DC
Apocalypse
комиксы DC • постап • NC-17
новости

Алек — 23 поста

Памела — 17 постов

Покоритесь Дарксайду

Лучший пост от Харли Квинн Ее личное сокровище, дорожка в будущее, которого она не знала, красовался острыми углами тела, показывая изгиб позвоночника за плотной тканью смирительной робы. Харлин прикусила губу. Еще чуть-чуть я смогу ее снять. Как знак доверия между психиатром и пациентом, конечно, символ того, что ей больше нечего бояться. Он ее, а она его. И... Легкий румянец коснулся щек. Мутная смесь эндорфинов и акситоцина уже бежала по молодому телу, забирая концентрацию, затуманивая мысли желанием.

Лучший эпизод Still waters run deep Бэтгерл и Барри Аллен

флудер Коннор

почетный мыслитель Рой

ваша смерть близка!

    DC: Apocalypse

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » DC: Apocalypse » It was excellent » i lose my way


    i lose my way

    Сообщений 1 страница 12 из 12

    1

    JUST GIVE YOUR HAND

    отчаяние & надежда

    Дата и место: 03.21

    https://i.imgur.com/auxYBCs.gif

    https://i.imgur.com/Nv1erHw.gif

    капля надежды в море отчаяния

    +4

    2

    Раскинувшиеся вокруг просторы Оазиса поражают воображение. Кори восхищенно обводит взглядом кроны деревьев, лианы, на пару с плющом обвивающие крошащиеся стены развалин. Тут и в старые времена все так бурно не произрастало, как сейчас. И если бы было больше пышных цветов диковинной формы, Кори бы подумала невольно, что вернулась на Тамаран. Но природа Земли не такая бурная. Под гнетом человеческой экспансии, она выглядит скромной, но горделивой. А тут, среди ее защитников, в отсутствии гнета, каждая травинка, каждый листочек будто получил второй шанс на жизнь.
    Кори обходит все осторожно. Ее элемент – огонь, и она боится, что, поддавшись радости, может испортить картину вокруг. Хотя какой силы должен быть пожар, чтобы спалить все вокруг? Любую попытку сопротивления сочные стебли покроют собой, сплетая плотную сеть.
    Впрочем, признавая силу этого места, Кори не чувствует в ней какую-либо агрессию. Это не опасные тропики Амазонки, где ты за каждым поворотом ждешь, что с зеленого полога на тебя свалится ядовитая змея. Тут природа ждет, что ты будешь ее другом, братом, сватом, а она в свою очередь защитит тебя. Прекрасное место, чтобы тут переждали хаос войны люди, настрадавшиеся в попытках выжить в наружном мире. Пустоши все же не для всех, если ты не умеешь летать и стрелять солнечной энергией, всю жизнь не тренировался побеждать преступников или не являешься техническим гением с острым зрением, можешь умереть в первые часы. Особенно учитывая орды парадемонов, старающихся догрызть тех, кто по какой-то причине не спрятались.
    Кори проходит, пригибаясь, под навес из листьев, и встречает первого человека. Не то чтобы она много времени тут провела, чтобы назвать это место однозначно безлюдным, но, если сравнивать с тем же Хевеном, людей здесь меньше. Сказывается что отдаленность этого места, так и его секретность. Но если выбирать между страшно раздутым городом, где одни пытаются наверстать упущенное человечеством в центре и пузырящимися от людских обид окраинами, и Оазисом посреди пустыни, Кори опять же скорее выберет свой корабль. Не то чтобы девушка не любила дикую природу. Скорее ее подконтрольность человеку пугала больше всего в мире.
    Она опирается спиной об кирпичную стену, осматривая убранство комнаты. Если бы в этом мире не было технологий, она бы ожидала какие-то громадные теплицы, трубки для полива, лаборатории с множеством образцов, успешных и не очень. Но тут было все так мирно, по-домашнему. Но Кори не верит в совпадение. Не верит в то, что парадемоны просто так обходят это место, не верит, цветы просто так пахнут тут особенно сладко, что листья тут толще и сочнее, чем в устьях рек в Южной Америки. Поэтому, заметив среди всего этого палисадника человека, обращается к нему, как к создателю и, видимо, величайшему созданию на Земле по праву.
    - Ты веришь, что у нас всех есть будущее на этой планете?

    +2

    3

    Оазис не выглядел райским местом, хотя подобные названия давали элитным курортным зонам - подстать статусу. Здесь люди сами строили свой дом, не ради денег, не ради славы, а ради собственного комфорта и уютной жизни, пока за пределами зелёного острова непроглядная пустыня нещадно забирала жизни, моря голодом и жаждой каждого путника.
    У людей не было сверхтехнологичных приспособлений. Они пребывали в состоянии средних веков, но обладали разумом современного человека. Природа помогала им - Парламент Деревьев помогал им, пусть сами люди как явление не было юрисдикцией Зелени. На то была воля Багрянца, который страдал сейчас не меньше чем растительный мир.
    У них не было материалов на всех, чтобы создать верёвки для укрепления рукотворных каркасов на восстановление домов. Но сверхкрепкие лианы, рождённые силой Зелени, могли заменить многие инструменты человека. Людей холили и лелеяли, ведь Зелень понимала: исчезнут люди - в космологических силах наступит дисбаланс, очередной кризис. Поэтому Парламент помогал всем. И потому, что сами они когда-то тоже были людьми.
    Улица, в которой стёрлись асфальтированные дороги, была лишь тенью того, кем являлась раньше. Одноэтажники домики, принадлежащие не весть кому, стали прибежищем для многих людей - побитые, ветхие, но ещё держащиеся. Порой приезжим приходилось тесниться, занимать семьями по комнате, но они были в безопасности и имели все возможности к развитию. Это вдохновляло Алека: он видел, как люди работают сплочённо. Перед угрозой гибели всего и вся, многие стали бы действовать вместе - отбросить предрассудки пола, религии, расы. И не только человеческой. Оазис встречал даже инопланетян, попавших на Землю и желающих помочь ей, в отличие от Хэвена, где волею Лютора к инопланетянам было весьма предвзятое отношение. Всё с первого взгляда походило на идиллию - то, к чему на словах всё человечество стремилось всегда: мир и покой. А для этого всего лишь требовалось уничтожить большую часть планеты, вселив выжившим страх.

    Алек поправлял рассаду за небольшим кирпичным домом, пытаясь выращивать овощи. Многим требовалась еда, но Оазис мог похвастаться только растительным продовольствием. Зверей тут не водилось: слишком тяжело запихнуть зверюшку в искусственную экосистему, чтобы она там смогла быстро и легко прижиться. Некоторые пытались разводить скот, но за один год как появился Оазис вряд ли скотоводство сильно разрастётся.
    Холланд был в человеческом теле, одетый в старую серую рубашку с закатанными рукавами и потёртые джинсы. Так было проще: людям проще контактировать с теми, кто похож на них, а не с огромным зелёным монстром из травы, мха и древесины. Все в Оазисе знали кто такой Аватар Зелени, но не каждый знал кто такой Алек Холланд, тем более из новичков. И ему это даже нравилось: порой он хотел побыть один, оставаться инкогнито, чтобы слышать собственные мысли и отвечать им.
    Алек услышал женский голос и тот же поднялся с земли, в которой до этого пару часов ковырялся, удобряя площадь. Он утёр лоб грязной перчаткой на руке, оставив тёмный след на влажной коже.
    - Простите? - начал он, сперва не осмыслив вопрос девушки.
    Он осмотрел её и сразу приметил необычный цвет кожи - буквально апельсиновый, на фоне которого блестели изумрудные глаза. Выражение лица девушки было совсем не весёлым и не счастливым. Алек не знал, кто перед ним: метачеловек или инопланетянин, но в любом случае в Оазисе могли жить все. Да и сам он в жизни повидал слишком много, чтобы удивляться девушке с необычными цветами тела.
    - Верю ли я? - наконец, понял он вопрос, позволив себе лёгкую ухмылку, будто то был довольно странный и забавный вопрос, - Сюда приходят те, в ком ещё есть надежда. И я не исключение. Без этого Оазиса бы не существовало.
    Он вернулся к своему делу. Отвлекаться надолго не мог, но по его виду можно было сказать: Алек не против компании. Заниматься одним и тем же делом - рутина, которая нагоняет скуку. А общение - панацея от скуки.
    Он снова осмотрел незнакомку, пытаясь рассмотреть её черты лица.
    - Вы здесь недавно? Я знаю многих жителей Оазиса, но вас вижу впервые. Если так, то добро пожаловать. Здесь люди хватаются за нити жизни, помогают другу и живут надеждами о счастливом будущем.
    Алек произнёс это как-то хмуро, будто сам в то не верил. И тут же он выдал вторую усмешку, обозначая своё хорошее настроение.
    - Шучу. Оазис - укромное место для каждого, кто ищет возможности помочь человечеству. Те, кто остаются жить здесь, готовы отдать все свои силы, чтобы мы выжили. Мы без борьбы не сдаёмся, даже когда стоим на грани.
    Закончив окучивать и пришлёпывать горстку земли, Алек обернулся, задержав взгляд на нескольких горшках у стены, стоящих в ряд - в них были чуть подросшие зелёные ростки, которым требовалась качественная удобренная почва, уход и вода.
    - Не поможете? Всё это надо посадить в землю, - мужчина окинул руками земляную площадь вокруг себя, ограждённую стеной из настоящих цветов.

    Отредактировано Alec Holland (2021-12-15 20:24:00)

    +2

    4

    Слишком он странным был, этот ее знакомец. Наверно, Кори просто слишком долго общалась со своими парнями, чтобы нормально относиться к кому-то на «вы». Девушка даже смутилась такому обращению, стрельнув в сторону глазами. Она не хотела показаться грубой, обращаясь на «ты», она уже забыла, что вот есть цивильное общество, и надо на «вы», когда впервые кого-то видишь.
    - Я? Я только приехала, - мямлит девушка, пытаясь казаться вежливой и поддерживающей разговор. «Надо было все-таки поздороваться, черт. И почему хорошие мысли приходят в голову самыми последними?». Кори вздыхает тихонько над своей бестактностью. Стоит ли говорить, что она прилетела на космическом корабле? Хотя, наверно, по одному ее виду ясно, что она чуть-чуть немного не из этих краев.
    - У вас тут такой райский уголок, - Кори садится на корточки около одного из горшков. Она смотрит на небольшой, но уже крепкий побег. Такой обязательно выстоит, надо только немного помочь. И если есть пять минут свободного времени в огромном мире, где уже делать практически нечего, то почему бы не оказать эту помощь сейчас? Кори оглядывается вокруг себя параллельно одергивая рукава одежды, чтобы не испачкать ее грязью, и тянется за лопаткой. Поддевает землю подальше от ствола, чтобы не задеть корни, а затем вынимает весь ком. Кори придирчиво оглядывает то, что было сейчас перед ней. Она как-то пыталась вырастить растения с Тамарана на Земле, но ничего не вышло. Не смотря на кажущуюся схожесть экосистем, на деле планеты были совершенно разными. То, что тут и там светило солнце, вовсе не исключало, что оно с разной скоростью поворачивало планету. Вышло все из рук вон плохо, но, с другой стороны, девушка даже была чуть рада. Пусть она и не принесла кусочек родины на свой второй дом, зато не случилось глобальное вымирание и захват всего вокруг внезапно сошедшими с ума прекрасными цветами. Сюжет из старых книг по научной фантастике не случился тогда, конец света оказался чуть отложен. Да и хорошо было чувствовать себя невиновной в кошмаре вокруг, а всего лишь несчастной жертвой.
    Кори чуть встряхивает побег, а затем опускает его в лунку, приготовленную мужчиной заранее и приминает пальцами у основания почву. Теперь вокруг не рыхлые клубочки, а ровная поверхность. Так должно быть лучше – она когда-то читала в интернет. Затем вода, которая стоит рядом. Кори не торопится уходить от уже своего растения, внимательно смотрит на него, гипнотизируя, словно пытаясь внушить мысль расти быстрее. И затем, вспомнив, что растениям для роста еще нужно солнце, протягивает руку. И вот уже из растопыренной пятерни вниз падает спокойный столб света. Кори довольно улыбается, аккуратно трогает незанятой рукой свежий сочный листочек, но только аккуратно, чтобы не повредить его.
    Лишь минуту спустя девушка понимает, насколько глупо это выглядит со стороны. Тут хватает и солнечного тепла, и солнечного света, и вообще все это занятие выглядит как-то глупо. Она поспешно вскакивает, отряхивая руки о бедра, своим взглядом пытаясь сказать, что она вообще тут ни при чем.
    - Если надо, я могу помочь с другими растениями, - она обводит взглядом стройный ряд горшочков, скрещивая руки на груди. – Но я не верю, что какой-то обычный человек в состоянии посреди планеты после апокалипсиса на одних горшочках и невесть откуда взявшейся воды вырастить весь этот сад, - впрочем, вспоминая о том, что мужчина тут не один, девушка поспешно признает свою ошибку, вскидывая руки. – Окей, у вас есть помощники. Но я все равно не верю. Кто вы?

    +2

    5

    Незнакомка решила помочь. Алек ей мягко и добродушно улыбнулся, поправив длинные светлые волосы. Девушка прошла небольшую проверку: готова ли она запачкать руки чтобы помочь незнакомому ей человеку - таких персон в Оазисе встречают с распростёртыми объятиями. Значит, леди с апельсиновой кожей может стать хорошим членом общества маленького клочка земли посреди пустыни. Маленького, но сплочённого, ведомого сильной идеей.
    Он осматривал как девушка аккуратно и вежливо обращается с растением, пересаживаемым из горшочка в почву. Алек едва заметно кивал, одобряя её действия. Её выражение лица на миг сменилось с лёгкой печали на заинтересованность: незнакомка явно задумалась о чём-то - о чём-то хорошем и  приятном - возможно о лучших временах, чем есть сейчас. Это мимолётное воспоминание отразилось на её милом лице.
    - Вот так, хорошо, - тихо говорил Алек, наблюдая за действия инопланетянки.
    Закончив с одним, она вытянула руку к побегу с листьями и в ладони её появилось свечение. Алек прищурился, изучая энергию, выплёскиваемую наружу. Его нутро, скреплённое с Зеленью, поняло сразу: то была солнечная радиация, возлюбленная для растений. Тёплый мягкий свет озарил листья маленького побега, и Холланд решил подыграть незнакомке. Незаметно для неё он повёл пальцем, и растенице лениво и нехотя потянулось в сторону сияющей оранжевой руки, подчиняясь воли Аватара Зелени. Пусть девушка почувствует радость от результата своих действий.
    - Больше не нужно, - Алек протянул руку и легонько прикоснулся к внешней стороне ладони девушки, из которой испускались лучи, призывая её остановиться, - Это совсем молодые побеги, ещё не приспособлены к сильному свету и могут сгореть. Им нужен мягкий и рассеянный ультрафиолет. Порционно.
    Но в Зелени Холланд ощутил, что детишки были довольны. Они нежились в тепле, расправляли молодые неокрепшие листочки, протягивая их вверх - словно жрец, воздающий руки к небесам, к своему богу, желая заполучить его милость и внимание.
    - Интересно, - протянул мужчина, переведя любопытный взгляд на девушку, - Они всегда тянутся к свету. Вы когда-нибудь замечали, что стоящие на столе растения всегда направляют изгиб своих побегов в сторону, откуда падают лучи? Утром он направлены в одну сторону, а под вечер могут смотреть в другую. Но есть и растения, которых ботаники зовут дриадами - их также зовут «тенелюбивыми». Но не дайте этому названию обмануть вас: они не живут в темноте, а всего лишь умеют долго выживать без света. Как и люди, - последняя фраза, выделенная секундной паузой, явно носила в себе метафорический намёк, что человечество способно выживать даже в самой горький час.
    Девушка говорила довольно печальные мысли. Пессимистичные. Алек не винил её, в такой момент тотального разрушения сложно не поддаться меланхолии, сложно удержать ментальное равновесие. Многие кто приходят в Оазис ищут шанс найти лучик надежды, чтобы окончательно не пасть в бездну отчаяния. Если они её находят, то становятся частью этого нового маленького общества. А если нет, то уходят и никогда больше не возвращаются.
    - Я доктор Алек Холланд. Вернее... - мужчина склонил голову, чуть призадумавшись - на его лице промелькнула тень грусти, - Вернее я был когда-то доктором. Не врачом. Доктором биологических наук - ботаником. Так что теперь просто Алек Холланд.
    Мужчина следом поднялся на ноги, отряхивая руки друг о друга, осыпая прилипшую землю вниз. Он посмотрел на несколько уже высаженных молодых побегов под ногами - таких маленьких, спокойных и довольных, ни о чём дурном не подозревающих. Он чувствовал их, как чувствовал любое растение на Земле - их эмоции, их детскую наивность.
    - Как вы думаете, что мы сейчас делаем? - он кивнул на побег у своих ног, а затем вернул взгляд зелёных глаз к изумрудам незнакомки, - Мы создаём новую жизнь, начинаем путь заново. Растим маленьких зелёных детей. Как гласит наша народная мудрость: «дорога в тысячу миль начинается с первого шага». Так было всегда. Каждое новое растение, которое произрастёт на этой земле, будет питать нас, будет питать Зелень, которая обогащает земли Оазиса. И он будет расти. Надеюсь, для вас это не прозвучит глупо, но растения дают нам не только пищу, но и шанс вернуть Парламенту Деревьев - нашим духовным лидерам - былую силу. А они уже в состоянии озеленить планету вновь. Если вы ещё не знаете, то Парламент Деревьев расположен в Санктуме - небольшом святилище в центре Оазиса. Туда приходят те, кто хочет прикоснуться к прекрасному миру гармонии. Не подумайте, это не секта, они всего лишь хотят помочь людям, безвозмездно.
    Алек тяжко выдохнул, вновь изображая задумчивую мину. Он проявлял мягкость в тоне перед девушкой, она явно потерялась в мыслях, потеряла уверенность в завтрашнем дне. И Алек захотел разжечь в ней хотя бы малую искорку надежды. Даже той малой искры, возможно, хватило бы, чтобы вскоре появилось пламя.
    - Я не один. Нас много. Очень много. И вместе мы способны на большее. Каждый человек, который присоединяется к нам - на вес золота. Каждый вклад, даже малый, неоценим. Именно сейчас, когда нам грозит полное уничтожение, это чувствуется лучше всего. Если вы останетесь, то сможете своими глазами увидеть, как люди держатся друг за друга. Здесь они находят новых друзей, новую любовь, создают семьи - им будет тяжело, но поколения не будут стоять на месте, они преодолеют преграды, что закалит и укрепит их дух. Мы начнём всё заново и отобьём свои земли у захватчиков, чего бы это ни стоило. Я верю в это своим сердцем. Люди сильны духом. Сдаваться - не наш удел. Даже если останется самый последний, инстинкт подскажет ему бороться до последнего вздоха. Такова природа людей. Мы все живём в вечной борьбе, меняются только её условия.

    +1

    6

    Ответ вовсе не удовлетворил Кори, но она решила не докапываться. Наверняка это была правда, только частично. Ну либо ему помогают какие-то неведомые силы. Впрочем, вариант крайней гениальности тоже нельзя исключать. Кори закусила нижнюю губу, отведя взгляд в сторону и покачав головой, а затем, разведя руками, сказала:
    - Ну, а меня зовут Кори Андерс, просто шатаюсь по округе, ищу чем себя занять, - слова, сказанные по двум причинам: невежливо отвечать на представление, не сказав, кто ты. Ну и, конечно, хоть как-то расположить к себе таинственного мистера биолога, который посреди пустыни вырастил целый зеленый город. Только вот, в отличие от него, ей было совершенно нечего скрывать. Кори и правда не знала, как себя охарактеризовать лучше. Если те же Тодд и Харпер могли козырнуть неплохими знакомствами, то кто такая Кори? Просто девочка из космоса, которая почему-то решила сделать неожиданно долгую стоянку на этой планете длиною в жизнь? Скажи она свое прозвище, кто узнает ее? Скажи она, что с Тамарана, так и это ничего не даст. Планетка в далеком секторе холодной бездны с точечками звезд. Кори даже стало немножко неловко с собственной маловажности, но лишь на миг. Она сознательно пошла по пути, на котором сложно снискать славу и известность, общественное признание и овации. Она сама выбрала быть просто Кори, которая где-то там летает на маленьком кораблике.
    - Я не верю, что у нас есть шанс. Не верю, что у кого-то есть шанс против Дарксайда, - Кори поджала губы, отвернувшись в стороны и печально созерцая растения. – И точно так же я не верю, что у этих малышей есть шанс. Они еще не знают, какое зло грядет, но все мы уже давно подписали себе приговор из-за этого чертового уравнения анти-жизни, которое тогда так сильно хлопнуло по нам.
    Кори старается не ловить на себе взгляд зеленых глаз Алека. Ей кажется, что если слишком много смотреть на фанатиков и оптимистов, можешь этим заразиться. Кори не может заразиться надеждой, надежда усыпляет, притупляет внимание. Сейчас ей нужна сосредоточенность, у нее за спиной еще двое мальчишек, которые слишком рано столкнулись с несправедливостью этого мира и, кажется, умрут, так и не поняв, что такое счастье. И ей хочется как-то переиграть судьбу, подарив им напоследок хорошие воспоминания. Если она поверит, что здесь есть надежда, она увязнет навсегда, потеряв стимул двигаться вперед. В этом мире нет тихой гавани для мятежных душ.
    Девушка поспешно оглядывает место вокруг, чтобы найти, куда присесть, и найдя какую-то старую деревянную балку, поспешно садится на нее. Можно, конечно, сесть и на землю, но она боится, что примнет какие-то стебельки травки. Тут все кажется чем-то волшебном, словно она в саду фей из старинных сказок землян. И каждая травинка обладает своей душой и своим голосом. Кори даже хочется протянуть руку и услышать шум травы по-новому. Кажется, сейчас, около этого мистического Парламента Деревьев (Кори не знает, что это, но звучит крайне пафосно), трава реально может откликнуться на ее силу и что-то ответить. Но в ответ на касание пальцами она чувствует только небольшую приятную щекотку.
    - Я была во многих сражениях, но та битва с Дарксайдом была слишком ужасна. Мы потеряли многих. Но это только начало, - Кори отводит взгляд, не переставая выводить рукой круги в стеблях, запутываясь в них пальцами и чувствуя приятную прохладу. – Я знаю, что он не остановится, но точно так же я знаю, что абсолютно бессильна перед роком. Поэтому нет смысла пытаться надеяться. Надежды нет.
    Кори вздохнула, убрав руки и подперев ими подбородок, и наконец подняла глаза на Алека:
    - Кстати, Парламент Деревьев это что?

    +1

    7

    Алек тяжело и протяжно вздохнул, поджав губы. Речь Кори вгоняла его во фрустрацию. Но переживал он не за себя, а за неё. Он понимал, каких сил стоит найти в себе новую надежду, стремление к жизни. Но в то же время Алек понимал, что не сможет дать ей желаемое. Это не вещь, чтобы получилось передать так просто из рук в руки. Поэтому он лишь смотрел на неё спокойным взглядом, слегка понурым.
    - Я не Святой Отец, - сказал тот, отводя взгляд в сторону, - Я не умею внушать людям благие мысли и идеи. Но я умею помогать тем, кому нужна помощь. И делаю это до сих пор. Не знаю, как для вас, мисс Андерс, выглядит причина веры, а для меня это всего лишь улыбки простых людей в тёмное время.
    Мужчина снял с рук перчатки, откинув их куда-то на краешек покосившегося фундамента дома. Отряхнул их снова, чтобы избавиться от лишней пыли, и плавно взмахнул рукой вверх - как дирижер, руководящий оркестром. Вокруг его белой длани завихрилась изумрудная энергия, сияющим светом поблёскивающая на кончиках пальцев. Все растения, что сидели корнями в молодой земле, зашевелились.
    Холланд решил, что раз девушка не побоялась показать себя и свои силы - будет ли честно ему скрывать себя перед ней? Она была искренней - хоть грустно, печальной, но искренней, и доктор захотел ответить девушке тем же - искренностью.
    За считанные мгновения стебли растений вытянулись, словно напряжённые нити - устремились вверх, к яркому небу, средь которого сияло жёлтыми красками солнце. Внезапно запахло цветами и травой, ещё сильнее чем прежде. Процесс роста растительных тканей значительно усилился, стоило Аватару направить мистические потоки Зелени в новое русло, позволив молодым побегам быстро повзрослеть и распушить бутоны, отвесить плоды и раскрыть зелёные листья, расставленные в стороны словно радостные люди на берегу при закате, нежась в лучах небесного светила.
    Со стебля одного из растений свисал необычный плод. Он не был похож на привычные человеческому роду культивированные породы - был желтоватым, словно огромное манго, но в то же время было в нём нечто неизвестное. Алек аккуратно сдёрнул плод с черенка, от чего растение вздрогнуло; осмотрел его хорошенько, протёр уголком рубашки и подкинул его Кори. Плод был размером с ладонь, пах тропическим фруктом - но как это было возможно, чтобы на зелёном садовом кусте вырос тропический фрукт? Одна из возможностей Зелени, позволяющая расти чему угодно где угодно. Порой Алек выдумывал такие растения, строил их начиная с молекулярного уровня, что приходилось диву давать, насколько странна человеческая фантазия.
    - Съешьте, полегчает, - сказал он, снова натянув на лицо добродушную улыбку, - Моё производство. Содержит аминокислоту лизин, полезно для душевного равновесия.
    Он усмехнулся, затем сорвал такой же другой, протёр его и откусил кусочек. С места укуса брызнул желтоватый сок, потёкший по рукам мужчины. По виду плод был довольно мягким, мякотным и свежим. Алек улыбнулся, ощутив сладость фруктозы. Он закончил с посадкой растений и готов был размять затёкшие от ползанья по земле ноги.
    - Должно быть, вы большой герой, раз вступили в бой с самим Дарксайдом. Я удивлён, что человека, стреляющего из рук солнечной радиацией и выстоявшего в бою против этого монстра, охватила грусть и меланхолия. Другие погибли, - Алек закивал, выдержав небольшую паузу. Он был уверен в своих словах и говорил твёрдо, - Но я продолжаю жить ради того, чтобы их жертвы не были напрасны. Они бы не хотели этого. Не хотели, чтобы я думал о гибели. Подумайте о тех, кто вам дорог, кто остаётся рядом. Мне это достаточно.
    Он прошёл к дому, закончив с рассадой. Растения плещутся в лучах солнца, пышные и довольные, деревья легко покачиваются на слабом ветру, а цветы продолжают душисто пахнуть. Алек наслаждался этим моментом, чувствуя себя живее всех живых. Возможно, ему легко говорить о нынешней ситуации, потому что он бессмертен. В определённом смысле. Гибель человеческого тела принесёт ему грусть, но дух его умчится в волшебный планар Зелени, откуда Аватар вернётся в теле зелёного гиганта обратно. И так будет снова и снова, если доктор Холланд потерпит поражение. Но Алек не волновался за себя - он волновался за других. За тех, кто был смертен.
    - Парламент Деревьев - это древние хранители Зелени, её главные проводники в материальный мир. А сама Зелень - это огромная сила космических масштабов, властвующая над всем растительным миром во Вселенной. На каждой планете, в любом отдалённом мире, в котором есть растения - есть и Зелень. И я чувствую её силу, чувствую жизнь на планете. А Парламент даёт мне ценнейшие советы, я доверяю их мудрости и опыту. Думаю, вам хочется увидеть это самой.
    Алек подозвал девушку за собой, собираясь отправиться в путь к Санктуму. Там его всего примут, всегда ждут. Там и был его, в сути своей, дом, рядом с двумя дорогими друзьями - Братом Джона и Капуциной, которые и являлись пресловутым Парламентов Деревьев. Один - некогда великий Аватар Зелени времён средневековья, другая - искусный убийца, которой несколько сотен лет, но на удивление приятная и справедливая женщина, с которой Алек через многое прошёл в своё время.
    - По этой дороге, прямо к главному зданию Оазиса, - Холланд указывал пальцем вперёд, где среди массы деревьев и кустарников едва виднелась крупная католическая часовня, с обломленным крестом на крыше, которого не пощадило время.
    С "дорогой" Алек, конечно, погорячился. Асфальтированной дороги уже давно не было, и почву под ногами Кори выстилала мягкая земля, покрытая примятой травой, сложенной в протоптанную тропу. Дорогу обрамляли красивые деревья, по-разному изгибающиеся, будто в очень медленном и замысловатом танце - каждый двигался как хотел, но было в этом своё выражение.
    Шелестели листья, когда лёгкий ветерок раздувался сильнее. На улицах Кори могла увидеть других людей: все они были заняты чем-то, своим бытом, строительством или сооружением полезных инструментов. Работали по-трое, либо вчетвером, среди них были и взрослые и дети и старики. Все о чём-то болтали, но их разговоры едва ли были слышны.
    - Здесь вы в безопасности. Вряд ли Дарксайд захочет напасть именно сюда, но если ему вздумается, то он сможет вкусить полную силу гнева природы. Сейчас она как загнанный в угол зверь: наиболее свирепа и осторожна. С таким надо быть аккуратнее и обдумать каждый шаг дважды.
    Спустя время, любуясь окружающими завораживающими видами, они смогли выйти к часовне, поросшей мхом и лианами. Двери были открыты - они едва держались на своих массивных петлях, поэтому никто не заботился об их целостности. Если Кори раньше была в часовнях, то могла заметить, что никаких лавок для прихожан не стояло, как и не было алтаря, у которого пастырь произносит речи и молитвы. Атмосфера внутри здания была совсем другой: волшебной, по-настоящему волшебной.
    В воздухе витали мелкие светлячки, целым роем из жёлтых светящихся брюшек переносящихся от одного дерева, растущего сквозь пол, к другому. Деревья, обрамляющие стены, задвигались - им было любопытно, кого Аватар привёл в Санктум в этот раз. Они были словно живые, и их медленные движения сопровождались рокотом и потрескиванием древесины. Те словно стражи шептались друг с другом на непонятном никому языке.
    В месте, где прежде бы стоял алтарь, зияла в полу огромная дыра. Но из дыры доносилось тёплое изумрудное сияние, играющее своими переливами красок. Холланд подошёл поближе и увидел там пруд. Это был настоящий портал в Зелень, в который без разрешения никто не сможет зайти, пока Аватар и Парламент живы. Раньше такой же был на болоте Луизианы, где жил Холланд, но долгими усилиями магию Зелени удалось перенести в другое место.
    Пол под ногами слегка затрясся. Это могло напугать, но тут же из глубин изумрудного пруда выглянули верхушки деревьев. Сантиметр за сантиметром они возвышались, гордо раскидывая свои ветви, обрамлённые листья, и вздымали кверху могучие кроны. Их было всего двое - двое членов Парламента. На их твёрдой и древней коре начали проявляться очертания лиц, пока и вовсе не стали похожими на головы настоящих людей, с глазами, ртом и носом. Одно - мужское, другое - женское. Даже Кори могли ощутить, как существах перед ней зиждилась огромная сила, колеблющая воздух вокруг.
    - Добрый день, Джона. Капуцина, - Холланд приветственно кивнул двум старым друзьям.

    Отредактировано Alec Holland (2021-12-17 21:23:55)

    +1

    8

    Кори зачарованно смотрит на настоящую магию широко распахнутыми глазами не моргая. Нет, есть конечно всекаста, есть девушки из тумана, которые могут появиться из ниоткуда, есть разные мутанты, инопланетяне, в конце концов. Но такую силу Кори видит впервые. На ум приходят мифы о древних богинях, которые покровительствовали плодородию, руководили сменой времен года. Но Алек был мало похож на богиню. Кори все же склонялась к тому, что биолог Холланд на самом деле существовал, а потом наука завела его немного не туда, куда надо. С другой стороны, поворот не туда его вполне устраивал.
    Она протягивает руку, недоверчиво берет фрукт, осматривая его со всех сторон. Поводов верить в яд, замешанный в клетчатку при производстве, совсем мало. Но Кори все равно вздрагивает лишь от одной мысли о том, что человек перед ней мог убить ее за секунды. Куда там ее, все население планеты не хуже того же Дарксайда.
    - Какую-какую кислоту? – Кори говорит чисто про себя скорее. Она слишком хорошо знает, что один вопрос может похоронить ее под ворохом важных и обязательных для общего образования деталей. Впрочем, эта самая кислота была неплохой на вкус, и быстро съев сладкую мякоть, Кори остается только жадно облизывать сок, стекающий по пальцам. Конечно, они и так были перемазаны, но когда ты живешь в постапокалиптическом пейзаже, мысли о санитарии редко навещают тебя. Скажем так, какое-то земное заболевание волновало ее гораздо меньше сладкой и липкой кожи.
    Кори пробирается за ним, слушая параллельно все, что Алек говорит. Девушка даже на полпути скидывает ботинки и взлетает, касаясь одними лишь кончиками пальцев травы. Ей нравится это ощущение, возвращает мысленно на счастливые дни, когда не надо было волноваться и можно было бесконечно долго играть с сестрой и братом в королевском дворе. До того, как Цитадель сожгла дотла все деревья и вытоптала все цветы. Что поделать, война не щадит никого. Но вспоминая, как на сражении с Дарксайдом вверх взмывали стебли, сковывая парадемонов, Кори понимает, что иногда и природа может дать отпор.
    - На моей родной планете тоже есть Зелень? – вопрос скорее из праздного любопытства. Кори не помнит, чтобы на Тамаране в принципе существовало что-то такое. Местное население уважительно относилось ко всему живому, в том числе и растениям, но девушка не помнит такого понятия, как Парламент Деревьев, в принципе, ни чего-либо похожего.
    Кори заходит зал второй и замирает от того, что видит и чувствует. Давящее ощущение силы ощущалось здесь гораздо сильнее, и девушка озирается уже не из праздного любопытства, а в поисках необычного, угрожающего. Деревья вокруг будто были живыми, но если в какой-нибудь лесной чаще это явление можно было списать на ветер в кроне, то тут Кори уже не знала, чего ожидать. Крепко закрыв глаза, она проговорила про себя уже знакомую мантру: «Если бы он хотел, давно уже убил бы». Где-то на краю сознания билась мысль, что тут не о чем переживать и пора бы расслабиться и принять себя в руки этого странного союзника. Возможно, именно эта мысль и удержала ее от инстинктивной атаки в сторону прорастающих через пол деревьев. Деревьев с, мать его, человеческими лицами.
    - Вы, наверно, думаете, что это очень эффектное появление, - Кори нервно присвистывает, с надеждой смотря на выход из церкви Парламента. А затем, смущенно улыбаясь, поднимает руку:
    - Привет, меня зовут Кори, я с Тамарана. Тут пробежкой, не буду вас долго обременять своим присутствием.

    +1

    9

    Дуэт древесных титанов смотрел на девушку сверху-вниз, их кроны плотно упирались в куполообразный потолок, исписанный древними священными фресками - обветшалыми, побитыми и скрошившимися. Они изучали Кори долгим пронзительным взглядом горящих красных глаз, но затем чуть наклонились вперёд, громко потрескивая "гнущейся" корой. Первым заговорил мужчина - тот самый Брат Джона, в далёкие времена монах и священник, ставший Аватаром Зелени земного средневековья.
    - Мы знаем кто ты, принцесса Тамарана. Потерянное дитя далёкого мира, оказавшееся на планете Земля. Мы наблюдали за твоим путём, за твоими взлётами и падениями. В Зелени мы видели, что стало с Тамараном, и мы сожалеем об утрате твоего народа. В Зелени есть те, кто служил Тамарану как Аватары декады ранее. Но ты о них не знаешь. Так и должно было быть.
    Алек косо посмотрел на Кори, девушка была в явном замешательстве. Он не знал, приходилось ли ей прежде говорить с ожившими деревьями, но судя по её выражению лица - вряд ли. Её мысли, должно быть, были спутанными - Аватар Зелени на её планете, от её народа, о котором она вряд ли когда-то слышала. До сих пор об Аватарах никому не дОлжно было знать, кроме самых близких и посвящённых лиц самого Аватара. Но времена поменялись.
    - Она сражалась с Дарксайдом вместе с другими. Она герой, - добавил мужчина, и в его голосе вовсе не звучало иронии или сарказма - он был серьёзен и звучал с ноткой гордости.
    - Да, мы видели ту битву. Наши глаза и уши всегда под вашими ногами и над головами, - медленно кивнула древесная голова Джоны, из-за чего с крон медленно опали несколько зелёных листьев, - Мы потерпели поражение, не ожидав, что враг пойдёт на столь радикальные меры. Впредь таких ошибок не допустим.
    - Джона, Капуцина, - Алек обратился к двум древесным друзьям, выдержав паузу, - Мисс Андерс потеряла надежду, что наш мир выстоит. Её одолевают мысли, что человечество обречено.
    - Обречено? - в этот раз в разговор вступила Капуцина.
    Её голос был женственным, однако глубоким и отдалённым от реальности, ибо дух её транслировал свой образ и свои речи прямиком из Зелени, сквозь зелёный пруд. Черты лица девушки острые, словно точёные как металл. Красные глаза изогнулись в удивлении от услышанного.
    - Нет, Принцесса. Совет Тотемов Багрянца был удивлён столь огромной наглостью Дарксайда и не менее удивлён его хитростью, но Багрянец ещё не готов распрощаться с видом людей и тех других, кто населяет Землю. В мире ещё много представителей человеческого рода, разрозненных по всей Земле. И задача Оазиса воссоединить их.
    Для Кори все эти слова могли звучать абсолютно незнакомо, чуждо и быть может отталкивающе - Зелень, Багрянец, что это такое? Алек и сам помнит себя тогда, когда на него свалился груз ответственности Аватара; когда он узнал о существовании разнообразных космических сил Вселенной, участвующих во всеобщем балансе жизни. Алек надеялся, что никто не станет упоминать Гниль, Серость и Машин. Незачем обременять непосвящённую душу деталями, которые её вряд ли касаются и когда-либо коснутся.
    - Кстати, от Бадди Бэйкера не было вестей? Он нам нужен, -  добавила к слову Капуцина, в надежде что Аватар Багрянца присоединится к Оазису и поможет восстановить баланс природных сил в животном мире, как Алек помогал делать то же самое в растительном.
    Холланд отрицательно покачал головой. На своём пути он ещё не успел встретить Бернарда Бейкера, но надеялся, что с ним и его семьёй всё в порядке.
    Кори могла узнать это имя. Когда-то очень давно она была знакома с Бадди, но помнит ли его?
    - Но давайте вернёмся к Кори, - сказал Алек, делая шаг вперёд.
    - Её душевное равновесие нестабильно, Аватар. Мы знаем, что она видела на родной планете - войну, ужасы, смерти, неотвратимость. Это накладывает отпечаток, а теперь война пришла и к нам, - начал снова Джона, тон его был не столько констатирующим, сколько задумчивым, - Но я заверю тебя, Принцесса Корианд'р, что не всё потеряно.
    - Покажите ей, - встрял Холланд, возгласив настойчиво и резко.
    Брат Джона кивнул несколько раз, понимания намерения Аватара.
    Из того же изумрудного сияющего пруда протянулся тонкий зелёный стебель, изящный в своих изгибах, на конце которого висел плод, сильно похожий на земную грушу. Алек уже знал, что это такое, и без каких-либо долгий раздумий сорвал фрукт. Мужская бледная рука протянула его Кори.
    - Я говорил, что мы хотим помочь. Ваше выражение лица показывает мне сомнения. Не бойтесь, мы не хотим причинить вреда. Даю слово, - он подошёл к девушке чуть ближе. Алек выглядел абсолютно безобидным, обычным человеческим мужчиной, - Я Аватар Зелени, и я дал клятву защищать всех. И вас тоже, даже если после всего Кори Андерс сдастся.
    Он ещё выше приподнял загадочный фрукт, чтобы Кори вкусила его - фрукта - плоти.
    - Вы увидите Тамаран. Настоящий и живой. Я буду рядом и проведу через тернистый путь.

    Отредактировано Alec Holland (2021-12-18 12:11:45)

    +1

    10

    Кори было бесполезно говорить про Тамаран. Девушка выкинула сантименты насчет своей родной планеты в мусорное ведро еще в плену на Цитадели. Выкинула, попрыгала сверху, утрамбовывая, и бросила спичку вдогонку. Когда ты надеешься на спасение из личного ада на протяжении долгих шести лет, теряешь такие ненужные чувства. Кори на самом деле любила Землю гораздо больше того шарика в космосе, где жили ее родители. Ведь тут она нашла свою любовь, своих друзей, свое счастье. Конечно, вместе этими чувствами за ручки шли горести, разочарования и страдания. Но что поделать – жизнь надо чувствовать полной грудью, вместе с нежным ароматом цветом вдыхая и миазмы болот.
    Казалось бы, при таком подходе какие могут быть горести и депрессии? А вот. Возможно, переполнилась мифическая чаша терпения, из которой не догадались вовремя вылить лишнее, а может еще что. Может ей просто надоело, жизнь медом кажется, с дури бесится. Причудилось принцессе, а страдают все вокруг. Такие мысли приходят Кори на ум, когда она видит, как совершенно незнакомый ей мужчина, на которого она натолкнулась чисто по наитию, пытается ей помочь. Кори держится молодцом, скептически смотря на всю ситуацию, пытаясь оценить все с худшей стороны. Ну не может быть все так хорошо. С другой стороны, а если все было хорошо, то почему эта самая Зелень, которой настолько все равно, что она не защитила Тамаран от двух нападений за такой короткий срок, не вступилась? Кори смотрит исподлобья, дико, что на чудные деревья, что Алека. Да, это бескультурно, но лучше так, чем давиться в эмоциях от всей неправильности ситуации.
    Кори резко берет уже второй фрукт за день, поднимает его на уровень глаз, смотря поверх него на биолога. Земная наука, черт возьми. Фрукты выращиваем на пустом месте. Вроде времени мало для выкрутасов, но девушка все равно прокручивает ароматные бочка в руках, наблюдая, как нежная кожица гнется под ее пальцами. А затем кусает его, упиваясь сладостью. Сладостью неземной, словно отсылающей каким-то далеким вкусом. Это как манго, персик, очень сладкий персик, но все не то. Ей помнится этот вкус, ей помнится девчачий смех, ей помнятся каменные полы, по которым ступают босые ноги. И ей помнится какая-то незабвенная радость. Радость, которую она не чувствовала уже давно. Кори удивленно смотрит на Алека и замечает, что деревья с огоньками земных жучков словно расплываются в ее глазах.
    «Яд?!», силится молвить Кори, но из ее приоткрытого рта, с которого капает желтовато-розовый сок, не может выдавить из себя ни звука. Будто чудесный фрукт обладал такой неожиданной вязкостью, что голос теряется, не вылетая воздухом из легких. Она чувствует какую-то слабость, словно ее укусила гигантская змея, капельки слюны которой хватит, чтобы свалить даже Кори с ног. Кори, которая обладает настолько пугающим иммунитетом ко многим земным веществам, что даже наркотики приходится искать в каких-то далеких-далеких уголках планеты.
    Кори закрывает глаза, которые внезапно настолько пересохли, что хочется их удавить, лишь бы не щипало так сильно. Ноги сами собой подкашиваются, и она лихорадочно хватается за руку, которая только что подсунула ей этот фрукт. Фрукт, полнота вкуса которого настолько широка будто он скоро распустится диковинным цветком из ее рта. Цветком, который она уже видела как-то.
    Кори открывает глаза. Они больше не болят, хотя горло все равно болит, будто ей приходилось кричать несколько часов кряду. Ноги, впрочем, все еще слабые, поэтому она решает сидеть на коленях и дальше. Руку, впрочем, отпускать пока не хочет.
    - Я знаю этот вкус, - ее голос полон боли, хрипит и почти надрывается. А еще грусти, но по прошлому, которое уже никак не вернуть. – Эти фрукты росли у меня в саду. Ветка это дерева тянулась ко мне в комнату. И мы с Ком часто ели их перед завтраком, хотя матушка нас и ругала, - Кори хмурится, медленно поднимая взгляд на Алека. – Зачем? К чему это шоу?

    +1

    11

    Девушка вкусила плода замысловатого растения, и спустя считанные секунды её тело начало слабеть. Ноги подкашивались, и Кори готова была упасть на пол. Алек мигом подскочил к ней вплотную и подхватил крепкими руками, чтобы придержать принцессу не удариться головой о пол. Её тело дрожало, оно словно пыталось выпустить дух на свободу, что было лишь отчасти правдой.
    - Я не могу отправить тело на Тамаран, но могу позволить вашему духу узреть его, - сказал он тихо, почти шёпотом, ей на ухо, прижимая к себе, как плачущего ребёнка. Он знал, что она будет слышать его, пусть и отдалённо, но будет, - Узрите свою родину - она не мертва.
    Помимо обрывков воспоминаний, которые вызываются ослабшим разумом, открытым разумом - голой душой, открытой миру, Кори видет в окнах между картинами мириады изумрудных звёзд в чёрном океане космоса, где каждая из них соединена тонкими зелёными нитями. Кори видит Зелень, как она струится сквозь вселенную, охватывает каждую планету, где есть жизнь, и среди всего это парада изумрудов девушка видит родной мир - сегодняшний, живой. Он охвачен царством растений, никого нет из цивилизаций. Лишь руины некогда населённых городов, охваченных природой, но даже в этой мрачной картине Кори чувствует энергию жизни - она плещется, как воды океана у золотого берега; она наполняет её грудь силой и энергией.
    Кори, хоть и будучи лишь духом, чувствует свежесть воздуха - родного воздуха, наполненного чистым кислородом, в котором нет привкуса гари тамаранских тел, камня и дерева. Казалось, растениям хорошо там, они заняли место коренных обитателей планеты, строя на их останках нечто новое - новый зелёный мир, брошенный всеми в одиночестве.
    Руины похожи на Оазис - старые, древние, ветхие, поросшие мхом и травой, но всё ещё те же самые, какими она их помнила когда-то в детстве. Картины сменяются другими и принцесса видит, как её дух вздымается как горами, скалами, покрытыми сплошными лесами - они безмятежны, тихи и спокойны. Хочется побежать туда, прятаться среди деревьев леса как маленькие дети, играющие в прятки; хватать опавшие палки и играть в бравых воинов, сражающихся с воображаемыми врагами с помощью верного меча.
    Это мир, который тамаранцы бросили, сбегая от него в панике и желании выжить. Они не стояли до конца, не дожидались смерти - они отправились к далёким звёздам, покорять новые миры, до которых не дотянется лоно войны. Жизнь там существует вне зависимости от наличия маленькой цивилизации апельсиновокожих существ, так было и будет всегда, и спустя миллионы лет их место займёт другой - новый развившийся вид, который построит цивилизацию вновь.
    И тогда недолгий транс был окончен. Дух Кори вновь вырывается в подпространство Зелени, наблюдая за гигантской изумрудной паутиной миров, охваченной мистической силой, и уносится на Землю - в своё собственное тело. Алек помогал её духу держаться, проводил его через тропы Зелени, и видел всё то что видела она. Их планеты не так уж отличались между собой природной наполняющей.
    Он раскрыл глаза, вновь ощущая твёрдый пол часовни под ногами. В его объятиях всё ещё была принцесса, и её тело буквально содрогалось от боли, но Холланд не отпускал. Он посмотрел в её залитые зелёным глаза, в которых читалось глубокое отчаяние, печаль и страдания. В его глазах читалось сострадание, ибо на тот миг когда он оказался частью её духа - одного целого, проводниковой её частью, то испытывал всё те же эмоции, что и она.
    - Никогда не позвольте этому случиться здесь. Никогда, - он сжал её крепче, словно пытался вцепиться в последнюю нить жизни, - Если вы действительно зовёте Землю своим домом - не допускайте участь Тамарана. Если вы посмеете сдаться, то уходите. Уходите и не возвращайтесь никогда. Я сделаю то, что должен, сам, с вами или без вас.
    Алек медленно отпускает принцессу, а глаза его бегают по сторонам. Он ощутил нечто страшное - пережил то, что пережила Кори. Его лицо казалось потерянным, но лишь на несколько секунд, прежде чем Аватар взял себя в руки. Он поджал губы, нахмурил брови и смерил строгим взглядом Кори.
    - Этого никто не должен был испытать, - сказал он твёрдо, уверенно, сжимая кулаки, - И не испытает здесь.
    - Ты увидел, Аватар? - задал свой вопрос Джона, склоняя крону чуть в сторону.
    - Я увидел достаточно, чтобы понять.

    +1

    12

    Кори буквально вспыхивает от его слов, если так можно в принципе сказать в ее адрес. Ее лицо горит, а сердце стучит в бешеном ритме. Девушка нехотя выбирается из теплых и приятных объятий мужчины. Пожалуй, кто-то рядом, причем физически рядом – это именно то ощущение, которое ей требовалось после такого путешествия. Впрочем, в ней сейчас борются и крайне противоречивые эмоции. Одно дело, когда ты касанием считываешь эмоции людей, а поцелуем начинаешь понимать их с полуслова – другое, когда с тобой проворачивают то же самое. Девушка не зря была эмпатом в некотором роде и догадалась, что Алек и правда подсмотрел что-то в ее прошлом. Хотя, наверно, ей надо было с кем-то поделиться еще давным-давно этими странными воспоминаниями. И хотя он вряд ли станет ей кем-то ближе странного полузнакомца, ей все равно было приятно.
    - Невеселые события, правда? – Кори хмыкает, завершая разговор о своем прошлом из чужих уст. Ей было обидно, что всемогущая Зелень не вмешалась в те давнишние события, но принцесса принимала все грани своей истории. В конце концов, не пройди она через плен на Цитадели, не стала бы тем, кем является сейчас. Не познакомилась бы с Ричардом, Джейсоном, Роем, не стояла бы сейчас здесь в храме растений перед Алеком. Это было спорное достижение, но Кори им гордится. – Даже не хочу винить вас за невмешательство, наверняка вы начнете какие-нибудь заумные разговоры про «большую силу» и «большую ответственность», - Кори качает плечами, словно берется взвешивать в душе эти сомнительные решения. – На ваше счастье, я все-таки не из тех, кто обладает большой силой, и в стороне сидеть не собираюсь, обремененная какими-то обязательствами, - девушка задорно улыбается, надменно вскинув голову. Все же есть какая-то польза в бытии маленькой букашкой. И, бросив вопросительный взгляд на Алека и взяв его под руку, начинает двигаться в сторону выхода, на прощание вскинув руку.
    И только выйдя из леса, облегченно выдыхает, отпуская руку биолога. Кори разминает внезапно затекшие плечи, подбирает ботинки и присаживается на какую-то чудом не разрушенную до основания скамейку, обуваясь.
    - Твои силы и правда чудесные, - бормочет про себя девушка, развязывая шнуровку – когда разувалась, не слишком думала о том, с каким трудом надо будет надевать обувь назад. – Ты же не против, если на «ты»? – опомнившись, коротким возгласом спрашивает Кори, подняв взволнованные глаза на Алека. Справившись со шнуровкой, принцесса вытягивает подобно лучшей балерине ногу, в последний раз наблюдая, как оранжевая кожа пяток смотрится на фоне сочной зелени, прежде чем исчезнет в черной ткани. И, надев, принимается за второй. – Тут очень классное место, на самом деле. Но вовсе не для меня. Даже представить себя не могу за чем-то таким мирным, - Кори печально вздыхает, оглядывая, как люди привычно занимаются садоводством, будто всего лишь в паре сотен метров не гуляют песчаные ветра по барханам. – Но, думаю, где-то там еще много людей, которым нужны дом и защита. И, если ты не против, я могу направлять их сюда, - Кори встает резким рывком, притоптывая ногами, чтобы ботинки налезли удобнее. И затем в последний раз лучезарно улыбается биологу, уже разворачиваясь в сторону корабля вскидывая руку. – Бывай, скромный биолог с Земли. Еще увидимся.

    +1


    Вы здесь » DC: Apocalypse » It was excellent » i lose my way


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно