. И выхватывала от них знатных люлей, такой тоже бывало. Те же Хищные Птицы во главе с Диной в свое время побили ее весьма ощутимо. Но никогда она еще не оказывалась против такого количества врагов. Никогда еще смерть не приближалась настолько близко, что Плющ начала чувствовать ее холодное дыхание на загривке.

    Но разве судьба предоставила ей какой-то выбор?
    Она могла сейчас только бежать, пытаясь сбросить со своего следа парадемонов и найти какое-то укромное место, где она могла бы хотя бы немного восстановиться и заживить раны. Так что пользуясь недолгим замешательством “жуков”, Айви забралась на стену и, разбежавшись, спрыгнула с другой стороны. Лиственное платье сейчас разошлось, создавая небольшие “крылья”, на которых она быстро и мягко спланировала на другую сторону. Приземление, конечно, было не самым мягким, она пробила собой какую-то крышу, но зато смогла немного оторваться.

    Боль была сильнее, чем прежде. Долгих две или три секунды Памела лежала в обломках и пыталась заставить себя хотя бы дышать, не то что встать и бежать дальше. Кроме сломанного ребра (кажется это было ребро, и дай бог одно), она, похоже, еще сломала и плечевую кость. При том раненной руки. Тихо простонав что-то о парадемонах и о том, какой мучительной смерти она им желает, Плющ с трудом выбралась из-под каких-то кусков кровли и, кашляя от поднявшейся пыли, побрела дальше. Нужно было идти куда-то к краю города, подальше о крепости. Может, был смысл поискать автомобиль? Но она не уверена была, что способна сейчас его вести. Болела нога, что-то в груди, рука. Спина, кажется, была обожжена, ладони и предплечья посечены и поцарапаны.

    Стрекот приближался, та что так сяк стянув самые болезненный места лозой, Памела поспешила перейти в следующий дом. А за ним следующий. Бежать уже не получалось, хоть она и старалась. Ее душили страх и отчаяние, казалось, что надежда в очередной раз испарилась…

    И тут Айви наткнулась на крошечный, едва живой сквер.
    Около трех десятков деревьев, обгоревший кустарник, грязная лужа, бывшая когда-то садовым прудом. Лицо Плющ само собой растянулось в полной злобы и яда ухмылке. Доковыляв до первых же деревьев, она заручилась их помощью и, когда ветви осторожно перенесли ее поближе к воде, щедро рассыпала все семена, которые еще оставались в поясе.

    Повинуясь ее воле прямо из грязного прудика, наливаясь силой и цветом поползли лозы и тернии. Поднялось несколько мухоловок, пол дюжины плюющихся чертополохов хищно взобрались вверх по древесной коре. Плющ жадно тянула силу Зелени, чтобы немедленно превратить ее в грозное оружие.

    Даже если она здесь погибнет, то хоть заберет с собой целую кучу врагов.

    +1

    17

    Реальность отдалялась так быстро, что Алек не мог сообразить, как вернуться обратно в мир. Образ того, как дуло танкового орудия смотрит прямо в грудь всё ещё мелькало в голове. Но между тем, эти образы перекрывались воспоминаниями - силуэтами Памелы. Дух Холланда открыл призрачные глаза, безумно извиваясь в болотной темени, в которую пал. Ему нужен был хоть один маленький якорь, за которой можно ухватиться - хотя бы капелька растительности, чтобы вернуться на Землю.
    Но её было так мало. Так мало, чтобы построить себе новую материальную форму. Так мало, чтобы дать бой парадемонам. Силы Алека не хватало, чтобы вернуться к Памеле. Он мог бы появиться в любом другом месте, где есть растительные кущи, но те места казались так далеко от Канзас-Сити. Он не мог бросить Плюща одну - не мог обрекать на одинокий бой, который лишь отсрочивал поражение. Айви была сильной, была смелой и готовой сражаться до смерти, но к несчастью, оказавшись прямо в гуще вражеских сил, шансы на выживание были крайне малы. И всё, что она действительно могла сделать - это отдать свою жизнь в обмен на десяток другой парадемонов.
    Но она ведь такая одна. А этих богомерзких жуков придёт ещё тысяча.
    Алек хотел бы кричать её имя в истошном вопле, но не мог издать ни звука, словно толща воды забивала его глотку, делая немым. Только он и кошмары наяву.
    Но в миг, вдалеке, у поверхности загадочных вод, в каких тонул Алек, появился яркий свет. Глаза мужчины расширились, а челюсти стиснулись крепче. Сила Зелени внезапно пробудилась, и появился путь. Словно стрелы, толстые лозы поразили тело Аватара - спустились к нему молниями, охватывая дух в тесный зелёный кокон и выталкивая обратно из мрачной пучины. Свет становился всё ближе и ближе, ослепляя глаза...
    Растения, что выросли силой Памелы, стали извиваться как змеи, переплетаясь между собой. Они срастались воедино, превращаясь в один целостный организм. Сперва бесформенная масса, но затем гуманоидная форма выстраивалась из зелёного живого материала. Алек жадно вбирал в себя всю силу растений, превращая их в собственный крепкий сосуд. И, наконец, полностью проявив себя, Аватар издал истошный рёв, когда голова его полностью приняла свой прежний облик. Злость застилала глаза, заставляла ум биться в судорогах, желая насилия.
    К сожалению, ему пришлось отобрать у Памелы все её труды растительности, но теперь настал момент вернуть в город частичку Зелени.
    - Поберегись, Памела, - прорычал глибоким голосом Алек, поднимаясь на ноги с колен.
    Аватар был не просто духом, что носит растительный сосуд. Он - проводник Зелени в мир. Он - её мост, её лицо, имеющий право сеять там, где считает нужным, где Зелень стала слаба, восстанавливая гармонию экосистемы. Он поднял могучие длани вверх, и позволил энергии Зелени вырваться наружу пробуждённым вулканом. К сожалению, чтобы так легко вырастить рощу посреди пустыни, придётся эту рощу забрать из другого места на Земле. Но сейчас ситуация требовала того, чтобы пожертвовать чем-то. И жертва была принесена.
    Из земли вырвались побеги, расцветая буйным ростом. Они обращались в древа, обращались в травы, лозы и лианы, распускались дивными цветами, в каких поместился бы взрослый человек. В почву вбивались корни, уходя на метры вниз. Всего мгновений хватило, чтобы в том месте, где Памела вырастила несколько растений, расцвёл целый сад - оазис посреди руин. И Зелень вокруг заиграла новыми красками, обретая былую силу. Её мощь переполняла Аватара, позволяя телу насытиться вдоволь живительной энергией.
    Парадемоны видели это, но не испытывали страха. Ужас был им неведом, и винтовки уже оказались наведены на зелёные цели. Раздался звук быстрого огня, но в этот раз Холланд был готов: его тело увеличилось до таких размеров, впитывая в себя энергию Зелени, что жуки вокруг казались жалкими муравьями, коих легко раздавить одним пальцем. Зелёный колосс лишь взмахнул рукой, вытянувшейся до такой степени, чтобы раскидать насекомых кеглями, прибив их стенам зданий.
    Но на их место придёт с минуты на минуту ещё больше.
    - Нам нужно уходить, - проревел раскатистым басом Холланд, чтобы с высоты его головы Памела услышала голос, - Сейчас же!
    Титан склонился вниз, охватывая гигантскими руками весь маленький райский сад. Засиял дивный изумрудный свет, реальность вокруг Памелы и Алека задрожала. А затем - всё исчезло. И сад, и Памела, и Аватар - все испарились в круговороте энергии, оставив после себя только маленький голый клочок земли перед горсткой парадемонов. Рыцари растений провалились в Зелень, на миг отрекаясь от реальности и её болезненных ощущений - тем более для Памелы, испытывающую боль от массы ранений и травм.
    Но Холланд понимал, что девушке нужно оказать помощь как можно быстрее. Хоть она и подвержена гниению в Зелени, лучше с этим не затягивать. Поэтому не позволив долгой радости сбыться, Аватар перебросил их обоих обратно в Оазис - в лабораторию, среди кучи растений. Городской шум битвы всё ещё стоял в ушах тихим звоном, но вокруг образовалась тишина, привычная для Оазиса. Он держал Памелу на руках, и быстро найдя взглядом свободный стол - уложил на него покалеченное тело.
    - Памела... - протянул он, осматривая её кожные покровы и угрюмо качая головой, - Что же я наделал...

    Отредактировано Alec Holland (2022-06-01 17:03:57)

    +1

    18

    Локальный армагеддон случился как-то ну очень неожиданно. Только что Айви призывала растения на все оставшиеся силы и готовилась дорого продать свою жизнь, и внезапно все, что она призвала, оборвало контроль. От неожиданности она даже не удержалась на ногах, так и сев в грязную пыль, в которую превратилась земля вокруг деревьев. Сил больше не было, так что оставалось только прислониться к сочувственно шепчущему стволу клена и ждать своей судьбы.

    А, ну да, вообще-то логично. Аватар Зелени ведь ощущает, где Зелень “протекает”. А она тут устроила прям прорыв – понятное дело что он на эту течь приманился. Ну и отобрал все выращенное для своего тела, тут тоже все логично. Вот только сил все равно не было – ни на возмущение, ни на радость, ни на то, чтобы чем-то ему помочь. Памела только слабо улыбнулась, когда под ней из земли пробилась травка и сосредоточила все силы на том, чтобы не потерять сознание от тряски. Шутка ли, перенести кусок леса в город? Буквально все вокруг немилосердно трясло, а еще и существенно увеличившийся в размерах Холланд топал, добавляя новых уровней вибрации.

    На его призыв убираться она не ответила, хотя молча горячо его поддержала. Уже очевидно было, что вылазка с треском провалилась, и теперь бы хоть просто ноги унести. Никакое оборудование не стоит жизни, можно будет снова попробовать в другом городе. Только прикинуть, чтобы он был еще ближе к Оазису – чтоб не так далеко тащить было.

    А вот в Зелени она бы осталась подольше. Вся боль, которая рвала нервы, внезапно исчезла. Это уже само по себе было эйфорическим ощущением, так что она только безвольно расслабилась, почти уже разрешив себе отрубиться…

    Но нет, Алек опять притащил ее в реальный мир. Внезапно, одномоментное возвращение всей боли обратно как будто сделало ее еще более невыносимой. Тихо зашипев и дернувшись на руках у зеленого гиганта она вцепилась в корни, сформировавшие его шею. И, разумеется, не дала себя никуда уложить, какой смысл был от того, что Алек посмотрит не ее ранения? Не отпустив древесную шею она, тем самым, заставила его и дальше держать себя на руках. И раз им уже ничего не угрожало и этого никто больше не видел – перестала сдерживаться и расплакалась. От боли, страха, пережитого отчаяния, как чертова маленькая девочка, слишком уставшая, чтобы хоть как-то себя контролировать. Теперь она была в безопасности, зеленое тело Алека приятно и успокаивающе пахло лесом, а вокруг как минимум на пол километра не было ни людей, ни парадемонов. Когда еще быть слабой, как не тогда когда у тебя все болит и при этом никто не пытается тебя убить?

    — Извини… — она шептала сквозь слезы, прижимаясь к покрытой мхом груди, — Я не думаю, что ты трус… Я из злости сказала… Извини… Не выгоняй меня… Мне некуда идти… Пожалуйста…

    +1

    19

    Она не хотела отпускать его  - вцепилась, как напуганный котенок, дрожащий от страха и холода. Алек не стал отрывать от себя Памелу, позволив ей насладиться моментом защищенности и успокоиться. Со всего его тела медленно сползали тонкие лозы, нежно касаясь тела Плюща. Она обвивались вокруг ее ран, заботливо зализывая их. Растительная часть плоти Айви должна была позаботиться о том, чтобы стимулировать процесс регенерации при помощи Зелени. После драки, где безумно бьется сердце в страхе, сейчас Памела могла ощутить приятное тепло и отступающую боль, на место которой приходит расслабление. Алек капал на ее открытые раны растительные растворы, притупляющие боль и угнетающие нервную систему, унимая дрожь. Пусть это не залечит ментальную травму и чувство горечи, но хотя бы физический недуг сможет исцелить.
    Слезы потекли по ее щекам, и Алек прижал Памелу крепче к себе.
    - Тише, мой прекрасный цветок, - едва слышно промычал Холланд, успокаивая Айви бережными прикосновениями лоз к ее нежным щекам, убирая с них слезы, - Все позади. Мы снова дома.
    На лицо Алека не хотела налезать улыбка. В его голове все еще сидела горечь от вины. Он чувствовал себя виноватым - бросил Памелу, оставил одну, из-за чего та попалась в ловушку и едва не погибла. Алек и сам едва успел на помощь, прежде чем случилось непоправимое. Хвала небесам, что и Памела оказалась крепким орешком - среагировала на ситуацию раньше, чем ее доставили  в цитадель врага. И хоть ему стоило радоваться, что Айви жива и почти цела, но горькое чувство вины все еще продолжало съедать изнутри.
    Он снова подверг дорогого себе человека большой опасности. Не смог удержать ситуацию под контролем, и его привязанность сыграла с ним злую шутку. Нельзя было поддаваться эмоциям и выплескивать их на Памелу. Отчасти Алек все еще чувствовал себя там - в пучинах вод Зелени, погружаясь на дно, способный лишь наблюдать как уходит мир из рук. Может, это и правда было так, а все происходящее вокруг - иллюзия его больного сознания?
    Но ум подсказывал, что все как раз реально. Памела на его руках - она плачет, ей больно в душе. Она испугалась смерти, испытала страшный стресс, и теперь переживает его последствия. Это нормально.
    - Я не выгоню тебя, Пэм, - добрым тоном заверил Алек, склоняя голову ближе к лицу девушки, - Даже если бы ты сказала держаться от тебя подальше. Это твой дом. А я хочу быть с тобой.
    Он позволил их лбам соприкоснуться и томно промычал под нос, пытаясь сбить всю тяжесть тревоги с плеч. Один маленький поцелуй губ, плотно сплетенных из растительных нитей, в мягкие и холодные губы Памелы, смог облегчить настроение. Алек не хотел, чтобы Айви чувствовала себя лишней. Не хотел, чтобы она ощущала враждебность к себе. Он надеялся, что хотя бы сейчас она сможет понять, как стала дорога своему Аватару, и даже пусть хоть забросает его камнями - он не вышвырнет ее, не сможет себе такого позволить. И уж точно никогда не сможет простить.
    - Это я должен просить прощения, - едва заметные движения головы заставляли листики на лице Аватара тереться о кожу Айви, - Я подверг нас опасности. Это моя вина. Прости меня, цветочек. Прости меня за все. Я больше никогда не оставлю тебя одну.

    +1

    20

    Она успокаивалась медленно. Ей не нужно было никуда спешить, срочно брать себя в руки, сжимать кулаки и зубы и опять рваться куда-то. Нет, вообще ничего не нужно было делать, от нее ничего не требовалось, все в мире могло подождать. Так что Айви и не сдерживалась, не пыталась срочно унять слезы. Она дала себе выплакать все что накопилось, упираясь лбом в широкую древесную грудь Алека. Она отпускала пережитый кромешный ужас, когда она уже не надеялась выбраться, когда чуть не сдалась, решив принять последний бой, каким бы ни был его результат. Отпускала отчаяние и одиночество, как испытанные раньше, так и пережитые вот недавно. Со слезами уходило ощущение собственной бесполезности. Ощущение, что для нее нет места. Алек обрабатывал ее раны, унимая и боль во всем теле, так что вскоре она перестала цепляться за него так отчаянно.

    Все его тело, состоящее из трав и корней, сейчас осторожно нежило ее, тянулось к коже тонкими побегами, гладило и утешало. Кому-то со стороны это могло показаться страшным или гадким – шевелящаяся зеленая поверхность, тянущаяся в ее сторону, выходящая за пределы антропоморфной формы. Но Памела, наоборот, чувствовала себя в безопасности, ощущала надежность удерживающих ее рук и нежность листочков, ластившихся к коже. Ей было… хорошо. Спокойно. Или, во всяком случае, спокойнее, чем обычно.

    — Я знаю… что со мной тяжело, — она перестала всхлипывать и вздрагивать и теперь просто жалась к Алеку, — Не зря назвали Ядовитым Плющом. Я от тебя ничего не требую. Но я буду не такой… едкой, если ты будешь со мной говорить. Если словами будешь объяснять свои чувства. Мне сложно понимать это тело, — она погладила ладонью мох и листву на его плечах, — Оно не такое очевидное, как человеческое.

    Целовать его сейчас было так же, как целовать траву — странно, но очень приятно. Составляющие его лицо растения были мягкими и бархатистыми наощупь, так что Айви с удовольствием потерлась о них щекой и скулой. Ей бесконечно нравилось это тело, одновременно похожее на человека и совершенно на него не похожее.

    — Я не буду обещать, что изменюсь, — она уткнулась лбом в его лоб, чуть прикрыв глаза, — Да и я вряд ли смогу измениться, потому что не считаю, что это необходимо. Но я попробую быть менее ядовитой. Спасибо, что не оставил меня… — она чуть крепче сжала пальцы, — Спасибо, что вернулся и забрал. Я испугалась, что это конец…

    +1

    21

    Оставаться в таком положении Алек не желал, поэтому всё-таки отпустил Памелу, усадив её на стол. Сам же он пристроился рядом, не выходя из близости с девушкой, и положил свою руку на её, покрыв её полностью собственной ладонью. Его глаза внимательно смотрели на Памелу, изучали её и словно пытались сказать куда больше, чем способна устная речь.
    - За то время, что мы провели вместе, я сильно привязался к тебе. Если тебе что-то нужно - что угодно, что мне по силам, то я сделаю всё возможное. Мне нужно, чтобы ты чувствовала себя хорошо в здешних условиях. Поэтому если ты захочешь мне что-то сказать, то я выслушаю.
    Голова его покачнулась, и взгляд ушёл в сторону. Он расфокусировался, подумав о другом: о том, как всё начиналось и шло. Как каждый раз, когда они оба, казалось, находили общие точки взаимопонимания и близости - всё в один миг рушилось, и два защитника Зелени снова оказывались на ножах. Алек хотел, чтобы это прекратилось. Чтобы их перепалки окончились раз и навсегда. Достичь понимания - тяжёлый процесс, а достичь смирения - ещё более сложный. Но тем не менее, и Алек и Памела были людьми, взрослыми людьми, для которых не должно быть чуждым чувство принятия себя и окружения, чувство близости и важности этого. В конце-концов, кроме друг друга их никто не примет даже после апокалипсиса. Два человека, обременённые судьбой изгоев, должны быть вместе, иначе мир сожрёт их по одиночке. А в этом нет никакого счастливого конца.
    - Мне плохо от того, что мы постоянно ссоримся с тобой. Со мной тоже бывает тяжело, но я надеюсь мы сможем сгладить все углы и найти решение любых проблем. Хоть вокруг и идёт война, но даже на этой войне есть место чему-то хорошему. И для меня это ты. Ни люди, ни даже Оазис. Я очень испугался, когда ты пропала в Канзасе. Если бы с тобой что-то случилось... Я не знаю.
    Тяжёлая голова повисла, а глаза закрылись. Алек не знал, какими ещё словами следует выразить саму важность Айви для него. Какими действиями это следовало доказать, чтобы девушка поняла, какую важную роль она теперь играет для Холланда. Она не просто его союзник, не просто его соратник и коллега по работе - она девушка, которая дорога его сердцу, и этим всё сказано. Может, она вела себя так просто потому, что хотела отказать Алеку - хотела избежать его странной любви; избежать его ухаживаний и внимания путём избегания темы. Он не знал, правда это или нет, но многие вещи указывали на это. И понять Айви наверняка было тяжело, пока она не скажет прямо, чего она хочет или не хочет от Холланда.
    - Ты наверное не поймёшь меня. Я не знаю, любила ли ты кого-то раньше, но это чувство заставляет делать разные вещи. Я пойму, если ты просто не заинтересована во мне, и не стану настаивать.
    Я к этому привык.

    +1

    22

    Она не хотела от него отрываться, не хотела сидеть на какой-то другой поверхности вместо рук зеленого гиганта. Но сопротивляться не стала, попросив стол изменить форму, чтобы стать удобнее и потянув к себе лозы и лианы со стен. Побеги – плющ, вьюнок, виноград разных видов – мягко оборачивались вокруг нее, обнимали, ластились. Гибридное тело Айви начало исцелять себя и в это время она нуждалась в ощущении безопасности, которое могли дать только растения вокруг. И желательно, чтобы это “вокруг” было буквальным – вокруг ее тела, близко к коже.

    — Мне нужно все то же самое, что и тебе, Алек, — она пальцами погладила ладонь Аватара, сжимающую ее собственную ладонь, — Ничего сверх. Жить в Оазисе, заботиться о растениях. Мне хорошо здесь, где я не чувствую боли и рыданий тех растений, что постоянно кем-то уничтожаются. Мне хорошо здесь жить – с тобой. И… мне приятно, что ты заботишься обо мне тоже.

    Неуклюжий, но искренний великан. Памела рассматривала его растительное тело, понимая, что он хочет услышать от нее что-то вполне конкретное. Защитник Зелени и, косвенно, ее защитник тоже. В конце концов на какую-то долю она была растением, а значит – частью Зелени. К тому же он говорил, что любит ее, и, скорее всего имел в виду именно это. Ну, или искренне считал что это именно любовь. Так нужно ли ей было что-то еще? Вот сейчас? В ближайшее время?

    В глубине души Айви всегда хотела, чтобы кто-то был на ее стороне. Не просто был союзником или другом. Кто-то, кто всегда бы выбирал в первую очередь ее, а уже потом весь остальной мир. Чтобы был кто-то, готовый всегда ее поддержать. Кто, даже считая ее планы или желания не совсем верными, все равно готов был бы на нее, а не против.

    Алек Холланд не был этим кем-то. Плющ не была уверена, что он выберет ее в любой ситуации. Не была уверена, что он и потом останется на ее стороне. Но сейчас Алек был существом максимально близко к ней приблизившимся. Ему было не все равно, он беспокоился о ее благополучии, хотел находиться рядом и предпринимать попытки примирения. Это было существенно больше того, что она заслуживала.

    — Если я вообще способна на любовь… — она еще мгновение поколебалась, но все же договорила, — То я люблю тебя, Алек, — она посмотрела Аватару в лицо, — Мне нравятся обе твоих формы, и растительная, и человеческая. Я понимаю, что мы во многих вопросах не сходимся, но я не предам тебя, если ты не предашь меня. С тобой я чувствую себя в безопасности. И я хочу продолжать оставаться с тобой. Если это любовь – то я люблю тебя.

    +1

    23

    Не глядя подруге в глаза, Алек улыбнулся на её слова - слабо, но искренне. На удивление, в его душе не было восторга от услышанного; не хотелось хлопать в ладоши, подхватывать Айви на руки и кружиться, вздымая листья. Но событие признания сопутствовало ощущение, как какой-то груз свалился с сердца, позволив ему биться в прежнем здоровом ритме. Неопределённость уплывала, как тёмные тучи, открывая ясный день, в котором засияли лучи солнца.
    - Я мечтаю, чтобы эта война поскорее закончилась, - признался Алек, чувственно сжимая женскую ладонь, - Хочу уехать куда-нибудь, где нас никто не найдёт, потому что мы никому ничего не скажем. Одна простая пара вне цивилизации, далёкая от человеческого шума. По утрам я хожу спасать Зелень, а вечером возвращаюсь домой. И там мы можем быть сами собой, - добавил он с мечтательной нотой.
    Оазис не мог оставаться их домом навсегда. Он мог оставаться домом для сердца Зелени, но пока о нём знает так много людей - однажды Памела и Алек должны будут покинуть его, чтобы избежать пристального внимания. И люди однажды захотят вернуться в города, деревни, где благ для жизни будет куда больше, чем в дикой растительности Оазиса, устанавливающего свои строгие правила для всех его жителей.
    То были всего лишь мечты и фантазии, но именно они задавали цель жизни, даже в такие трагичные моменты.
    - Что бы ни случилось, я буду рядом, даже если весь мир ополчится на нас, - с надеждой в грубом голосе завещал Аватар.
    Алек понимал, что Памела совершила много разных вещей. И найдутся те, кто будет жаждать возмездия над ней и после войны, и наверняка хотят до сих пор - во время трагедии. Он понимал, что если оба окажутся на виду - их будут искать. Бэтмен, шайки оскорблённых бандитов Готэма, власти и полиция - у всех них есть дело на Плюща, до сих пор не закрытое. И как только дела придут в норму, закон снова станет законом, поднимая старые архивы "преступников", бежавших от руки воздаяния. Аватар и сам не был чист на руку: он много дров наломал, и кровь на его руках хоть и засохла, до сих пор не смылась. Он тоже изгой, на которого будут точить зуб, и если ему предстоит вновь бегать от людей, так пусть этот путь будет рядом с прекрасной женщиной, с которой его объединила судьба. Жизнь на окраине мира вдали от глаз могла помочь.
    - Я знаю,  о чём ты думаешь. Я не стану отдавать тебя в руки властей, супергероев или кого-то ещё, кому надо с тобой поквитаться. Я не считаю тебя злодейкой, Памела, а значит я не хочу бросать тебя. Я не сделаю того, во что я не верю. А я не верю в то, что ты заслуживаешь страданий за прошлое. Даже если мне не удастся убедить в этом других - что ж, значит, наши пути с ними не близки. Моя судьба связана с Зеленью, а теперь и с тобой. Я не буду сопротивляться этому.
    Рука Аватара отпустила ладонь девушки и поднялась к её голове. Толстые зелёные пальцы неуклюже пробрались в огненные локоны и пустили там побеги - тонкие тельца цветок, короновавших голову Айви. Белые бутоны распустились широкими листьями и тут же бросили благоуханием - нежным, сладким ароматом, походившим на дивный женский парфюм, каким пользуются дамы нежной натуры и тонкой души.
    - Тебе так идёт, - с улыбкой оценил Алек, опуская взгляд алых глаз на подругу.
    Взгляд его алых глаз опустила вниз, на хрупкое тело Памелы. Она была вся овита растениями, словно системой жизнеобеспечения в реанимации. Чтобы слегка приукрасить момент и позволить Айви расслабиться сильнее, почувствовать себя как дома, где нет места переживаниям и тревоге, он обнял её покрепче, прижимая украшенную цветами голову к своей мягкой зелёной груди. Ощущения от неё были схожи с теми, когда окунаешься лицом в душистую мягкую траву посреди чистого поля солнечным днём. Листики приятно ласкают кожу, поглаживая своими кончиками щёки.
    - Но тебе нужно отдохнуть, дорогая, - голос Холланда стал чуть более серьёзным, но от того не менее заботливым, - Завтра будет новый день, наберись сил и постарайся отвлечься от произошедшего в городе.

    +1


    Вы здесь » DC: Apocalypse » More than meets the eye here » the worst happens


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно